Кредитная история болезни что такое кредитомания и можно ли желание брать кредиты считать формой болезни?

К уже известной и хорошо описанной медициной шестерке зависимостей - алкогольной, наркотической, от игры, от мужчины, компьютерной и цитрамоновой - добавилась еще одна: кредитомания. Наблюдаются три ярко выраженных эпицентра - Москва, Петербург и Республика Саха - Якутия. Как повлияет невинное увлечение на людей кредитами на общество и финансовый рынок, стоит ли лечиться от кредитомании и если лечиться, то как, мы и попытались разобраться.

Быстрее ростка бамбука

По данным президента Ассоциации банков Северо-Запада Владимира Джиковича, темпы роста потребительского кредитования физлиц в Северо-Западном федеральном округе выглядят так: 2002/2001 - +55%, 2003/2002 - +105%, 2004/2003 - +154% и, наконец, 2005/2004 - +112%.

- В 2005 году темпы несколько снизились, но объемы серьезно возрастают, - поясняет Владимир Джикович. - На 1 января 2004-го объем потребительских кредитов, выданных физическим лицам, составлял 28,4 млрд руб., на 1 января 2005-го - 60,3 млрд руб., а на 1 октября 2005-го - 89 млрд руб. (на 1 января 2006-го, по данным ЦБ России, - уже 100 миллиардов. - А. О.).

Характерно, что по темпам роста Петербург отстает только от Якутии, где объем кредитов, предоставляемых физическим лицам, вырос за год в 3,5 раза. Но там смешные, несопоставимые с нашими объемы - всего 6 млрд рублей (против наших 100). И там все еще только начинается, а темпы на старте всегда выше.

- У нас тоже так было, - рассказывает Татьяна С., работница банка, пожелавшая остаться неизвестной (даже имя изменено), - сейчас наблюдается вторая волна потребительского кредитования, начавшаяся в 2004 году. Первая лавина, когда резко рос объем выданных кредитов, была в 1993 - 1994 году. После 1994-го кредиты почти не давали, расхлебывали последствия невозвратов. А с 2004 года опять дают и очень интенсивно. Связано это с тем, что курс рубля стабилизировался, появились надежды на лучшую жизнь и, наконец, возросла конкуренция между банками. Банки улучшают условия - потребительские кредиты стали более долгосрочными. Если раньше их давали на 2 года, то сейчас в Сбербанке можно безболезненно получить $10 тыс. на 10 лет, с одним поручителем.

В том, что объем выданных народу кредитов так здорово увеличивается, не было бы ничего плохого, если бы одновременно не появились люди, имеющие непреодолимую страсть к взятию денег в долг (берут несколько кредитов одновременно, как только расплачиваются с первым - тут же берут в долг снова). И в этом тоже не было бы ничего опасного - если бы у людей хватало средств расплачиваться с долгами.

Патологический культ потребления

Чем отличается простой любитель спиртного от хронического алкоголика? Тем, что хроническому всегда не хватает 3 рубля до получки. Такая же ситуация у последователей дела Пушкина/Достоевского, которые вечно проигрывались в карты/рулетку, но не переставали играть, занимая деньги у товарищей. Параллельно Александр Сергеевич, почти вконец разорившись, не переставал покупать новые наряды жене, уже не за собственный счет. Единственно новое во всей этой истории - занимают теперь не у товарищей, а у банков.

- Специально кредитоманией мы пока не занимались, зато давно занимаемся игроманией, которую когда-то тоже никто болезнью не считал, - рассказывает Алексей Магалиф, главный врач Клиники психологической адаптации. - Игромания (она же лудомания, от латинского ludus - "игра") - игровая зависимость, или патологический гэмблинг. Это психическое расстройство, в основе которого лежит патологическое влечение к азартным играм - в казино, игровых и компьютерных клубах, тотализаторах и др. Эта болезненная страсть входит в международную классификацию болезней. Думаю, что игромания и кредитомания - одного поля ягоды. Все это так называемые расстройства влечений. К ним мы относим и шопингоманию (омниомания ) - безудержную страсть к покупкам. Очевидно, корни кредитомании лежат именно в страсти к приобретательству: человек набирает бесконечное количество кредитов не ради самих денег, а ради потенциальных покупок. Истинная причина кредитомании - не выгодные условия банков, а прогрессирующий культ потребления.

- Где та грань, когда обычный шопинг перерастает в патологию?

- Отличить очень просто: человек начинает получать удовольствие не от результата, а от процесса.

