Спикер Совета Федерации Сергей Миронов: "Обойдемся без чиновничьего фанатизма"

Уходящий месяц выдался напряженным с политической точки зрения - его ключевыми событиями, конечно, стали выборы в Белоруссии. Своим взглядом на их результаты с корреспондентом петербургских "Известий" Сергеем Ветровым поделился глава Совета Федерации председатель Российской партии жизни Сергей Миронов.

ИЗВЕСТИЯ: Америка и Евросоюз отказывают в легитимности белорусским выборам. С вашей точки зрения, выборы в Белоруссии удовлетворяют демократическим нормам?

СЕРГЕЙ МИРОНОВ: Меня нисколько не удивляет тот факт, что в США отказались признать результаты этих выборов. Они отказались признать их еще месяца три назад, потому что для них абсолютно ничего не значили реальные результаты. У меня нет сомнений в том, что подавляющее большинство белорусов проголосовали за Лукашенко.

ИЗВЕСТИЯ: Выборы в Белоруссии совпали еще с одним знаковым международным событием - смертью Слободана Милошевича. Многие российские политики считают, что это - политическая смерть и самого Гаагского трибунала. Вы разделяете такую точку зрения?

МИРОНОВ: Да, я считаю уместной постановку вопроса о закрытии Гаагского трибунала в отношении Югославии в связи со смертью Слободана Милошевича. Очевидно, что гибель бывшего югославского лидера на совести судей, которые претендовали на непредвзятость. Можно по-разному относиться к тому, что Милошевич делал, но человек хотел жить, однако европейская демократия не дала ему самого главного - права на жизнь. Он неоднократно обращался: "Дайте возможность лечиться!", а ему говорили: "У вас все в порядке". И теперь сетуют лишь на то, что "вот очень жаль, что не досудили, не успели".

ИЗВЕСТИЯ: Карикатурный скандал, начавшийся в Европе, медленно переместился в Россию. После закрытия нескольких газет дошла очередь и до интернета - буквально на днях была приостановлена работа одного интернет-сайта. Вы считаете такие действия оправданными?

МИРОНОВ: Я считаю, что европейские СМИ, которые кинулись перепечатывать карикатуры исходя из ложно понятой свободы слова и корпоративной солидарности, были не правы. Но нельзя перебарщивать и чиновникам. Безобидную карикатуру, не имеющую к этому скандалу никакого отношения, чиновники рассматривают под микроскопом, а потом гордо рапортуют: мы закрыли газету. Начинается истерия, а ведь нужно быть поборниками здравого смысла. Нужно осуждать тех, кто пытается разжигать национальную рознь или оскорблять чувства верующих. Но нельзя допустить, чтобы из-за нормальных проявлений журналистских исканий начинались преследования. В каждом конкретном случае нужно разбираться, что являлось следствием, а что причиной. И делать это нужно без фанатизма, будь то фанатизм религиозный или фанатизм чиновничий.

ИЗВЕСТИЯ: Чиновничий фанатизм, особенно у нас, - это вообще тема для отдельного разговора. Вы - один из немногих, если не единственный, представитель высшей российской политической элиты, открыто обвиняющий в наличии такого фанатизма "Единую Россию".

МИРОНОВ: Если говорить о "Единой России", то в этой партии, безусловно, есть настоящие патриоты, настоящие государственники, люди, думающие о будущем России, и их там довольно много. Но не меньше, если не больше, в этой партии приспособленцев, людей конъюнктурных, людей, прямо скажем, со странной репутацией и биографией, которые хлынули туда исключительно из карьерных побуждений или в надежде, что их не тронут, поскольку они всегда могут прикрыться партийным билетом. Это большая проблема "Единой России", причем не только для нее самой. Нужно помнить, что все политические монополии в России заканчивались плохо-не испытывая теплых чувств к "Единой России", я понимаю, что, если эта махина рухнет, она придавит многих граждан нашей страны. Я не желаю, чтобы она рушилась, и не хочу, чтобы это был колосс на глиняных ногах. Мне не безразлична судьба политического пространства страны, и я считаю, что реальная многопартийность - это благо для России.

ИЗВЕСТИЯ: Однако Владимир Путин, чьим последовательным сторонником вы являетесь, опирается именно на эту партию.

МИРОНОВ: Мне думается, что в последнее время и Владимир Путин несколько дистанцировался от этой партии. Более того, его слова о том, что в России нет устоявшихся федеральных политических партий, - болезненный укол именно в адрес "единороссов".

ИЗВЕСТИЯ: В ближайшее время истекает срок моратория на смертную казнь , введенный в России. Как вы считаете, должен ли он быть продлен?

МИРОНОВ: Это сложный вопрос. Как председатель Российской партии жизни я - принципиальный противник смертной казни. Однако следует признать, что подавляющее большинство населения выступает за ее восстановление. Как правило, люди опасаются, что кровавые убийцы по истечении какого-то времени будут помилованы, выйдут на свободу и вновь начнут совершать свои страшные преступления. Поэтому я выступаю за отмену смертной казни, но введение пожизненного заключения без права помилования преступников, которые совершили особо жестокие преступления.

Сергей Ветров

Чтоб сохранить газон у дома, внимательно читай законы Рассказываем, как петербуржцам уберечь от вырубки любимый садик или сквер  »
Юридические статьи »
Читайте также