Пропавшие крыши В Кировском районе у людей крадут квартиры

68-летнюю Магиру Новикову и ее дочь Маргариту Никитенкову выселили из двухкомнатной квартиры по суду. Все было как положено - приехали судебные приставы, вынесли "мебеля" на улицу и благополучно передали ключи на квартиру ее новому владельцу. Самое интересное, что о грядущем выселении мать с дочкой узнали постфактум. Решение Кировского суда было озвучено без их присутствия, только спустя несколько дней после судебного заседания они получили письменное уведомление о том, что им пришла пора "выйти вон". Как так?

Добрая Марина

Пожилая женщина плачет навзрыд. Говорит, украли квартиру. Ее взрослая дочь и зять молча сидят возле нее, понурив головы. Сейчас они все втроем ютятся в съемной комнатке в коммуналке. А своего жилья у них больше нет. И вернуть утраченное они уже не надеются. В их бывшей уже квартире новый хозяин поставил новую металлическую дверь, а на балконе установил спутниковую тарелку. Все по закону. Но это только на первый взгляд.

Но для того чтобы понять всю логику происшедшей трагедии (а потеря квартиры сегодня для многих означает полный жизненный крах), нужно посмотреть на события пятилетней давности, когда Магира Новикова и Маргарита Никитенкова еще жили в своей квартире в доме 163 на проспекте Народного Ополчения.

Квартал в Кировском районе застроен "хрущевками", нового строительства почти не ведется, и жизнь здесь, в тени разросшихся деревьев, привычна и непритязательна. Здесь еще ходят по-соседски друг к другу в гости и вечерами во многих квартирах устраивается дружеская гульба.

О том, что соседка Лена Тихомирова собирается обменивать свою квартиру на меньшую, но с доплатой, Магира Хусяиновна узнала, когда забежала к той на чай. "Ой, и я тоже хочу за город!" - воскликнула Магира, услышав, что знакомая Лены Марина нашла "хороший вариант в Волосове". Марина представилась специалистом на рынке недвижимости, и звучное незнакомое слово "риэлтер" произвело впечатление на Магиру Новикову. Скоро Марина уже чаевничала в гостях у Новиковой, благо разделял "старую" клиентку Лену и потенциальную клиентку Магиру всего один лестничный пролет.

Тут же ударили по рукам. Марина обещала найти Магире квартиру в Волосове. Правда, сразу возникла проблема. "Квартира не приватизирована, могут появиться вопросы, - "квалифицированно" заявила риэлтер Марина. - Поэтому надо съездить к нотариусу! Оформить на меня доверенность, чтобы я могла заняться обменом". - "Надо так надо", - рассудила Магира и поехала. Видимо, Магира привыкла доверять людям.

По деталям эту поездку уже не восстановить, но по рассказу самой Магиры всю семью Новиковых Марина привезла в контору на площадь Восстания, где им были предложены некие документы (как потом выяснится, это были три генеральные доверенности - на приватизацию, на продажу и на покупку жилья!), которые Магира и подписала. Поставила свой росчерк и Маргарита, и муж Магиры Анатолий (он умрет в 2001 году и уже не застанет визита судебных приставов с иском о выселении). "Расписалась и расписалась", - подумала Магира и спокойно вернулась к себе домой.

Но в Волосово Магира так и не переехала. На семейном совете было решено никуда не ехать. О чем и было сказано Марине. Та не стала настаивать и больше в гости к Магире ходить не стала. Прошло два года...

В августе 2002 года Магира Новикова обратилась в паспортную службу. В семье наметились изменения - дочка выходила замуж, нужна была справка о регистрации. И каково же было ее удивление, когда она узнала, что у квартиры появился новый хозяин - некий Владимир Иршко. В панике Магира бросилась в милицию - в РУВД Кировского района. Ее заявление было принято. Началась проверка.

