Государство в ответе за тех, кого распустило

Менее месяца назад в Москве произошла трагедия. Собака бойцовой породы тоса-ину насмерть загрызла 8-летнюю Дашу Куропаткину. По факту нападения животного прокуратура завела уголовное дело по статье «причинение вреда здоровью по неосторожности». Пока идет следствие, и неясно, кто будет нести ответственность за смерть ребенка. Самое страшное, что невольными убийцами могут стать мать или старшая сестра погибшей девочки, поскольку они являлись владельцами собаки-убийцы и трагедия произошла непосредственно в их жилище.

Впрочем, если кто-то из родных Даши будет наказан — это уже станет прецедентом в современной российской юридической практике. Ибо, несмотря на печальную статистику жертв домашних «убийц-любимцев», в России до сих не было ни одного случая, когда хозяин собаки понес заслуженное наказание, — максимум отделывались штрафами. Тем более не известны случаи, когда на скамье подсудимых оказался бы родственник жертвы — хозяин животного. Исходя из морально-этических норм, он уже вроде бы наказан. Однако почему-то все забывают, что искалеченный или погибший — не собственность чьих-то нерадивых родителей, а в первую очередь человек, имеющий право на охрану жизни и здоровья. Но если покусанный взрослый еще может как-то постоять за себя, то за ребенка несут ответственность родители. Часто — те самые, которые по глупости, неосторожности или просто ради собственных амбиций или корысти (напомним: старшие Куропаткины дома занимались разведением собак бойцовых пород) привели в дом собаку — источник повышенной опасности.

«Ответственность должна лежать на том, кто приобрел право собственности на собаку, — считает Светлана Миролюбова, советник вице-спикера ЗакСа СПб (кстати, профессиональный кинолог и владелец собак). — У нас в стране ситуация парадоксальна: владельцы собак несут за них ответственность сугубо формальную, судебные иски бесперспективны. В УК РФ существует статья, позволяющая наказывать таких хозяев, но правоохранительные органы упорно открещиваются от подобных дел. По существующему нынче законодательству, чтобы привлечь хозяина собаки к ответственности, нужно доказать, что был умысел. Поэтому мы сегодня настаиваем на том, что любые собаки должны быть отнесены к источнику повышенной опасности наравне, например, с оружием. И это должно быть прописано в законах. Покалечить может и невинный пекинес».

Правоохранительные органы, как собак, боятся дел «о собаках» (простите за каламбур). Боятся их и чиновники. На федеральный закон о животных , прошедший три чтения в Госдуме, еще в 1999 году наложено вето президента с формулировкой, что в нем нет «самостоятельного предмета регулирования». Питерский парламент также неоднократно пытался принять закон «О домашних животных в Санкт-Петербурге», но почему-то все не может принять. Депутат ЗакС Игорь Риммер признает, что сегодня ситуация «дико запущенна», и настаивает на том, чтобы в наш местный законопроект (сам закон депутаты обещают-таки принять уже в нынешнем году) вошла формулировка, приравнивающая собаку к источнику повышенной опасности, а владение собакой расценивалось как ношение оружия. Соответственно, с обязательным прохождением тех же или аналогичных процедур, которые необходимо пройти гражданам, желающим приобрести оружие или сесть за руль автомобиля. Кроме того, необходимо приравнять собаку к частной собственности, а питомники регистрировать как частные предприятия, заставить заводчиков платить налоги и, согласно закону, отвечать за свой «товар» или «услуги». Подобная мера значительно сократила бы количество дилетантов, занимающихся с целью наживы разведением собак в жилых домах.

Но это все проекты. Пока же Юрий Андреев, начальник Управления ветеринарии СПб, открыто признает «свою и милиции беспомощность» в борьбе с собачниками, особенно с нелегальными. «Максимум, что мы можем сделать, — погрозить пальчиком. А ведь такие животные способны стать источником более 20 опасных инфекционных заболеваний! Но милиция проверяет «коробочников» только на наличие регистрации. Не слышал, чтобы какой-то хозяин был оштрафован за то, что собака не в наморднике. А о нравственности тут речи не идет вообще».

Впрочем, чиновники по улицам редко ходят, а у милиционеров оружие есть. А вот что нам-то делать?

Марина Бойцова

Мариинский политтеатр: Ряды хранителей Устава вновь поредели  »
Юридические статьи »
Читайте также