Лес рубят?

До конца октября, пока еще можно внести поправки в новый Генплан города, решится: станет ли участок леса в поселке Комарово коттеджным поселком.

Что в поселке Комарово лес не просто лес, объяснять излишне. Про каждую тропку местные скажут: здесь ходили (и начнут перечислять: Шварц, Ахматова, Бродский, Лихачев...). Если убрать все эти «ахи», то лес вдоль железной дороги — еще и шумоизоляционная стена. Кусочек этой стены и предполагается «снести» (в смысле вырубить), а на ее месте возвести более десятка коттеджей.

Об этом лесном участке (размером примерно 100 на 350 метров) у пересечения Ленинградской улицы и улиц Саперной и Громыхалова и будет вскоре докладывать в городском парламенте Сергей Гуляев, депутат от данного округа, член постоянной комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам ЗакСа, требуя внести поправку в Генплан развития Петербурга и не менять статус лесного массива в Комарове.

Дело в том, что в действующем Генплане этот кусочек считался рекреационной зеленой зоной общего пользования. А согласно проекту нового Генплана , он превратился в зону малоэтажной застройки — понятно, пользования практически индивидуального.

И никакого шума

В июле вышло постановление городского правительства, согласно которому ООО «Промкомплект» разрешалось проводить на участке в Комарове изыскательские работы «в целях определения возможности проектирования и строительства объекта» . Однако местные жители заметили, что постановление правительства было издано 26 июля, а согласования с управлением садово-паркового хозяйства, КГА, Госсанэпиднадзором, Госпожарнадзором и прочими нужными инстанциями «каким-то образом были получены до момента выхода вышеуказанного постановления (в январе — марте 2005 года), и это говорит о том, что ООО «Промкомплект» без разрешения, незаконно осуществляло изыскательские работы».

Это цитата из недавнего открытого письма депутатов и жителей Комарова губернатору города и главе Курортного района. Правда, как разъяснили специалисты Законодательного собрания, говорить о «незаконности» изыскательских работ некорректно: человек или организация вправе получать предварительные согласования по тому или иному участку — на то они в отличие от заключений и «предварительные».

Как бы то ни было, присматривая землю под строительство коттеджей, ООО «Пром-комплект» делило шкуру неубитого медведя, должно быть, зная: рано или поздно «медведя» все равно завалят. Кстати, насчет дележа шкуры: ООО застроит не весь лесной участок, а лишь половину — лесополоса непосредственно вдоль Привокзальной площади останется комаровцам (и жильцам новых коттеджей, которым любоваться на железную дорогу тоже радости мало). А уровень шума, по уверению инвестора, после стройки не изменится.

К слову, члены постоянной комиссии по городскому хозяйству ЗакСа задаются еще вот каким вопросом: почему городское управление садово-паркового хозяйства так легко дало добро на вырубку леса? Возможно, потому, что комаровский лес — это... не лес. Да-да, согласно городскому закону, вся территория Петербурга — это территория поселений и лесов там быть не должно. Должны быть только парки, сады и скверы. Выходит, комаровский лес — это... ну, должно быть, парк. Тут и спрос другой.

Коттедж размером в пять домов

Уведомление о том, что в поселке Комарово затевают строительство коттеджного поселка и надо бы, по закону , провести общественные слушания, местных — муниципальных — депутатов слегка удивило. Потому что еще несколько месяцев назад в Курортном районе, как и во всем городе, обсуждался проект нового Генплана и общественность сказала свое категорическое «нет» любому строительству на территории леса. Получается так: вы нас в понедельник спросили, можно ли строить? Мы вам во вторник ответили: строить нель-зя; а в среду вы интересуетесь: итак, как именно будем строить?

Ну да ничего, комаровцы еще раз собрались 25 августа на общественные слушания и опять высказались отрицательно в адрес уже конкретного проекта коттеджного поселка.

