"Заплати налоги или тебя обанкротят" Судебные приставы и налоговые инспекторы решили дружить ведомствами

В среду в Москве налоговики с судебными приставами решали, как им собирать больше налогов. Совместное заседание коллегий Минюста и Министерства по налогам и сборам было посвящено более эффективному взысканию налоговой задолженности. Обеим сторонам было что обсудить и на что пожаловаться.

- В мире нет ни одного налогоплательщика, который платит все налоги, - подытожил встречу министр РФ по налогам и сборам Геннадий Букаев. - А наш российский налогоплательщик - особенный. Но он должен знать, что либо он заплатит все... либо мы его обанкротим.

Схема взаимодействия налоговых инспекций с судебными приставами выглядит довольно просто. Сперва налоговики определяют, кто и сколько должен бюджетам разных уровней, а затем приставы после соответствующих судебных решений добиваются взыскания этих средств. Однако на деле этот механизм срабатывает далеко не всегда. Основные проблемы обозначил главный судебный пристав России Аркадий Мельников. По его словам, налоговые органы нередко направляют приставам в исполнительное производство дела в отношении несуществующих предприятий. Налоговикам просто нужны справки о том, что искомой организации больше нет де-факто, чтобы начать процедуру ее ликвидации де-юре.

Главный пристав посетовал и на суды, которые необоснованно приостанавливают исполнительное производство. В настоящий момент отсрочены или рассрочены 8 тысяч исполнительных производств на общую сумму в 60 млрд рублей. Чаще всего такие индульгенции получают сельхозпредприятия, которым выплату громадных долгов рассрочивают на 40-50 лет.

Впрочем, представители Минюста покритиковали и себя самих. Так, приставы нередко затягивают взыскание долгов, особенно с крупных компаний. Главному приставу Мельникову даже пришлось взять под особый контроль работу со 176 российскими предприятиями, каждое из которых задолжало бюджету более 100 млн рублей.

- Надо лучше арестовывать имущество должников и повышать его реализацию, - прозвучал призыв судебным приставам. - Пока мы очень неэффективно работаем с имуществом.

Обычно приставам приходится арестовывать транспортные средства и недвижимость, но иногда они попадают в непредвиденные ситуации. Ладно еще, если на балансе предприятия-должника находятся самолеты и вертолеты. Даже арест крупного рогатого скота давно не вызывает удивления. Но когда приставы сталкиваются с необходимостью арестовывать аквариум с плавающими в нем рыбками, им можно только посочувствовать.

После ареста имущество оценивается, информация о его цене доводится до обеих сторон, им дают право обжаловать оценку, и только потом оно отправляется на реализацию. Организует аукционы по продаже арестованного имущества Российский фонд федерального имущества. Правда, получаемые от реализации средства редко когда покрывают долги предприятий.

Налоговики также высказали немало претензий в адрес союзников по нелегкой войне с неплательщиками. После чего стороны приняли ряд важных поправок и предложений. В частности, они будут просить Высший арбитражный суд РФ значительно упростить процедуру банкротства, чтобы окончательно разобраться с предприятиями-невидимками. Также МНС и Минюст намерены значительно усилить розыск скрывающихся должников и их имущества.

Кроме того, в этом году приставам впервые "спустили план" по взысканию налоговой задолженности. И эти меры уже дают свои плоды. В первом квартале 2003 года они вернули бюджету 5,1 млрд рублей, то есть на 0,8 млрд больше, чем за этот же период прошлого года.

Александр Богомолов

Проблемы образования - главная тема корреспонденции президента РФ  »
Юридические статьи »
Читайте также