За что милиция не любит «липу»?

Случилось так, что мне пришлось обратиться в районный отдел милиции за помощью. Оказалось, что в нашей квартире незаконно зарегистрирован не один десяток человек!

Впервые эту ошеломляющую новость мы узнали год назад, из ночного звонка одного из отделов милиции, с вопросом, прописана ли у нас гражданка из Дагестана. Потом мы перестали удивляться: такие звонки из разных отделов милиции раздаются часто. Как я поняла, представителей ближнего зарубежья время от времени задерживают для проверки документов, у них на руках оказываются некие бумажки — «регистрация» с нашим адресом. А недавно уже к нам в дверь звонили парни бандитского вида и требовали для разговора некоего жителя Осетии. Вот тут стало страшновато.

Изложив суть дела в заявлении, я отправилась в милицию и обратилась к дежурному: «Хочу подать заявление». — «Подавайте». — «Так куда пройти?» — «В канцелярию». Из канцелярии меня отфутболили к заместителю начальника. Просмотрев заявление, он ошарашил вопросом: почему не указаны адреса и телефоны фирм, незаконно регистрирующих граждан ? А я-то по наивности думала, что найти их — задача следователей. Из дальнейшей беседы стало ясно, что моим делом милиция заниматься не намерена. Огорчившись, взяла заявление со стола, но при этом сказала, что иду в прокуратуру, да еще призналась, что работаю в газете. Конечно, я ожидала реакции зам. начальника, но она оказалась ошеломляющей: «Кто вам дал право брать вещи у меня со стола?!» — «Какие вещи? Я взяла свое заявление, вы же отказываетесь его принимать». — «Положите на место!»

Зам. начальника продолжал ошарашивать своей логикой: «А почему с заявлением тянете уже год?» — «Потому что надеялись, что больше звонков не будет, что это все само завянет».- «Что? Какие вы себе позволяете выражения? Вы где находитесь? Я вижу, и в заявлении вы пишете слово «липа». Этот воспитательный момент мне показался несколько странным, потому что, когда я стояла у дежурки, оттуда доносились в основном матерные выражения.

В кабинет зашел милиционер, которому зам. начальника меня и препоручил. Хотя тот и отнекивался, мол, не его это участок, да и от заявлений уже папка распухла. Тем не менее, мы с ним уселись за столик у дежурки и под незатихающую нецензурщину участковый что-то долго писал по моему делу. А потом доходчиво объяснил его бесперспективность (сейчас не буду перечислять юридические и прочие аспекты). Беседа становилась все более задушевной — я узнала, что участковых катастрофически не хватает и что получают они копейки. Собеседник даже хотел продемонстрировать расчетный листок, долго искал его по карманам, но все они оказались туго набиты десятирублевыми купюрами, среди которых листок затерялся. Тут прибежал зам. начальника, видимо, проконтролировать ситуацию, и высказался в своей впечатляющей манере: «Вот пишете о милиции плохо. А я тоже могу уволиться!»

Наконец, участковый перешел к конкретике: он поинтересовался, запрашивали ли мы в паспортном столе форму № 9? «Да, и официально никто у нас не прописан».- «Сегодня же принесите эту справку в отдел, чтобы нам не ходить». Конечно, справку я не принесла, потому что, грешным делом, подумала, что уж не предъявят ли мне ее в качестве «проделанной работы»? И в отдел больше не собираюсь, хотя бы потому, что, боюсь, мои манеры не соответствует высоким требованиям начальства. И отдел не называю — что же с них, бедных, взять, если «платят копейки». А недавно ночью нам звонили из милиции метрополитена: прописан ли в квартире Ибрагим Башаев? Видимо, управы на фирмы, незаконно регистрирующие граждан, нет. Милиция этим не занимается.

Елена Петрова

Новые рекруты Госдума отменила несколько видов отсрочек от действительной военной службы.  »
Юридические статьи »
Читайте также