Реформа ЖКХ Что москвичу здорово, то русскому — карачун

Сегодня в России одна из наиболее острых социальных проблем — затянувшийся переход к рыночным отношениям в сфере жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ). Особо острую форму он угрожает принять в этом году в связи с намеченным переходом на 100-процентную оплату услуг этой сферы.

У страха тарифы велики

Правительство, обжегшись прошлой зимой на массовых стихийных протестах против "монетизации" льгот, пытается учесть полученный урок и не доводить социальное напряжение до критических величин. Одним из инструментов, позволяющим его оценить, является постоянный мониторинг реакций на изменения в этой области с помощью регулярных опросов Фонда "Общественное мнение" (ФОМ), еженедельно замеряющего состояние общественных настроений. В последние дни февраля и в начале марта (с недельным интервалом) ФОМ провел два опроса, значительная часть которых была посвящена реформе ЖКХ. В соответствии со стандартной технологией ФОМа, 1500 интервью были собраны в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России. Кроме того, дополнительно опрашивались 600 жителей Москвы. Интересно проанализировать полученные результаты в контексте некоторых других социологических наблюдений.

Прежде всего исследователи выясняли, как в 2006 г., по сравнению с 2005 г., изменились выплаты граждан за услуги ЖКХ. Вряд ли кого-то удивит полученный результат — 96% лиц, пользующихся услугами ЖКХ, сообщили о том, что выплаты выросли. Любопытно, что только 96%, а не все сто.

К идеалу, на который, вероятно, рассчитаны преобразования, более или менее приблизились около четверти россиян. Рост тарифов ЖКХ либо практически никак не повлиял на их благополучие (3%), либо повлиял незначительно (22%). За этих людей можно лишь порадоваться. Нет особых причин огорчаться и за те 9%, которые затруднились однозначно оценить, как на их благополучии сказались начавшиеся изменения. Остальным же приходится лишь посочувствовать: чуть ли не две трети (61%) заявили о том, что рост платы за ЖКХ ухудшил их материальное положение.

Однако, как бы велико ни оказалось итоговое число, "превентивные страхи" были больше. В начале года лишь единицы представляли, насколько увеличатся тарифы, а подавляющее большинство граждан (78%) признавались, что не ведают об их взлете. Отсутствие информации, впрочем, не помешало тем же 78% заранее быть уверенными в том, что повышение цен на услуги ЖКХ ухудшит их материальное положение.

Вообще, уже довольно давно выплаты за полумифические услуги (качество их хорошо известно) россияне называют самой значимой проблемой из списка возможных. Она важнее, чем "нехватка денег на продукты и товары" и даже чем рост цен "вообще".

Особенно сильно ударил рост тарифов ЖКХ по тем, кому сейчас больше 55 лет (то есть по людям предпенсионного и пенсионного возрастов), 70% которых ощутили значительное ухудшение своего и без того скудного материального положения. Среди молодежи (моложе 35 лет) таких меньше половины — около 45%. Относительно "легко" перенесли жилищно-коммунальные тяготы сельские жители, не менее трети которых — в данном смысле, к счастью для себя — услугами ЖКХ не пользуются.

Но среди тех, кто ими пользуется, значительный удар по своему материальному положению ощутили почти три пятых (59%). В больших городах и мегаполисах, исключая Москву, такое довелось испытать не менее чем семи десятым.

Дорогая моя столица

Но наша столица как будто находится на другой планете. Московские данные зеркальны по отношению к другим российским городам. Только четвертая часть (около 25%) москвичей ощутила существенное ухудшение своего материального благополучия. Это можно считать незначительной платой или "приемлемым уроном", понесенным в трудной борьбе за перевод давно изживших себя отношений в сфере ЖКХ в более современное и эффективное состояние. А почти три четверти (при среднероссийских 25%) отметили, в худшем случае, лишь незначительное влияние этого перехода на свое благополучие — это просто картинка из "зарубежной райской жизни".