То, что страсть к получению кредитов имеет место, я лично убедился незадолго до Нового года. В тот момент я сам испытывал недостаток денег и, вспомнив, что у меня есть неактивированная кредитка "Русского стандарта" с лимитом на 30 000 рублей, отправился в центральный офис этой конторы. Издалека он выглядел как гастроном времен Брежнева, в который накануне Нового года внезапно ввезли ананасы и по ошибке проговорились об этом через ИТАР - ТАСС. Отличие было одно - на лицах людей, стоявших в бесконечной очереди, было разлито блаженное удовольствие.

Через пару дней я побывал в офисе Дельта-банка, также специализирующегося на экспресс-кредитах, и увидел аналогичную картину. Люди в очереди не толкались, не хамили. Общаясь с утонченной учтивостью, они всем своим видом показывали, что получение простого пин-кода - холодного ряда цифр - изысканное удовольствие. Пообщавшись, я выявил пару человек, которые берут кредиты по 2 - 3 раза и имеют кредитки и в других банках. Впрочем, они уверяли меня, что все у них нормально - успевают расплачиваться.

- Я думаю патология, это когда человек берет по 3 - 4 кредита, независимо от их размера, - считает банковский служащий Татьяна С.

На днях Центробанк официально сообщил, что за последние 5 лет рынок потребительского кредитования вырос более чем на 2500 процентов, а доля невозвратов (составлявшая год назад 1,3%) выросла в 2005 году до 2%. С учетом пролонгированных кредитов невозвраты составляют примерно 3,5% (отметка, которая считается критической, - 5%).

Усредненные данные ЦБ - на самом деле смягченная картина, так как относятся ко всем видам кредитов, в том числе к ипотеке и автокредитованию, где невозвраты очень низки.

Самые высокие невозвраты в банках, специализирующихся на экспресс-кредитах. По данным некоторых аналитиков - до 10%. Насколько это достоверно?

- 10 - 15% по экспресс-кредитам и 3 - 5% по всем видам, это очень похоже на правду, - считает президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович. - Тенденция очевидна: с ростом объема кредитования растет количество невозвратов. Другой вопрос: насколько? Большинство банков вам про это ничего не скажет, так что данные ЦБ наиболее достоверны.

- Я думаю, что невозвраты по всем кредитам в целом составляют 3 - 5%, по потребительским - 7%, это средний для всех банков показатель, а по экспресс-кредитам - 10%, - говорит Татьяна С.

- На 1 июня 2005 года объем просроченной кредитной задолженности потребителей в целом по стране составлял 482 млн долларов. За полгода этот показатель вырос на 7%, - рассказывает генеральный директор Объединенного бюро кредитных историй Татьяна Иванова.

Две трети российских заемщиков уже сейчас тратят на погашение кредитов четверть семейного бюджет, у 15% возврат долга съедает до половины доходов. Кстати, хотя банки в своих официальных заявлениях и говорят, что расходы по обслуживанию долга не должны составлять более 40% от дохода, иначе кредит просто не дадут или уменьшат, в неофициальных комментариях даже специалисты самых взыскательных банков признаются, что допустимы и 50%. Когда клиент соответствующим образом приписывает себе зарплату, на это смотрят сквозь пальцы.

Болезнь в запущенной форме?

Как ни парадоксально, банки, которые по идее больше всех и могут пострадать от кредитомании, делают все, чтобы разработка вакцины отодвинулась на неопределенный срок. До недавнего времени они всячески скрывали информацию о случаях невозврата кредитов. И до сих пор скрывают, за редким исключением. В ходе подготовки этой статьи мы разослали вопросы о проценте невозврата потребительских кредитов примерно в 15 банков Петербурга. На откровение отважились единицы. Только те, у кого с невозвратом более-менее благополучно.

- Мы занимаемся только ипотечными кредитами, которые, конечно же, являются куда менее рисковыми, чем потребительские, потому что обеспечены залогом и застрахованы от многих рисков, - рассказывает начальник Кредитного управления СПб филиала Национального резервного банка Наталья Григорьева. - За два года работы на ипотечном рынке Петербурга (выдано кредитов на сумму $11,5 млн) у нас не было случаев отказа заемщиков платить по ипотечному кредиту. Был страховой случай, связанный с потерей жизни заемщика. Страховая компания полностью погасила кредит банку, а квартира осталась его семье.

- Показатель "невозврата кредитов" нашего банка составляет 1%, что в 5 раз меньше, чем в среднем по Европе, - говорит зам. начальника отдела малого и среднего бизнеса Петербургского филиала КМБ-Банка Александр Досин (впрочем, КМБ-Банк только начинает активно осваивать сектор потребительского кредитования).

