Безработных меньше, чем вакансий О проблемах рынка труда рассказал начальник управления службы занятости населения по Санкт-Петербургу Павел Панкратов

Девятнадцатого апреля исполнилось 15 лет со дня принятия закона о занятости населения в Российской Федерации . Служба занятости в Российской Федерации была создана в апреле 1991 года. Можно сказать, в другой стране и в других социально-экономических условиях. За эти годы она претерпела целый ряд реформ. Однако нужно констатировать - с основной своей задачей того периода справилась: совсем уж катастрофического положения с безработицей, как в некоторых странах с переходной экономикой, в России все-таки не было.

Сейчас экономика страны находятся на подъеме. Каковы основные задачи службы занятости в новых условиях и как они решаются? Какие перемены ждут эту структуру? Об этом мы беседуем с гостем "Делового завтрака", начальником управления федеральной государственной службы занятости населения по Санкт-Петербургу Павлом Панкратовым.

Российская газета: Павел Борисович, насколько мы понимаем, главной проблемой рынка труда в Санкт-Петербурге является то, что экономика нового времени требует одних кадров, а на учете по безработице стоят совершенно другие?

Павел Панкратов: Развитие рынка труда Санкт-Петербурга за пятнадцать лет можно было бы назвать феноменальным. В самом начале некоторые крупные руководители говорили: "В городе нет ни одного безработного. Если есть, приведите и покажите нам. Тогда мы и будем говорить об актуальности проблемы". Хотя закон о занятости, принятый пятнадцать лет назад, уже обозначил статус безработного. Поскольку его создатели понимали, что грядут структурные перемены в экономике и безработные неизбежно появятся. И готовились к этому времени.

Потом наступил период, когда количество безработных в три-четыре раза превышало число свободных рабочих мест. И в этот момент наша служба, хотя и проходила еще период становления, смогла отмобилизоваться и не допустить социального взрыва. Тех, кому не находилось рабочего места, мы направляли на переподготовку, общественные работы, выплачивали пособия. С гордостью могу сказать: в Петербурге, в отличие от многих регионов, пособия всегда выплачивались вовремя и в срок. А как же? У человека ведь не было иных средств к существованию!

Именно в это время и произошли невосполнимые потери в профессионально-квалификационной структуре общества. Те, кто мог найти себя в новых условиях, ушли в сферу услуг, в торговлю. Но если ты давно не работал по специальности, вернуться на производство тебе уже проблематично. Система профтехобразования была разлажена, и специалистов на будущее, с учетом будущих темпов роста экономики, не готовила. Вот мы и получили разбалансированный рынок труда. Идет бурный рост, растет потребность в работниках, а трудовые ресурсы не могут эту потребность удовлетворить. Правда, справедливости ради, нужно отметить: в нашем городе рынок труда никогда не был избыточным. Вы же помните, что в Ленинград всегда завозили рабочую силу. Между прочим, даже иностранную. Сейчас не все помнят, но на ленинградских заводах работали вьетнамцы.

Но оттого, что и раньше рабочих не хватало, нам не легче. Сейчас в городе 51 тысяча вакансий, 72 процента из которых по рабочим специальностям, и 18 тысяч безработных. Большинство из которых к рабочим специальностям никакого отношения не имеют. Как результат - бесконтрольный ввоз иностранной рабочей силы. Официально в городе сейчас трудится около 23 тысяч иностранных рабочих. Неофициально, по оценкам специалистов, в четыре раза больше. И основном это люди низкой квалификации. Качество их работы соответствующее. Понятно, что для современных производств, возникающих последнее время в городе, нужны совсем другие рабочие. И если мы хотим притока инвестиций, экономического роста - эту проблему надо решать.

РГ: Как решать?

Панкратов: Комплексно. Необходимо на основе анализа и прогноза ситуации на рынке труда на более или менее длительное время создать комплексную программу решения кадровой проблемы. Она должна включать переподготовку безработных и ищущих работу, совершенствование работы системы профтехобразования, средней и высшей школы по подготовке необходимых кадров, решение проблем трудовой миграции внутри Российской Федерации (в других регионах есть квалифицированные специалисты, которые могли бы приехать в Петербург, если бы имели возможность найти жилье). Надо навести порядок во внешней миграции. С моей точки зрения, в том, что касается специалистов в области высоких технологий, мы должны разработать и реализовать меры по их закреплению в Петербурге. В конце концов все развитые страны мира привлекают интеллектуальные ресурсы со стороны. А что касается низкоквалифицированных рабочих, надо продумать технологию их организованного легального ввоза, работы на определенный период и столь же организованного возвращения их назад. Но ни в коем случае не воспроизводить ошибок Франции, допустившей переселение в страну большого числа людей с низкой квалификацией и совершенно иной ментальностью. Что из этого получается, мы видим.

