Чужие причалы

Получив в пользование государственное имущество, компания «Транснефть», похоже, обогащает акционеров — частных лиц. А ситуация в контролируемом ею порту Приморск близка к критической.

Подписав 16 июля 1999 года протокол о строительстве в Приморске нефтяного терминала, Министерство транспорта Российской Федерации оговорило, что ведущее это строительство ОАО «АК Транснефть» по завершении работ передаст государству объекты, которые по закону должны находиться в федеральной собственности. Подразумевалось, что сразу после ввода комплекса в эксплуатацию его причалы перейдут под контроль представителя Морской администрации в лице капитана порта.

Однако в итоге соглашение оказалось достаточно формальным, что на первый взгляд выглядело не так и страшно. В конце концов акции «Транснефти» вроде бы принадлежали государству, да и на посту ее президента вместо активиста «Союза правых сил» Дмитрия Савельева вскоре оказался не отягощенный политическими амбициями Семен Вайншток. Тем не менее идиллия в отношениях государства и контролирующей свыше 90% всех российских нефтепроводов компании продолжалась не-долго.

Не так давно четверть акций «Транснефти», по данным Счетной палаты РФ, оказалась в руках группы лиц, именуемых «номинальными держателями». Истинных же владельцев Счетная палата, по заявлению ее аудиторов, до сих пор не сумела обнаружить.

Но вернемся к ситуации в Приморске. Там наряду с местным филиалом «Транснефти» — ОАО «Специализированный морской нефтеналивной порт Приморск» стал чрезвычайно энергично наводить во вроде бы государственном порту свои порядки частный сектор. Например, вовсю развернулось ЗАО «Морпортсервис». О том, какие привилегии ему даны, красноречиво свидетельствует изданный генеральным директором ООО «Спецморнефтепорт Приморск» В. В. Диденко приказ № 08-01/211 от 6 мая 2004 года «О проведении буксирно-кантовочных операций в ООО «Спецморнефтепорт Приморск» (стилистику и орфографию оригинала сохраняем):

«В связи с возрастанием объемов перевалки нефти, увеличением количества судозаходов и интенсивности обработки танкеров, для поддержания высокого уровня безопасности мореплавания, мероприятий по обеспечению экологической и пожарной безопасности на акватории ООО «Спецморнефтепорт Приморск», на судах и танкерах в процессе буксирно-кантовочных и грузовых операций, строгого соблюдения правил безопасности и мореплавания, противопожарного режима, точным выполнением установленных противопожарных правил улучшения качества мероприятия по охране окружающей среды, предупреждения разливов нефти с танкеров в процессе буксирно-кантовочных и грузовых операций, и в течение времени их нахождения в зоне ответственности ООО «Спецморнефтепорт Приморск» соответствии буксиров-кантовщиков техническим условиям терминала и неукоснительного исполнения требования руководящих документов, приказываю:

В целях наиболее безопасного проведения буксирно-кантовочных операций только после получения письменного разрешения со стороны руководства ООО «Спецморнефтепорт Приморск» на период летней (зимней) навигации.

1. Разрешить проведение буксирно-кантовочных операций только после получения письменного разрешения со стороны руководства ООО «Спецморнефтепорт Приморск» на период летней (зимней) навигации. …

...

3. Помощнику генерального директора по безопасности мореплавания Гаю В. А. и начальнику службы противопожарной безопасности Смирнову А. Н. организовать проверки буксиров-кантовщиков на соответствие вышеуказанным требованиям и готовности компании к проведению буксирно-кантовочных операций.

4. ЗАО «Морской портовый сервис» довести настоящий приказ к сведению всех агентских компаний, обслуживающих суда в ООО «Специализированный морской нефтеналивной порт Приморск».

5. Контроль за исполнением настоящего приказа оставляю за собой».

