Неразглашенцы Конституционный суд занялся банковскими тайнами

Должны ли банкиры раскрывать информацию о счетах своих клиентов по требованию судебных приставов-исполнителей, если последним предписано исполнить решение суда о взыскании долга? Эта проблема настолько взбудоражила умы финансистов, что дошла до Конституционного суда. В четверг он приступил к рассмотрению вопроса.

Участники процесса назвали происходящее "классическим конституционно-правовым случаем", "вкусным делом", потому что в этом деле нет потерпевшего (а значит, нет человеческого горя, и о проблеме можно говорить без эмоций). Обратившаяся в КС председатель суда Елена Блиновская из города Лангепаса Ханты-Мансийского автономного округа просит лишь проверить соответствие Конституции одной из статей закона "О судебных приставах". Ее суть заключается в том, что приставам должна быть предоставлена любая информация, "необходимая для осуществления их функций". Банкиры с такой безбрежной формулировкой не соглашаются, указывая, что в законе "О банках и банковской деятельности" и в Гражданском кодексе в перечне органов, которым они имеют право раскрывать банковскую тайну, институт судебных приставов не значится. Суды же разрешают противоречие в законах по своему усмотрению: в Москве, например, принято штрафовать банки за отказ от выполнения требования приставов, а в Московской области такие действия банкиров обычно считают законными.

"Эта коллизия является результатом не очень хорошей законодательной техники, - пояснил "Известиям" представитель правительства в КС, адвокат Михаил Барщевский. - Ведь достаточно было бы установить в законе право пристава-исполнителя запрашивать только те сведения, которые необходимы ему для исполнения судебного решения, как проблема бы отпала".

Действительно, к банковской тайне относятся условия договора с клиентом, количество денег на счете, данные об операциях, которые с ними проводились. Все это пристава не интересует. Ему нужно другое - знать, что на счету ответчика есть та сумма, которую он должен выплатить истцу. Остальное - от лукавого: более подробные сведения о финансовых делах граждан могут толкнуть кого-то из приставов на кривую дорожку использования такой информации в корыстных целях, за что полагается уголовное наказание.

По словам Барщевского (их подтвердил ход заседания), этой позиции придерживаются все стороны процесса: представители президента, Совета федерации, Госдумы, Генпрокуратуры, Минюста, Центрального банка и самой Службы судебных приставов (заявительница на заседании не появилась "ввиду большого расстояния от Лангепаса до Москвы"). При этом, хотя зампред комитета по госстроительству Думы Сергей Попов и заявил, что парламент готов внести в законодательство необходимую поправку, этого может не потребоваться.

"Существующая формулировка не исключает толкования, которое устроило бы всех", - считает Барщевский.

Нужно только, чтобы оно было оформлено в очевидное решение КС - всем без исключения следует соблюдать то, что записано в Конституции: и право граждан на личную тайну, и право на судебную защиту. Судьи вынесут свой вердикт в течение ближайших трех недель. "Известия" будут следить за ходом событий.

Георгий Ильичев

Юридические статьи »
Читайте также