Приставу - приставово Конституционный суд России защитил права клиентов банков на неприкосновенность частной жизни и личную тайну

Дело, о котором "Время МН" рассказало 11 апреля 2003 г., рассматривалось по запросу Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа, столкнувшегося с коллизией двух действующих федеральных законов.

"Закон о банках и банковской деятельности" обязывает кредитные организации хранить банковскую тайну, защищая тем самым права граждан на неприкосновенность их частной жизни. Информация о банковских вкладах и счетах не может распространяться без согласия вкладчика или без санкции суда — иначе о каких бы то ни было рыночных отношениях, о свободе предпринимательства и о защите экономических интересов граждан пришлось бы забыть. Однако закон "О судебных приставах" позволял судебным приставам-исполнителям истребовать в банке справки о составляющих банковскую тайну вкладах физических лиц без запроса (согласия) суда. Более того, за отказ предоставить такую справку банки привлекались к ответственности, приставы, руководствуясь своим законом, попросту штрафовали их, не желая слушать оправданий и ссылок на другой, обязательный для банкиров закон.

Поскольку коллизия законов привела к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав, городскому суду пришлось прибегнуть к помощи суда Конституционного. Который, исследовав все обстоятельства этого дела, пришел к выводу, что сама по себе оспоренная норма закона "О судебных приставах" имеет право на существование. Более того, федеральный законодатель, как сказано в постановлении КС, "вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну". Однако, и это самое главное, такие сведения могут быть истребованы "только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции РФ целей, включая публичные интересы и интересы других лиц".

Иначе говоря, справки по счетам и вкладам физических лиц судебные приставы могут истребовать только для осуществления своих функций. Если для исполнения решения суда о погашении задолженности необходимо изыскать соответствующие средства на банковских вкладах, то кредитная организация обязана предоставить такие сведения, но лишь "в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу".

По мнению судей КС, только такое толкование положений статьи 14 закона "О судебных приставах" способно обеспечить сохранение банковской тайны и одновременно защитить общественные интересы. Следовательно, любое иное истолкование этих норм в правоприменительной практике должно быть исключено, иначе права вкладчиков неминуемо будут нарушаться, а значит, будет нарушаться и Конституция.

Казалось бы, в такой ситуации проще было бы признать оспоренное положение закона неконституционным и заставить законодателя переписать его так, чтобы исключить возможность двойственного его толкования. Однако КС, как пояснила "Времени МН" судья в отставке Тамара Морщакова, старается в подобных случаях бережно относиться к нормам права — ведь отмена даже одной из них неминуемо приводит к возникновению пробела в законодательстве. Если же норму пусть даже с оговорками, но все же применять можно, то КС предпочитает сохранить ее, однако обязывает правоприменителя всегда оставаться в конституционных рамках.

Константин Катанян

Госдума в третий раз не смогла принять поправки в закон о «О референдуме Российской Федерации»  »
Юридические статьи »
Читайте также