- По сравнению с развитыми странами объемы выданных кредитов у нас составляют меньший процент от ВВП, то есть уровень еще нельзя считать критическим, - говорит Владимир Джикович. - Однако смущают темпы развития потребительского кредитования. Чтобы все динамично развивалось, темпы не должны быть такими бурными. В противном случае слишком быстро растет незапланированная задолженность. Главная проблема сейчас в том, что темпы роста потребительсткого кредитования опережают темпы роста сознательности заемщиков. Хотя положительные сдвиги есть - я помню времена, когда не вернуть долг банку считалось за доблесть. Люди этим хвастались.

Кредитомания пока не вызывает никакого беспокойства ни у финансистов, ни у чиновников. Зато сейчас все борются с игроманией.

- Установлено, что от всего населения Европы 1,5% страдает игроманией, - рассказывает Алексей Магалиф. - Этот процент стабилен на протяжении многих лет. Общество понимает, что явление неискоренимо, и борется за то, чтобы он хотя бы не увеличивался. В США игроман может получить курс лечения на $30 000 (за счет государства и специальных отчислений игорных заведений). Это входит в стандартную медицинскую страховку. У нас даже статистических исследований на этот счет не производилось, но думаю, что игромании подвержено значительно более чем 1,5%. В России быстро формируются тяжелые формы этой патологии, так как игорный бизнес стремительно развивается. Момент, когда это из увлечения превращается в манию, очень короткий. Возможно, это справедливо и для кредитомании, тем более что группы наверняка пересекаются.

Надежда на бабушек

В качестве возможных последствий роста невозвратов кредитов эксперты называют ухудшение условий кредитования - более тщательную проверку, увеличение времени на принятие решения о выдаче кредита и т.д.

- Не думаю, что банки будут увеличивать проценты по кредитам или как-то еще ухудшать условия, - считает Владимир Джикович. - Сейчас слишком сильна конкуренция и проценты из-за этого снижаются. Конечно, добросовестные плательщики расплачиваются за недобросовестных. Риск невозврата заложен в проценты. Но это не главная причина того, что проценты по кредитам все еще достаточно высоки. Существеннее другая составляющая. Запуская новые кредитные программы, банки закладывают в проценты риск того, что продукт мало освоен. По мере получения опыта работы с новыми типами кредитов банки могут пересмотреть процент в сторону снижения. С ипотекой это уже происходит.

- Не будет ли ЦБ из-за роста невозвратов ужесточать требования к устойчивости банков, что, конечно, скажется на клиентах?

- При расчете нормы ликвидности ЦБ учел возможные риски. Есть другие меры. Чтобы подстраховаться от кризиса, Госдума собирается принять закон по безотзывным вкладам . Сейчас все вклады - до востребования, можно снять средства в любой момент, потеряв при этом на процентах. Если закон примут, срочные вклады станут безотзывными - разместил на год, только через год сможешь забрать. Это подстрахует банки от такой ситуации, что была в 2004 году, когда возник кризис доверия между банками. Кроме того, поможет массовое строительство бюро кредитных историй. Добросовестных заемщиков больше, чем недобросовестных, и они охотно разрешают банкам сообщать в бюро сведения о себе. А недобросовестные будут постепенно вымываться, так как станут известны не только тому банку, которому не вернули. Исчезнет возможность перекредитования проблемных клиентов в других банках.

- Страну от банковского кризиса спасут пенсионеры, - говорит банковский служащий Татьяна С. - Сейчас проценты по депозитам маленькие, и они все уменьшаются. Из работающих мало кто размещает средства на депозитах, но бабушки по старинке продолжают это делать и достаточно активно. Эти средства позволяют выдавать кредиты молодым людям, и есть все основания полагать, что так и будет продолжаться.

- Откуда у бабушек деньги?

- А куда им их тратить?

- На хлеб.

- Поверьте мне как специалисту, большая часть клиентов на рынке ценных бумаг - люди в возрасте за 60 лет, при том что минимальный взнос - 50 000 рублей. Когда вы видите этих бабушек, ни за что не скажете, что у них могут быть хоть какие-то деньги. Тем не менее деньги имеются, и немаленькие. Они просто очень бережливы и чувствуют повышенную ответственность за внуков, не надеясь даже на их родителей.