Один из авторов процитированного выше открытого письма депутат муниципального совета МО поселка Комарово Владислав Яковенко говорит: «Есть две стороны вопроса. Если начнется строительство — в Комарово пойдут инвестиции. «Водоканал» и энергетики выставляют инвестору такие условия, что он просто вынужден будет что-то делать для поселка. Это плюс. Но есть и минус. Домики в Комарове, как известно, небольшие, скромные, даже новые поселенцы стараются не выбиваться из общего стиля. А предполагаемые коттеджи будут огромными — площадью метров по 500 квадратных, с бассейнами. Один коттедж равен примерно пяти обычным домикам. О соответствии «комаровскому» стилю говорить не приходится».

Кто слушает слушания?

Допустим, поправку депутата Гуляева в ЗакСе не поддержат. Инвестор сможет строиться на том лесном участке вполне законно. И что? Вы не сможете совершать привычные променады в определенной части поселка? Ну пойдете гулять в другое место, благо в Комарове пока есть где гулять. Что еще? Окошки вашего миленького домика будут выходить не на сосновый лес, а на стройку, а затем на чьи-то коттеджи, а точнее — забор? Так эта проблема коснется непосредственно всего несколько десятков жителей.

Да, то, что происходит с Комаровом, — это частность. Вон на Васильевском острове на Морской набережной, 17, жильцы некогда престижных квартир с видом на залив будут отныне любоваться на строительство, а потом на работу Морского порта. Тоже частность. Но...

«Я понимаю, что жалко великолепную комаровскую территорию, — комментирует Николай Журавский, главный специалист профильной комиссии Законодательного собрания. — Жалко по-разному: жителям — потому что пропадет часть лесополосы; инвесторам — потому что «простаивает» земля, куда можно было бы вложить деньги и получить хорошую прибыль. И каждый прав по-своему.

Беда в том, что никто не может адекватно разрешить противоречия. Ныне существующий механизм согласования интересов граждан и инвесторов плох. Поскольку результаты общественных слушаний, по закону, являются всего лишь, цитирую, «рекомендательными и учитываются при принятии градостроительных решений». Сравните весовые категории: на одной чаше — конкретные деньги инвестора, на другой — «рекомендации», которые в жизнь претворять необязательно. Если город не выработает должный механизм согласования интересов, то, скажите, зачем эти бешеные траты на проведение общественных слушаний?»

...Жители Комарова опасаются и за другие участки леса, например между 3-й и 4-й Дачными улицами. Торги по той земле еще не проходили, но рано или поздно начнутся. А там соснам по 150 лет.

В открытом письме комаровцы пишут: «Разрушение культурного и исторического памятника «Комарово» непродуманной жилой застройкой будет катастрофой общероссийского масштаба». Самое время вспомнить «ахи», с которых мы начинали (Ахматова, Хейфиц, Герман, Гранин...). Селиться здесь в навороченном коттедже, не зная, так сказать, контекста, не зная, что Комарово — не просто чистый воздух и сосны, не слишком-то выгодно. Маловат кпд. Это все равно что жить на Дворцовой площади и не знать, что в том здоровом здании зелено-голубого цвета (Эрмитаж, кажется, называется) довольно любопытные картины висят. Вот ведь парадокс: тот, кто не знает, ГДЕ поселяется, ограничивается чистым воздухом и природными видами; тот, кто знает, — вряд ли будет городить в Комарове громадины с бассейнами.

Но это парадокс «местного уровня». А вот — уровня городского: пока у жителей будет право только давать рекомендации, отношения между общественностью и инвесторами будут как минимум натянутыми. «Чиновники поддерживают инвесторов как бы из благих побуждений: будет больше налоговых поступлений в бюджет и, следовательно, больше средств пойдет на решение социальных проблем, — резюмирует Николай Журавский. — Но попытка решить эти социальные проблемы оборачивается созданием других социальных проблем, что и выливается в митинги протеста и недоверие к представительной власти».

Анастасия Долгошева

Куда исчезают заводы?  »
Юридические статьи »
Читайте также