Целевой раскоп

На одном из ближайших заседаний ЗакСа должен обсуждаться в третьем чтении проект закона "О разработке месторождений общераспространенных полезных ископаемых на территории Санкт-Петербурга". По мнению некоторых петербургских депутатов, проект - наглядный пример того, как из благого начинания властей умелые чиновничьи руки способны соорудить очередной источник своих доходов.

Оказывается, питерская земля богата полезными ископаемыми: торфом, песком и т. д. Судя по всему, месторождений немало, а их разработка - весьма выгодное дело. Иначе бы не появилась в законе статья, фактически создающую новую форму коррупции.

А началось все с хорошей идеи: упорядочить систему предоставления прав на разработку месторождений в Петербурге. Первые строки законопроекта - вполне прогрессивные, в духе правил, устанавливаемых Смольным в "городе европейских стандартов", то есть распределение бизнес-объектов через конкурс или торги. Поэтому "предоставление в пользование участков недр для разработки месторождений общераспространенных полезных ископаемых осуществляется по результатам конкурса или аукциона". Однако следующий пункт гласит, что конкурс можно не проводить, если "оцененные участки недр содержат запасы общераспространенных полезных ископаемых в объеме до 300 тысяч кубических метров".

"Мелочь" в переводе на рубли - 75 миллионов

Логика неведомых смольнинских авторов вроде бы ясна: зачем устраивать конкурсную волокиту вокруг маленьких участков? Но это не так. По словам одного из оппонентов смольнинского законопроекта Олега Нилова, такой "маленький" участок - это вообще-то 30 тысяч "КамАЗов" того же песка. Отнюдь не мелочь. Можно и на рубли перевести: при средней стоимости "КамАЗа" песка в 2500 рублей на выходе получается сумма, равная 75 миллионам рублей. А кроме песка есть и более дорогостоящие ископаемые.

С помощью этого незаметного исключения из правил создается универсальная схема, под которую можно загнать любые участки земли. Олег Нилов уверен, если принять закон в нынешнем виде, то претенденты будут стремиться уложиться в "исключительные" 300 тысяч кубов. Ну а если участок больше? А кто мешает взять крупное месторождение, разделить его на несколько мелких участков и затем отдать их нескольким фирмам, принадлежащим одному собственнику? Поэтому депутаты и требуют исключить "коррупционный" абзац.

Крупные строительные компании заинтересованы получать землю без конкурсных сложностей

Есть и еще один пункт, который вызывает сомнения у парламентариев. Согласно проекту закона, опять-таки без конкурса добывать полезные ископаемые могут "владельцы и пользователи водных объектов". Кто это такие, не совсем понятно. Вот рыбаки или, например, владельцы водопроводных станций - они пользователи? По логике - да. И теперь они без всякого конкурса, автоматом получат право добывать тот же песок или торф со дна рек, озер?

Внесшие поправки к законопроекту Владимир Гольман и Олег Нилов предлагают заменить невнятных "владельцев и пользователей" на вполне ясных "собственников". Всем остальным - добро пожаловать на торги.

Понятно, что закон в нынешнем виде появился не просто так и у него есть лоббисты из числа крупных строительных компаний и собственно чиновников. Первые заинтересованы получать землю без конкурсных сложностей, ну а вторые видят в этом широкое поле для неформальных отношений и соответствующих вознаграждений. Удастся ли им отстоять свою новообразованную кормушку, станет ясно при обсуждении закона.

Василий Горохов

Что в номере тебе моем Петербургу не хватает около 8 тысяч знаков адресации  »
Юридические статьи »
Читайте также