Группы риска

- Многие сейчас привыкают жить в кредит, но наиболее востребованы потребительские кредиты молодыми людьми в возрасте около 25 лет с высшим образованием, - рассказывает Татьяна С. - Это начинающие менеджеры со стабильной зарплатой и перспективой роста. Их доходы не позволяют купить новую иномарку, но и на "Жигулях" они ездить не желают. Они уже могут себе позволить не считать проценты по кредитам, а когда человек не считает, то есть полностью не отдает себе отчета в своем будущем, это и есть группа риска. Однако, я не думаю, что они опрокинут рынок. Риск есть, но все же это очень перспективные ребята. Большинство пробьется и сможет отдавать долги. Еще одна группа, которая подстегивает развитие кредитования, - это, пожалуй, сами работники банков. Я знаю людей в банках, и таких не мало, которые взяли уже по три кредита и со всеми умудряются расплачиваться. Кроме того, существует бизнес-план в части кредитования, установленный начальством не без влияния руководства страны. Для выполненияплана полугосударственные банки заставляют брать кредиты своих работников, разрешая вернуть в следующем месяце. Таким образом, темпы роста кредитования подогреваются искусственно.

- У каждого банка есть своя математическая модель, по которой он присваивает потенциальному заемщику баллы и в итоге вычисляет, сколько и кому можно давать в кредит, - рассказывает Владимир Джикович, президент Ассоциации банков Северо-Запада. - Результат зависит от множества факторов, например, мужчине верят больше, чем женщине (необязательно так, я сейчас с потолка беру), 40-летнему больше, чем 60-летнему, семейному больше, чем холостому, постоянная прописка - в плюс, постоянная работа - в плюс и т.п. Скоринговые модели (то есть методы оценки кредитных рисков) сейчас постоянно корректируются, однако ни одна из них не выявляет людей, склонных к невозврату кредитов в силу психологических особенностей, а вычислять их надо и в соответствии с этим скоринговые модели надо менять. Мы стали замечать, что среди клиентов банков появились группы неадекватных людей, в том числе наркозависимые и с игровой зависимостью. Им все время не хватает денег, и они решили использовать банки. Выглядят они как совершенно нормальные люди, имеют нормальную работу, постоянный доход, в общем, по скоринговой модели проходят. И тем не менее это группа риска. Выявить их очень сложно, если только они сами не допустят явных проколов. Вот недавно ко мне пришла группа матерей наркозависимых. Говорят - давайте кредиты нашим сыновьям. Я говорю - отлично, давайте списки сыновей. Они ушли и вот уже полгода не появляются. Наверное, сообразили, что появились бы такие списки - и им бы уже ни один банк никогда ничего не дал.

Медосмотр на входе в банк

То, что у врачей руки пока что не дошли до кредитомании, - явление естественное. Так было со всеми человеческими страстями. Самогонку из кактусов гнали еще древние ацтеки. Но только в конце XVIII века американец Беньямин Раш впервые выявил зависимость ряда людей от алкоголя и диагностировал ее как болезнь. Только к 30 - 40-м годам XIX века стало ясно, что причина пристрастия к алкоголю не столько в самом алкоголе, сколько в психической природе человека. Это открытие ждало своего подтверждения до 1988 года, когда русский психолог-практик Михаил Лежепёков точно определил, в какой из областей психики скрыт корень пристрастия к бутылке. Доберутся когда-нибудь специалисты и до кредитоманов.

- Исходя из моей концепции - корень кредитомании лежит в страсти к покупкам, могу предложить опыт одного человека, - рассказывает Алексей Магалиф. - Он самолечился от страсти к покупкам так - заходя в магазин, он покупал только авторучки. Таким образом, он удовлетворял свое желание с минимальными потерями для себя и для семьи.

- Опыт борьбы с игроманией можно применить?

- Игромания - очень тяжелое психическое заболевание, по силе воздействия на нервную систему ее можно сравнить только с сильнодействующими наркотиками. По большому счету патологический гэмблинг неистребим. Если человек увлекается игрой, это надолго. Но помочь ему можно - например, снизить в итоге число посещений казино. Для этого мы блокируем игровую доминанту, формируя безразличие к азартной игре.

- Вырезаете кусочек мозга?

- Нет. Хирургические методы не применяются. И лекарства используются очень ограниченно - таблетки корректируют настроение, уменьшают высокий уровень тревожности, помогают уменьшить влечение к азарту. Основной инструмент - психотерапия. Но самое эффективное для решения подобных социальных проблем - профилактика в масштабах государства. Нужно ограничить доступ к предметам влечения - например, создать зоны игорного бизнеса. Человеку будет недосуг туда ехать, и масштабы бедствия уменьшатся.

- С банками то же самое - вывести банки в лес, чтобы не соблазняли?

- Это проблемы не решит. Ограничивать нужно не всех, надо создать систему выявления предрасположенных к расстройствам влечения. Хочешь играть в казино - пройди медосмотр у психолога. Хочешь брать кредит - туда же.

Алексей Орешкин

Юридические статьи »
Читайте также