Самый справедливый суд

Оперуполномоченный ОБЭП Кировского РУВД по фамилии Дорожко вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на том основании, что возникший спор носит исключительно гражданско-правовой характер. Решение более чем странное, учитывая, что вся эта история была воссоздана опером с позиции той самой Марины (фамилия ее - Степанина), которая так успешно находила всем "хорошие варианты в Волосове". (Елена Тихомирова, 1965 года рождения, по словам соседей, умерла в 2001 году от рака желудка, хоронили ее за казенный счет, о ее смерти даже близкая подруга узнала только спустя несколько месяцев. Как рассказывает ее подруга, Лена перед смертью выехала в какую-то хибару опять же в Волосове, квартира была продана. Кем? Скажем одно - сделкой занималась Марина Степанина.)

Как сказано в постановлении, "гражданка Новикова передумала осуществлять обмен жилплощади без каких-либо причин. На тот момент гражданка Степанина уже продала квартиру гражданки Новиковой гражданину Иршко и внесла залог за квартиру в городе Волосово. После того как гражданка Новикова отказалась осуществлять обговоренный обмен, гражданка Сметанина и гражданин Иршко больше к ней не обращались и не требовали ее выезда с занимаемой жилплощади".

Вот какие милосердные гражданка Сметанина и гражданин Иршко! И зачем только гражданке Новиковой втемяшилось в голову затребовать справку о регистрации? Жила бы себе, ничего не знала, что ее квартира тихой сапой давным-давно продана.

Но на что надеялись Сметанина и Иршко, когда не требовали у Магиры "выезда с занимаемой жилплощади"? Можно предположить, что они просто ждали ее смерти. Как дождались кончины ее мужа в 2001 году. С дочерью Маргаритой, оставшейся одной, справиться было бы куда легче. Одно время женщина стояла на учете в психоневрологическом диспансере (в интернате аналогичного профиля сейчас живет ее взрослый сын). Простые люди, не знающие элементарных юридических норм, как правило, легко идут на поводу у аферистов, оказываясь в конце концов в землянках в районе того же Волосова...

Далее хронология движения бумаг по кабинетам Кировского РУВД и прокуратуры Кировского района выглядит так: Магира пишет жалобу районному прокурору; прокуратура в ответ соглашается с тем, что проверка обстоятельств дела проведена неполно, и назначает дополнительную проверку. Проходит девять месяцев. Магира шлет в прокуратуру Кировского района вторичную жалобу и просит ускорить процесс. Ответ зампрокурора обескураживающе прост: материал проверки в прокуратуру не поступил, а так как оперуполномоченный Дорожко находится в командировке, то установить точное местонахождение материала не представляется возможным. Через два месяца Магира получает дополнение к ранее полученному ответу: материал проверки все-таки дошел до прокурорских работников, но с нарушениями, поэтому на имя начальника Кировского РУВД было внесено представление с требованием привлечь к дисциплинарной ответственности сотрудников РУВД. Еще через три месяца Магира узнала, что материалы проверки направлены в следственное управление при УВД Кировского района для возбуждения уголовного дела по статье 159 УК РФ "Мошенничество". Прошел год! Магира от начальника СУ узнает, что материалы в следственное управление не поступали... Занавес.

На что можно списать эту волокиту, даже догадываться страшно. Но тем не менее факт остается фактом, материалы проверки теряют, уголовное дело не возбуждают, а гражданин Иршко... продает квартиру в доме 163 по проспекту Народного Ополчения гражданину Белову. Последний немедленно заявляет о правах добросовестного собственника и подает соответствующий иск в Кировский суд. Тот с завидной оперативностью решает выселить Магиру Новикову и Маргариту Никитенкову из квартиры без предоставления другого жилого помещения с последующим снятием с регистрационного учета. Оказывается, история на тему, как становятся бомжами, пишется очень просто.

