Беспокойное наследство

Со следующего года в России будет отменен налог на наследство. Теоретически это должно облегчить передачу бизнеса по наследству. Но как показывает практика, ключевые проблемы, которые возникают при этом, к налогам не имеют никакого отношения.

На прошлой неделе Госдума приняла в третьем чтении законопроект, отменяющий с 2006 года налог на наследование. Поскольку инициатива его отмены исходила от Владимира Путина, можно не сомневаться, что проект скоро станет законом. Однако если будущим наследникам квартир, машин и садовых участков, которые сегодня вынуждены отдавать государству от 5 до 40% стоимости наследуемого имущества, новый закон облегчит жизнь, то при передаче по наследству бизнеса, в первую очередь акций и долей в компаниях, он мало что изменит. Как правило, в этом случае размер налога носит символический характер. Стоимость акций (доли) определяется исходя из размера уставного капитала, который на момент создания фирмы (где-нибудь в начале 90-х годов прошлого века) составлял несколько тысяч рублей.

Наследников никто не любит

«Проблемы, с которыми сталкиваются наследники бизнеса, в основном лежат в сфере управления, – говорит вице-президент Адвокатской палаты Петербурга Андрей Савич. – Это вопросы взаимоотношений с другими владельцами, контрагентами, менеджерами компании, которые новые собственники обычно не способны решить, что и приводит к вытеснению их из бизнеса».

По словам адвоката «Адвокатской коллегии Нарышкиных» Аллы Акатьевой, чаще всего в случае смерти одного из владельцев компании возникает конфликт между его наследниками и партнерами по бизнесу. Сильнее всего таким ситуациям подвержены крупные компании с небольшим числом собственников. Удастся ли наследникам защитить свои интересы в первую очередь зависит от того, насколько активную позицию они занимают и введены ли в курс дел компании.

Если часть бизнеса наследует вдова с несовершеннолетними детьми, абсолютно непосвященная в дела мужа, – понятно, что ей остается лишь надеяться на порядочность остальных партнеров. Как говорят юристы, случаи, когда с наследниками расплачиваются более или менее честно, единичны. А вот попытки давления, вплоть до открытых угроз, или введение в заблуждение относительно реальной стоимости активов – далеко не редкость. Даже если в уставе общества указано, что наследники не имеют права участия в управлении и компания должна выкупить у них их долю по рыночной стоимости, получить адекватную цену полюбовно, как правило, невозможно. Единственный выход – прибегнуть к услугам независимого оценщика и добиваться правды в суде.

При этом механизмов, позволяющих совладельцам заблокировать для наследников доступ к управлению активами, предостаточно. Нередко наследодатель напрямую владеет лишь небольшим пакетом акций, а остальным – через цепочку других фирм. Наследники об этом могут быть не осведомлены, а совладельцы промолчат. Даже если наследникам удастся найти все концы и вступить в права наследования – для получения доступа к активам необходимо участвовать в управлении компанией, что они вовсе не обязательно умеют или хотят делать. У совладельцев остается возможность вывести большую часть активов, оставив наследникам пустышку.

Бунт менеджеров

Нередко новые владельцы сталкиваются с противодействием со стороны менеджмента компании. Мотивы здесь могут быть самые разные – опасения смены руководства, несогласие с политикой нового хозяина, а то и просто негативное отношение старой команды управленцев к новому руководителю. Именно в такой ситуации в свое время оказался гендиректор группы компаний «Евросиб» Дмитрий Никитин, который в 29 лет после гибели отца возглавил бизнес. Несмотря на то что он уже достаточно долго работал в «Евросибе» на ведущих позициях, ему пришлось столкнуться с откровенным саботажем со стороны ряда менеджеров. Многие из них были намного старше нового босса. В течение двух лет происходили перетряски в управленческой структуре компании, и Никитин в конце концов победил, но ценой увольнения четверти топ-менеджеров. Причем, по мнению экспертов, этот пример скорее исключение: чаще в такой ситуации остаться в бизнесе наследникам не удается.

