"Золотая жила" Комздрава

На прошлой неделе петербургский парламент в первом чтении принял проект корректировки городского бюджета на нынешний год . Расходная часть за счет остатков прошлогодних казенных средств увеличится на миллиард.

Однако накануне сессии на заседании Бюджетно-финансового комитета ЗакСа разгорелся скандал. Законотворцы узнали, что Смольным планируется дальнейшая "корректировка" расходов ценой уже в 11 миллиардов рублей. Как говорят, присутствующие на заседании профильного парламентского комитета так и не поняли, на какие нужды городское правительство намерено направить эти средства? Если же это общий дефицит бюджета (как было сообщено в официальном пресс-релизе пресс-центра ЗакСа), за счет чего он будет покрываться и в какие сроки? Нехватка средств в бюджете могла бы быть еще более ощутимой, попытайся кто-нибудь разобраться, почему два года подряд Комитет по здравоохранению лидирует среди других городских комитетов по сбору доходов от "предпринимательской деятельности... органов государственной власти Санкт-Петербурга и созданных ими учреждений". Например, в этом году его вклад составит 6 000 718 638 рублей. Это почти половина от суммы, которую общими усилиями соберут 19 комитетов, 4 управления,18 районных администраций, Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга и, собственно, администрация губернатора.

За бесплатный укол - отключим газ?..

Ведомство господина Щербука "переплюнуло" по деловой активности даже профильные КЭРППиТ и КУГИ (на их долю приходится 45 миллионов и 132 миллиона рублей соответственно). Сумма "доходов от здравоохранения" не только впечатляет, но вызывает обоснованные подозрения. Похоже, оказание гарантированной государством медпомощи прочно поставлено в бюджетных учреждениях на коммерческую основу либо стоимость разрешенных в больницах и поликлиниках платных услуг увеличилась в десятки раз.

"Коммерческий прорыв" комитета, который, по мнению обывателя, последние 15 лет финансировался исключительно по остаточному принципу, всего лишь иллюстрирует ситуацию со здравоохранением в городе. Ни для кого не секрет, что и в амбулатории, и в стационаре (неважно, детском или взрослом) пациента и его родственников могут "раздеть" до нитки в соответствии с "Правилами предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями" . Платить приходится за все. Болящему или его родным чуть не с порога больницы суют под нос на подпись бумажку, что в случае чего он согласен платить, например за "комплектующие" при операции. Потом получить потраченные деньги со страховой компании, как утверждают, практически нереально. Не один гражданин, попав в такую ситуацию, впоследствии задавался вопросом: куда же идут те деньги, что он отдал за лечение?

Вообще-то, по логике, да и по Бюджетному кодексу страны, они могут расходоваться организациями на собственные нужды. Это по закону. А на практике, скажем, в документах городского противотуберкулезного диспансера указано, что "деньги, заработанные при оказании платных услуг, не увеличивают бюджет учреждения, а идут на покрытие... обязательств Комитета финансов... Средства, заработанные в результате хозрасчетной деятельности... не могут израсходовать на укрепление материально-технической базы и приобретение современного оборудования...". Если все, что перечислено в толстенном "труде" под названием "Состояние и перспектива развития фтизиатрической помощи в Санкт-Петербурге", соответствует действительности, то туманный пассаж о "покрытии обязательств Комитета финансов" можно истолковать как оплату деньгами больных ремонта, коммунальных услуг, других бытовых нужд. Во всяком случае, складывается впечатление, что бесплатная, гарантированная государством медицинская помощь в городе дышит на ладан.

Между тем, главное фтизиатрическое заведение Питера еще и сетует, что из 24 противотуберкулезных учреждений платные услуги оказываются только в трех диспансерах: Фрунзенском, Кировском и самом городском.

Вы платите, вы платите - вам зачтется

Самое печальное, что деньги с нас собирали, будут собирать и дальше на законных основаниях. В 2005 году Комздрав издал распоряжение N112-р (лет пятнадцать назад подобный документ был издан Кремлем), которое и позволяет медикам зарабатывать на пациентах. В том числе на тех, кто болеет туберкулезом, а при открытой форме еще и распространяет инфекцию. Хотя по федеральному законодательству помощь таким больным должна оказываться из госбюджета.

В документах гортубдиспансера есть косвенное подтверждение, что объемы платных услуг в секторе государственного здравоохранения год от года только возрастают. Сам диспансер за три года увеличил их с 6 до 14 млн. рублей. И ведь это только одно медицинское учреждение города. Поэтому вопрос, куда же идут собранные на ниве болезней миллиарды рублей, остается открытым. Часть из них, безусловно, пополняет городской бюджет. Проблема в том, что составляющей "общих коммерческих доходов" Комздрава стали и деньги Фонда обязательного медицинского страхования.

Бери больше - кидай дальше

Первые подозрения на этот счет появились еще в 2004 году в аппарате полпреда по СЗФО Ильи Клебанова. К делу подключилась Генеральная прокуратура и подтвердила их обоснованность: средства внебюджетных фондов (любых, в том числе и ОМС) не могут зачисляться в региональный бюджет. Тем не менее такое право прописано в Уставе города .

Разумеется, соответствующее представление об отмене противоречащих федеральным законам пунктов местной конституции было направлено в Мариинский дворец. Вы думаете, депутатский корпус шевельнулся? Отнюдь. Похоже, в бюджет 2005 года средства ТФ ОМС тоже зачислили. Иначе откуда взялись 8 млрд. 875 млн. рублей, предусмотренные вроде бы на "Содержание учреждений здравоохранения, функционирующих в системе ОМС"? Говорят, что расходы по этой статье увеличились более чем в два раза по сравнению с 2004 годом . Вопрос, за счет каких резервов и источников произошел столь значительный рост и какую долю расходов составляют собственно городские средства, остался без ответа. Якобы год назад на заседании бюджетно-финансового комитета в Мариинском дворце вице-губернатор Михаил Осеевский "пояснил, что в связи с программой перевода бюджетных учреждений на федеральное казначейство все поступления ТФ ОМС подлежат зачислению в бюджет, а затем в соответствии со сметой осуществляется расходование средств".

Кто и когда на территории Санкт-Петербурга успел отменить две части 143-й статьи Бюджетного кодекса России о том, что деньги государственных внебюджетных фондов находятся в федеральной собственности, скромно умалчивается. Однако госпожа губернатор Валентина Матвиенко также считает, что деньги ТФ ОМС - это доходы "от реализации медицинских услуг", потому они и учитываются в бюджете. Так что теперь работающие петербуржцы за "бесплатную медицину" платят трижды: за себя и за не работающих, а потом еще раз за себя - чтобы получить качественное лечение в государственном стационаре или амбулатории.

На этом, собственно говоря, и все. Депутаты готовятся к выборам по партийным спискам . Заместитель генерального прокурора России Иван Кондрат, очевидно, занят другими, не менее насущными проблемами и запамятовал, что на представление годичной давности никто не отреагировал. Странно, однако, что заместитель генерального прокурора позволяет откровенно наплевательски игнорировать документы ведомства, призванного стоять на страже интересов государства.

Комитет по здравоохранению продолжает спокойно разрабатывать "золотую жилу" платных услуг. Губернатор гневается, когда видит, в каком состоянии находятся больницы. Словом, все при деле. Только мы остались с гарантиями оказания бесплатной помощи и счетом за "оказанные государственным учреждением платные медицинские услуги" в одном кармане... Дырявом.

Версия Ксении Кирилловой

Заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский призвал Госдуму принять закон о создании судов по рассмотрению дел несовершеннолетних  »
Юридические статьи »
Читайте также