В переводе на русский это, судя по всему, означает, что филиал «Транснефти» фактически подменил государственные структуры, начал раздавать и работы, и контрольные функции избранным частным фирмам. Недавно выяснилось, что прибывающие в Приморск танкеры непременно должны пользоваться услугами трех буксиров, приведенных сюда ЗАО «Совфрахт» аж из Новороссийска и подчиненных «Морпортсервису». Когда же нуждающиеся в буксировке задавали вопрос, почему им навязывают неизвестную фирму с очень сомнительным (если вообще имеющимся) опытом работы в акватории Финского залива, начинались и вовсе непонятные явления.

«С момента появления в Приморске АО «Совфрахт» нам открытым текстом было сказано, что заказывать надлежит только их буксиры, — рассказывает один из работающих в порту судовых агентов, по вполне понятным причинам просивший не упоминать его фамилии, но готовый при необходимости подтвердить свои слова, — в противном случае обещались разнообразные неприятности. Так оно и случилось. Когда заказ на буксировку очередного танкера доставался не «Совфрахту», сразу находилась тысяча поводов, чтобы отказать судну в швартовке. Зачастую нас даже не удостаивали разъяснением причин. Просто диспетчер тупо повторял по телефону, что у него приказ, и все. Теперь поневоле приходится иметь дело исключительно с «Совфрахтом», то есть фактически с «Морпортсервисом».

Согласитесь, что если подобные действия реально имели место, назвать их честной конкуренцией вряд ли возможно. Особенно если учесть, что прибывшие с Черного моря буксиры не имели необходимых для работы лицензий (это сейчас зафиксировано даже в документах Минтранса), не оснащены водяными пушками, необходимыми для тушения возгораний нефти.

Правда, судя по документам, противопожарную безопасность в Приморске должен обеспечивать принадлежащий Ленинградской военно-морской базе катер «ПЖК-90», но равноценной заменой его признать трудно. В любом случае представители власти определяют действия «Транснефти» как не имеющие ни малейшего отношения к действующему законодательству – документы с такими и даже более жесткими формулировками имеются.

«В соответствии с пунктом 4 статьи 9 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, правительство возложило властно-административные полномочия в портах на их морские администрации, — разъясняет сложившуюся ситуацию начальник юридического отдела Морской администрации Петербургского порта Сергей Викторович Зобин, — функции же обеспечения безопасности мореплавания и порядка в морском порту осуществляет исключительно капитан порта, исполняющий обязанности начальника государственного учреждения. Структурное подразделение Морской администрации порта Санкт-Петербурга в городе Приморск возглавляет капитан Морского порта Приморска, действующий в соответствии с положением № П-07 от 19 декабря 2001 года, утвержденным в установленном законом порядке».

С позицией Морской администрации — тем, что командовать портом должен представитель государства, а не частной фирмы, полностью согласилось и Министерство транспорта РФ, направившее капитану порта Приморск совершенно однозначное письмо № ДБМ-229 за подписью и. о. руководителя Департамента безопасности мореплавания В. А. Гудкова: «Рассмотрев обращение и. о. начальника МАП Санкт-Петербург П. П. Паринова относительно работы на акватории морского торгового порта Приморск буксиров «Юпитер», «Торнадо», «Туман», а также письма Ленинградского областного отделения Российской транспортной инспекции от 13.05.04 г. № 03-09-402 об отсутствии лицензий у вышеуказанных буксиров для осуществления буксировок морским транспортом в соответствии с федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности от 08.08.2001 г. № 128-Ф3, сообщаем.

В соответствии со ст. 74 федерального закона от 30.04.1999 г. №81-Ф3 «Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации» (далее КТМ РФ) функции по обеспечению безопасности мореплавания и порядка в морском порту возлагаются на капитана морского торгового порта. Статьей 76 КТМ РФ на капитана морского порта возложены определенные функции, в том числе контроль за соблюдением международных договоров Российской Федерации, относящихся к торговому мореплаванию, и законодательства Российской Федерации о торговом мореплавании. На основании вышеизложенного и требования ст. 78 КТМ РФ капитан порта Приморск Н. И. Кравченко обязан запретить работу буксиров «Юпитер», «Торнадо», «Туман», осуществляющих свою деятельность без лицензии.