- Из материалов судебного дела следует, что судебное разбирательство проходило при участии прокурора района, - говорит Сергей Руденко, юрист городского Комитета защиты прав потребителей на рынке недвижимости, который подключился ко всей этой истории в последние месяцы. - Выступавшая от прокуратуры Лосева потребовала выселения Новиковой и Никитенковой с занимаемой ими жилой площади, несмотря на то обстоятельство, что именно прокуратурой Кировского района неоднократно давались указания РУВД провести проверку по факту законности отчуждения квартиры. Кроме того, о подаче в суд указанного искового заявления и времени судебного заседания Новикова и Никитенкова уведомлены не были (в суд представлены подложные свидетельства надлежащего уведомления ответчиков), таким образом, они были лишены возможности защитить свои права.

Для Магиры и Маргариты известие о том, что они должны выехать из квартиры, стало если не громом среди ясного неба, то последним сокрушительным ударом, оправиться от которого они не могут до сих пор.

Кировское правосудие показало себя во всей красе еще один раз, когда Магире Новиковой было отказано в восстановлении срока на кассационное обжалование решения суда. Цитирую: "Указание представителя ответчицы на то, что решение ею получено лишь 16 марта 2005 года (а последний срок был 13 марта. - И. О.), не может служить основанием для восстановления пропущенного по неуважительным причинам процессуального срока". Магира, напомним, на судебном процессе не присутствовала, а значит, срок подачи кассационной жалобы начинается с момента получения копии решения суда. Но Магиру суд Кировского района просто-напросто проигнорировал. Сначала не прислал извещение о том, что сообщил о времени судебного заседания...

Добросовестные собственники

Рыночная стоимость 2-ком-натной квартиры в "хрущобе" в Кировском районе - 40 тысяч долларов. Ни один из покупателей - ни Владимир Иршко (Иршко, видимо, не в первый раз прижали хвост - в феврале 1995 года им заинтересовались правоохранительные органы Кировского района, история также касалась оформления документов купли-продажи квартиры), ни Александр Белов - не видел эту квартиру воочию! Оформляли договоры купли-продажи кулуарно, не известив о том ни Магиру, ни Маргариту. Знали ли они о том, что в квартире проживают люди, не ведающие о том, что она им больше не принадлежит?

Поговорить удалось только со "специалистом по сделкам с недвижимостью" Мариной Степаниной (в базе данных Ассоциации риэлтеров Санкт-Петербурга такой фамилии не значится). Она не хочет называть сегодняшнее место своей работы. "Вы еще спросите, замужем ли я!" - с вызовом бросает она. Ни малейшего угрызения совести. Сначала искренне охает на известие о том, что мать с дочерью выселили из квартиры судебные приставы. Затем громко возмущается и посылает проклятия "гаду" - Владимиру Иршко. Затем выражает соболезнования и клянется помочь несчастной семье, рассказав "все, что надо, где надо". "А они подали апелляцию в суд? - спрашивает она. - Пусть подадут, потому что они выиграют это дело и вернутся в свою квартиру". Видимо, Марина Владимировна привыкла таким образом обнадеживать людей. Она не привыкла к подробным расспросам и потому отказывается от личной встречи с корреспондентом "ТС". Но на вопрос, зачем ей понадобилось оформлять помимо генеральной доверенности на покупку еще и доверенность на приватизацию и продажу квартиры, она все же ответила:

- Чтобы ускорить процесс. А Новикова с Никитенковой должны были мне деньги, я же уже внесла залог за квартиру.

- А почему вы платили?

- Так у них денег не было!

- А откуда была гарантия, что они потом вам заплатят?

- Володя Иршко взял на себя расходы по оформлению в счет будущей покупки квартиры.

Но на вопрос, кто такой Володя Иршко и как с ним познакомилась Марина Степанина, ответа добиться уже не удалось. Может, это удастся следователю? При условии, конечно, если материалы дойдут из РУВД в следственное управление...

- А Владимира Иршко вы все равно не найдете, - говорит она перед тем, как бросить телефонную трубку. - Я ему уже месяц дозвониться не могу - видно, почувствовал что-то...

Ирина Обрезаненко

Как увести дворец  »
Юридические статьи »
Читайте также