По-видимому, москвичи не зря так обожают своего мэра. Однако вряд ли их благосостояние — только его заслуга. Перефразируя кота Матроскина, можно сказать, что, прежде чем делить что-нибудь лишнее, надо приобрести что-нибудь лишнее. Иначе говоря, в жилищных субсидиях, смягчивших последствия реформ, москвичи могут видеть заботу городской власти. Однако к тому, что московские благодетели имеют возможность делить финансовые ресурсы, образовавшиеся у города, причастна и федеральная власть: ведь она ответственна за поддержание и развитие давно сложившейся системы формирования местных региональных бюджетов, которая обеспечила концентрацию российских денег действительно в "дорогой нашей столице, золотой нашей Москве".

Возможно, не стоит быть слишком пристрастным к чужому счастью. Ведь в данном случае федеральные средства направляются не на счета узкой группы "физических лиц". Речь идет о населении многомиллионного города, в котором живет примерно каждый пятнадцатый россиянин. То есть "московский эксперимент" в проведении преобразований застойной жилищно-коммунальной сферы заслуживает распространения на остальные четырнадцать пятнадцатых российского населения. Остается совсем немного — найти где-нибудь финансовые ресурсы, примерно в четырнадцать раз превышающие те, которые смогло изыскать московское правительство.

ЖКХ… бензин… нефтедоллары

Однако чтобы потратить миллиарды на создание механизмов социальной защиты, их надо сэкономить на каких-то других направлениях. Здесь есть о чем подумать. Ведь не только у каждого из нас, но и у каждой социальной группы имеется свое понимание основных приоритетов. Солдатские матери, например, укажут на выросший втрое за последние годы бюджет силовиков, которые никак не могут сообразить и внятно сообщить, наконец, стране и миру, кого и от чего они предполагают защищать за эти деньги. Другие укажут на миллиарды, предназначенные на создание инфраструктуры зимнего курорта, соответствующего высшим стандартам, под видом подготовки к зимним Олимпийским играм в Сочи.

Пока же, по данным, например, ВЦИОМа, почти две трети жителей страны считают инфляцию первых двух месяцев 2006 г. "очень высокой". Стоит напомнить, что, по данным минэкономразвития, она, хотя и составила около 4%, не превысила соответствующих показателей 2005 года.

То же ведомство констатировало, что тарифы на услуги ЖКХ за два месяца выросли на 14,7%, что почти в полтора раза ниже, чем в прошлом году в тот же период. В МЭРТе рассчитывают, что общий рост за текущий год не превысит 20%, но уже с оговоркой: "при условии выполнения установленных предельных параметров по регионам". Известно, что в некоторых регионах эти параметры уже нарушены и, вполне вероятно, это будет происходить и в дальнейшем.

В полном согласии с официальными данными, общественное мнение приписывает тарифам ЖКХ ведущую роль в общем росте цен. В опросах ВЦИОМа 38% считают их главной причиной инфляции, около трети упоминают цены на бензин, 29% — приток "нефтедолларов". Прочие причины — зарплаты, пенсии, социальные выплаты и т.д. — собирают вдвое меньше голосов.

Стоит обратить внимание на факт, обнаружившийся в ходе того же опроса: даже те, кто относит себя к материально обеспеченным, считают рост цен высоким. Около половины вполне благополучных граждан (47%) отмечают данную проблему. Такие цифры не наблюдались уже довольно давно. Возможно, в данном свете немного по-другому выглядит забота об инфляции, проявленная недавно на самом высоком уровне.

В привычной российской повседневности наберется немало возможностей для экономии бюджетных средств. Важно то, кто и как будет принимать решение о рациональном распределении всегда ограниченных (даже в самых богатых странах) общенациональных ресурсов.

Если решения будут принимать те люди, которые учитывают лишь свои интересы, проблема вряд ли разрешится. Если же те, кто не просто осознает свои интересы, но и видит их воплощение в таких скучных материях, как формирование прозрачных институтов власти и соответствующее распределение национального бюджета, то ресурсы для реформ жилищно-коммунальной сферы найдутся. Хотя, конечно, не без труда.

А если ресурсы найдутся, то распространить "московский эксперимент" на всю Россию окажется, как говорится, делом техники.

Мария Мацкевич

Юридические статьи »
Читайте также