РГ: Давайте рассмотрим эти вопросы по отдельности. И начнем с того, кто он, современный петербургский безработный?

Панкратов: В большинстве своем - это человек из так называемых социально незащищенных слоев общества: женщина в предпенсионном возрасте, молодой человек после учебного заведения, инвалид. Женщины составляют около 70 процентов безработных, инвалиды и молодежь - по двадцать процентов. Кстати, точно такая же картина в развитых странах. Конечно, женщина накануне пенсии к станку не пойдет, да ее туда и не возьмут. Молодежь, которая не имеет опыта работы, тоже не очень нужна. Про инвалидов и говорить нечего.

РГ: Но ведь существует городская программа, по которой предприятия должны отводить определенное число мест инвалидам или платить деньги в специальный фонд?

Панкратов: Денежные взносы с этого года отменены, поскольку это противоречит федеральному законодательству, также не было предусмотрено механизмов контроля за квотированием рабочих мест для инвалидов. 31 декабря 2005 года был подписан Федеральный закон N 199-ФЗ о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий" в котором сказано, что полномочия в сфере занятости, регулирования рынка труда передаются на уровень субъекта Федерации. Он позволяет местным властям контролировать квотирование рабочих мест для инвалидов. И требует разработки механизма контроля. Так что здесь ситуация меняется к лучшему.

Это что касается инвалидов. Остальным мы стараемся помочь трудоустроиться, переквалифицироваться или открыть собственное дело.

РГ: И какова эффективность подобных мер?

Панкратов: На переобучение в прошлом году мы направили 2,5 тысячи человек. Могли бы и больше, но... бюджет не позволяет. И так, я считаю, 8 тысяч рублей, которые выделяются на переподготовку одного безработного, - для Петербурга это мало. Но, тем не менее, работу после этого нашли 98 процентов обратившихся к нам людей. Кстати, в 2005 году служба занятости трудоустроила 120 тысяч обратившихся в нее горожан.

РГ: Восемь тысяч - это действительно мало. Кто устанавливает такие нормативы?

Панкратов: До сих пор они устанавливались достаточно условно. Но федеральный закон N 199-ФЗ установил, что нормативы будут приниматься постановлением правительства РФ, в зависимости от численности населения и социально-экономической ситуации.

РГ: А в той части, которая касается помощи в открытии собственных дел? Какова эффективность этих программ?

Панкратов: У нас очень жесткий отбор желающих участвовать в этих программах. Потому и эффективность высокая. До 80 процентов создавших при нашей помощи собственное дело через год продолжают работать. За прошедший год мы совместно с комитетом экономического развития помогли открыть свой бизнес более 300 гражданам.

РГ: Мы говорили уже о проблеме иностранной рабочей силы. Новый закон не позволит местным властям дополнительно квотировать ее привлечение?

Панкратов: А зачем? До сих пор в Петербурге заявленная квота ни разу не была вычерпана. А что касается целесообразности привлечения... Мы выдаем заключение относительно такой целесообразности (если специалиста действительно не найти у нас). Так вот, за последние два года мы ни разу не выдали отрицательного заключения. Все заявки обоснованны.

РГ: Павел Борисович, вы могли бы оценить скрытую безработицу и скрытую занятость в Петербурге?

Панкратов: По методике, утвержденной МОТ, в Петербурге безработица примерно 2,5 процента, а не около 1 процента, как следует, исходя из числа зарегистрированных безработных. Сами понимаете, это не такое расхождение, о котором следовало бы говорить,

РГ: А каково сейчас среднее пособие по безработице?

Панкратов: 1738 рублей. Для Петербурга это, безусловно, мало. Но размер минимального и максимального пособия устанавливается постановлением правительства России. Опять-таки без учета специфики каждого региона. Для Петербурга даже максимальный размер пособия - 2880 рублей - ниже прожиточного минимума.

РГ: Что мешает сегодня решению проблем развития рынка труда Санкт-Петербурга, о которых вы говорили?

Панкратов: Теперь уже практически ничто. С 1 января 2007 года мы превратимся из федеральной в городскую службу. Что позволит укрепить наше взаимодействие с городскими властями. Таким образом, появится возможность собрать все усилия, связанные с регулированием рынка труда, и координировать их из одного центра. Конечно, безработица совершенно не исчезнет. Всегда будут люди, по тем или иным причинам неконкурентные на рынке труда. И служба занятости будет помогать им вернуться на этот рынок и найти себе рабочее место.

Главная задача, которая стоит в настоящее время, это создание системы управления баланса трудовых ресурсов в Санкт-Петербурге.

Фото:

- Павел Панкратов: Необходимо создать программу решения кадровой проблемы.

Беседу вел Юрий Звягин

К "мигалкам" почтения нет Чиновники выяснят, сколько автомобилей в Северной столице имеют маячки  »
Юридические статьи »
Читайте также