"В девяносто третьем мы закончили советский период"

27 апреля в Петербурге состоится выездное заседание Государственной думы, посвященное 100-летию российского парламентаризма.

"НВ" продолжает серию публикаций о юбилее

Считаю, что 12 декабря 1993 года был мой самый счастливый день в жизни. Потому что ЛДПР не просто приняла участие в думских выборах, а была хорошо воспринята избирателем. Помню свой первый рабочий день в Думе - тогда в Кремле нас всех собирал глава Администрации президента Сергей Филатов у управделами президента Павла Бородина, которого я еще плохо знал. Когда ему дали слово, он рассказал нам, что и как, где наши помещения. У меня подъезд оказался хороший, гостиница "Мир" рядом, и это было прекрасно. Это был праздник. Нас избрали, и это была демократия.

Оказалось, что работать в Госдуме тяжело. Депутату нужно столько всего знать! Мы обсуждаем великое множество вопросов, и нужно прочесть все законы. Идут и круглые столы, и парламентские слушания. Посетители и делегации, экскурсии и интервью, причем на любую тему, каждый день. Это самая тяжелая работа депутата, а тем более руководителя фракции и тем более руководителя Государственной думы. Мой рабочий день всегда продолжается с девяти часов утра и до девяти вечера. Чтобы пообедать, мне остается всего 10 минут. Питание не очень хорошее, хотя журналисты говорят, что дешево. У меня, как у зампреда, есть комната отдыха - я могу туда прийти на диване полежать, есть спортивные тренажеры, но и на это не хватает времени. Я сижу в президиуме, и 900 глаз на меня смотрят. Это какая энергетика! Все на тебя, а надо выступать перед залом. Но выступать депутат должен только так, глядя в глаза коллегам. Все это оказалось непросто.

Победа ЛДПР на первых думских выборах была в чем-то закономерностью. Люди не хотели крайностей и отдали голоса той партии, которая не была ни с кем. Мы не были ни с Кремлем, ни с Верховным Советом СССР . И на нас не было ни одной капли крови. Мы не призывали выйти на улицы, а призывали голосовать. Это же был одновременный референдум по Конституции - сегодня многие забыли, что и Гайдар, и Зюганов выступали против ее проекта. Конституцию поддержали только избиратели ЛДПР (может быть, это одна из причин, почему нам сегодня не мешают). Президенту Борису Ельцину нужно было ее принять, потому что он сам запретил своим указом последнюю советскую Конституцию.

Если бы народ тогда не поддержал Конституцию, то страна осталась бы в вакууме власти. Поэтому я использовал все формы пропаганды, и я считаю, что именно мои призывы позволили одновременно провести и референдум, и выборы в Думу. Поэтому я до сих пор считаю, что 12 декабря 1993 года - это исторический день для России. Мы закончили советский период.

Да, перед этим была кровь, но народ проголосовал, и новая российская Конституция появилась. Одна из самых демократических конституций в мире. Сегодня она для многих формальна. Но тогда мы заложили в Конституцию самые минимальные сроки полномочий президента - 4 года, хотя во многих странах мира президент избирается на 7 лет. Мы тоже могли это сделать, но атрибуты демократии были сохранены.

Что мы сделали, когда пришли в январе 1994 года работать в Думу? Мы уже 23 февраля приняли пакт о всеобщей политической амнистии: мы больше никого не судили, и все были отпущены на свободу. Этого тогда многие не поняли. В этом есть историческая параллель с первой царской Думой, которая тоже начинала с политической амнистии. Тогда пришли представители разных сословий, которые даже по духу нам очень соответствовали. Та первая Дума нападала на царя, а эта наша первая Дума - на первого президента Бориса Ельцина. Там было много предложений от антиправительственно настроеных кругов, отчего в конце концов царь Думу распустил. И здесь было то же самое, после чего были те же попытки приостановить деятельность Госдумы. Но 100 лет назад не было ЛДПР - там были правые и левые, но все время не хватало центра. Мы же в ЛДПР уже 13 лет не хотим никаких антивыступлений и не хотим никакого свержения.

Ведь ошибка первой Думы была пойти сразу против царя, против правительства и против войны. Против всего, и они бы довели дело до такого плачевного конца, что власть захватили бы экстремисты. И наша Госдума 1993-1995 годов все время была против президента. Так что параллели есть.

Сегодняшняя Госдума многим отличается от той, что была в первом созыве. Парламент стал более спокойным. Намного больше принято законов и нет того "духа революций", из-за которого в первой Думе трудно было работать. Постоянно были конфликты, трудно было что-то провести. Уже во второй Думе образца 1996-1999-го у левых сил было большинство, и они напринимали столько разных законов, которые и сегодня мешают нам всем развиваться. Они пытались принять постановление про импичмент президенту, и страна вновь оказалась на пороге тяжелейшего кризиса. Кто спас? Опять ЛДПР.

Нас все еще упрекают: почему мы не поддержали импичмент? Да потому, что если бы мы поддержали, то на столе у Бориса Ельцина уже лежало бы два приказа - о роспуске ГД и о запрете КПРФ. Мы тогда спасли коммунистов России, а они нас упрекают за это целых шесть лет. Им бы показать те проекты ельцинского указа, которые он собирался подписать вечером в пять часов, если бы только в Думе в четыре не закончилось голосование. Тогда в мае сторонникам импичмента не хватило всего 17 голосов, чтобы объявить отставку Ельцина. Мы спасли парламент, Конституцию, демократию, и президент ушел через четыре месяца сам. То есть не было проблем.

Но в первой Госдуме мы все начинали с нуля. Сейчас мы сделали наше выборное законодательство более совершенным - произошел переход к выборам по пропорциональной системе. Так вся Европа выбирает. Тогда же отсутствие партийной избирательной системы было ошибкой, поскольку до сих пор половина нижней палаты - это неуправляемые одиночки. Вторая половина палаты состоит из 13 разобщенных партий, которые не могут ничего добиться. Потому были сложности, и только вот сейчас, с января 2004 года, вот уже почти два года Дума работает в самом спокойном рабочем режиме.

Подпись: Владимир Жириновский, депутат Государственной думы РФ, председатель Либерально-демократической партии России, заместитель председателя Госдумы III и IV созывов, полковник запаса, доктор философских наук, заслуженный юрист РФ

Ведомство Степашина заглянуло на Крайний Север  »
Юридические статьи »
Читайте также