По мнению генерального директора компании «Бизнесконсалтинг» Антона Саенко, возникновение конфликта имеет зачастую и психологическую подоплеку – людям трудно смириться с приходом в бизнес, созданный своими руками с нуля, посторонних. Не менее негативное отношение со стороны совладельцев будет иметь место и в том случае, если наследникам бизнес безразличен, и они хотят продать свои акции. В этом случае «рейдеры», конкуренты или иные заинтересованные стороны легко могут извлечь пользу из ситуации. Так, например, в 2002 году конфликт вокруг Московского жиркомбината разгорелся после того, как миноритарный акционер – саратовский холдинг «Букет» – увеличил свой пакет, выкупив 19,9% акций у наследников умершего гендиректора комбината Мелкона Азнаурьяна. Старым и новым акционерам компании удалось достичь мирового соглашения лишь в конце прошлого года.

Как делится бизнес

«Наиболее простое решение – разделить бизнес поровну между всеми детьми – давно считается самым простым способом угробить дело, поссорив при этом детей между собой», – утверждает старший консультант НП «Северо-Западный центр корпоративного управления» Анна Осипова. Лучший вариант – передать компанию кому-то одному или, если такое возможно, разделить бизнес на несколько независимых направлений, заранее и постепенно вводя в него будущих наследников. Однако в случае внезапного ухода наследодателя из жизни безболезненный переход невозможен, особенно если взаимоотношения между наследниками и до этого были далеки от идеала.

Такая ситуация может сложиться вокруг наследства погибшего зимой этого года основателя холдинга «Веда» депутата Госдумы Кирилла Рагозина. Высказывается версия о возможном противостоянии между ближайшими родственниками и гражданской женой покойного бизнесмена. Как это в конечном итоге отразится на деятельности холдинга, предсказать сложно. Кстати, вокруг наследства убитого в 1999 году владельца «Балтийской финансово-промышленной группы» Павла Капыша также развернулся спор между официальными наследниками и гражданской женой бизнесмена и его внебрачным сыном. В борьбу за активы группы включились многие, в том числе криминальные группировки, и в итоге от бизнеса бывшего нефтяного короля Петербурга сегодня мало что осталось.

Как отмечают специалисты, предупредить возникновение конфликтов, связанных с передачей бизнеса по наследству, можно даже в запутанных российских условиях. В последнее время, многие консалтинговые фирмы начинают продвигать услуги по составлению бизнес-планов передачи бизнеса. Собственнику, даже если он рассчитывает вести дела еще не один десяток лет, следует подходить к его разработке, как к запуску очередного долгосрочного бизнес-проекта, от реализации которого во многом зависит будущее его компании.

Бизнес в наследство: что нужно сделать (при жизни)

Интересы семьи

Независимо от содержания завещания, прямые наследники вправе претендовать не меньше чем на половину той доли, которая причиталась бы им по закону в случае отсутствия завещания. Поэтому необходимо составить максимально подробное завещание, отписав наследникам их обязательную минимальную долю.

Интересы партнеров

Если у наследников нет намерения или способностей продолжить бизнес, разумным решением будет так называемый завещательный отказ, в котором можно передать совладельцам часть своего пакета на условии, что они выплатят наследникам определенную сумму. При этом желательно точно определить размер этой суммы и установить разумный срок выплаты.

Интересы менеджмента

В период безвластья менеджмент может развернуть деятельность компании в своих интересах. Если же в компании применяется политика повышения лояльности менеджмента, то имеет смысл подкрепить ее определенными гарантиями (опять-таки в завещании), которые позволят менеджменту не опасаться изменений в составе владельцев.

Осведомленность наследников

Наследники зачастую не осведомлены о том, на что вправе претендовать. Если управление активами осуществляется через цепочку фирм, заканчивающуюся в каком-нибудь оффшоре, шансы наследников найти концы близки к нулю. Важно предусмотреть этот риск, например, подробно перечислив всю собственность в завещании.

Интересы сторонних лиц

В ходе приватизации часть акций нередко оформлялась на доверенных лиц, близких друзей, дальних родственников и т. д. В этой ситуации наследники оказываются заложниками порядочности этих людей. Лучший способ избежать проблем – перевести акции на себя или передать свидетельства о том, что акции были переданы в доверительное управление.

Интересы управления

В шестимесячный период вступления наследников в свои права есть риск вывода активов другими собственниками или менеджментом. На это время можно в завещании назначить временного управляющего можно в завещании. При этом необходимо стимулировать его личную заинтересованность в сохранении активов фирмы и соблюдении интересов наследников.

Алексей Травин

Лицензии пустили по этапам  »
Юридические статьи »
Читайте также