Капитану морского торгового порта Приморск Н. И. Кравченко обеспечить выполнение лицензионных требований и условий».

Принял ли к исполнению это распоряжение господин Кравченко? Буксиры по-прежнему трудятся, а в Департаменте безопасности, похоже, не стали настаивать на исполнении распоряжения. Министерству транспорта и связи из-за очередной структурной реорганизации сейчас, похоже, не до наведения порядка в Приморске. Но ведь, кажется, в России существуют еще и согласившаяся с доводами Морской администрации Российская транспортная инспекция, Министерство по антимонопольной политике, Генеральная прокуратура и другие ведомства, призванные блюсти законность и не допускать попрания государственных интересов.

Стоит добавить, что работавшие в порту до появления «Морпортсервиса» буксиры ЗАО «Портофлот» (имеющие в отличие от новороссийских полное оснащение и способные бороться с пожарами) официально принадлежат петербургскому КУГИ. Таким образом, потери несет и городской бюджет.

Возникает законный вопрос: то, что творится в порту, — частный случай, не столь уж значительный в масштабах «Транснефти», или проявление тенденций, которые замечаются и в материнской компании? Можно предположить, что «каков поп — таков и приход», то есть ползучая приватизация Приморского порта — следствие «ползучей приватизации» самой «Транснефти».

К примеру, неизвестные лица, владеющие четвертью акций нефтетранспортной монополии, намерены в этом году получить дивидендов больше, чем государство, у которого 75 процентов акций. Руководство компании заявило, что государство получит в качестве дивидендов менее 1,3 миллиарда рублей, а частные владельцы 1,584 миллиарда. Правда, министерство экономического развития заявило решительный протест против такого способа распределения прибыли и потребовало, чтобы государственный доход от акций «Транснефти» составил не менее 2,6 миллиарда, которые пойдут на решение социальных программ. Но попытка перераспределения прибыли в пользу «частного сектора» налицо.

Не встретил понимания в Кремле и проект Вайнштока о передаче в оперативное управление дружественной «Транснефти» компании нового — строящегося на средства «ЛУКОЙЛа» — нефтяного терминала в Высоцке. Многим стало ясно, что амбиции «Транснефти» контролировать все перекачки и перевозки нефти чреваты созданием очередной супермонополии, а значит — ростом цен на транзит нефти и прямыми убытками для бюджета России.

На самом деле полугосударственной компании следовало бы подумать о том, как привести в порядок уже имеющееся у нее хозяйство. Ведь разливы «черного золота» в процессе его транспортировки «Транснефтью» давно уже являются постоянной головной болью экологов, МЧС и местных властей. Только после одного из прорывов нефтепровода «Дружба-1» в реку Сосновку Самарской области вытекло почти восемь тонн нефти, а всего счет происшествий на наших нефтепроводах идет (если учитывать протечки через трещины) на десятки тысяч.

Экология напрямую связана с экономикой и политикой. Случись в порту Приморск хоть одна связанная с разливом нефти авария, зарубежные компании могут отказаться от его услуг к радости эстонских, финских и латвийских конкурентов. И, словно предчувствуя возможность именно такого развития событий, господин Вайншток недавно выступил с предложением о выделении 2,6 миллиарда долларов на реанимацию российско-латвийского нефтепровода в Вентспилсе, где доля нашей страны составляет лишь 34 процента. Для сравнения: затраты на строительство Балтийской трубопроводной системы и самого порта Приморск, через который идет сейчас экспорт российской нефти, составили всего лишь 400 миллионов долларов. А теперь зарубежные конкуренты хотят не просто вернуть себе российский транзит, а сделать это за наши же деньги, которые, судя по всему, им намерен выделить глава «Транснефти».

Таким образом, Приморск стал стратегически значимым объектом в масштабе всей страны. И главное, в чем он нуждается сегодня — в хорошей комплексной проверке и восстановлении государственного контроля. Политика, национальные интересы России — слишком серьезные вопросы, чтобы оставлять их в ведении коммерсантов.

Сергей Григорьев

Ни доли больше  »
Юридические статьи »
Читайте также