Велосипед с квадратными колесами изобрели депутаты ЗакСа, чтобы въехать в Мариинский

Петербургские парламентарии вслед за своими коллегами из Госдумы решили избираться по пропорциональной системе, то есть исключительно по партспискам. При этом наши городские политики всегда остаются самими собой. И на этот раз они не забыли внести изрядную долю местного колорита и в итоге нагромоздили такую схему, что политологам, видимо, придется придумывать для нее какое-нибудь особое название.

Секрет петербургских пропорций

Попытаюсь объяснить. Избиратель будет голосовать за партию. В каждом заксовском округе партию будет представлять конкретный кандидат. Голосуя за него, Вы голосуете за партию, а голосуя за партию, соответственно, за него. Между партиями, прошедшими 7-процентный барьер, распределяются мандаты. В зависимости от полученных процентов. Но это еще не всё.

Дальше мандаты делятся внутри партий-победительниц. Предположим, партия "Делимая Россия" отвоевала 28 мест. Первая тройка ее списка проходит автоматически. Остальных кандидатов ставят по ранжиру. В соответствии с полученными в округах процентами. От лучшего к худшему. Первые 25, набравшие наибольшее, по сравнению с прочим, количество голосов, в нашем случае проходят, остальные - за бортом.

То есть кандидат Петров может набрать в своем округе, скажем, 52%, но не стать депутатом. Потому что внутри партии "Делимая Россия" это будет 30-й результат, а мандатов, напомним, всего 28.

А кандидат Сидоров в том же округе ограничится 10%, но это будет лучший показатель среди кандидатов от "Неделимой России", собравшей в среднем по городу 8% и получившей 4 мандата.

И скромняга Сидоров будет заседать в Мариинском дворце, а его незадачливый соперник Петров кусать локти где-нибудь в другом месте.

Нетрудно понять, что при такой схеме от одного округа могут оказаться избраны несколько депутатов от разных партий, а от другого - вообще ни одного.

Такая вот система партсписков по-петербургски.

Вообще говоря, выборы по пропорциональной системе проводятся в мире с XIX века. И уже к началу XX века насчитывалось более 100 ее разновидностей. Во-первых, существует множество математических способов перевода процентов в мандаты. Во-вторых, список может быть единым, или распадаться на региональные части, или представлять собой симбиоз того и другого (как до недавнего времени на выборах в Госдуму). Наконец, список может быть закрытым, открытым, гибким и т.д. То есть места в списке может распределять партия, а может - избиратель.

Вдаваться в подробности не будем. Отметим лишь, что у петербургских законодателей действительно было широкое поле для фантазии и маневра. Чем они в полной мере и воспользовались...

В сравнении с мажоритарной, пропорциональная имеет ряд очевидных преимуществ. Недаром она используется в большинстве западноевропейских стран. Либо исключительно, либо в комбинации с мажоритарной.

У нас чаще всего вспоминают о двух достоинствах пропорциональной системы. О них и поговорим.

Два плюса или один минус?

Считается, что пропорциональная система более правильно учитывает мнение населения и защищает права меньшинства. Теоретически это верно. Хотя, надо сказать, данная теория носит несколько умозрительный характер. В странах с давними демократическими традициями проводилось исследование на так называемый "индекс пропорциональности". То есть насколько распределение мандатов соответствует предпочтениям граждан, высказанным на выборах. Действительно, наиболее высоким индекс оказался в странах с пропорциональными выборами: Австрия - 99%, Швеция - 98%, Дания - 97%. В классически "мажоритарных" Франции и Великобритании, соответственно, 79% и 85%. Но при этом в столь же "мажоритарных" США - 94%, а в "пропорциональных" Бельгии и Испании - 91% и 84%.

Здесь нет загадок и парадоксов. Просто на поверку выясняется, что голая арифметика сама по себе не позволяет поделить голоса строго пропорционально. Например, есть такая вещь, как избирательный барьер, отсекающий партии-аутсайдеры.

У нас, кстати, барьер в 7% - чуть ли не самый высокий в мире. Выше только в несколько экзотическом Лихтенштейне - 8%. Для Петербурга семипроцентная планка вообще ничем не оправдана, кроме желания походить на федеральный центр. 50 мандатов в розыгрыше создают естественный барьер в 2% - 1 депутат. И это нормально. 2-процентный барьер существует, например, в Дании, и правительственное большинство там достаточно стабильно.

Но чтобы представителям "меньшинства", якобы опекаемого нашими политиками, было еще сложнее перескочить через пресловутый барьер, наши мудрые законодатели ввели запрет на блоки. В принципе, это не противоречит мировой практике. Скажем, в Португалии в выборах могут участвовать тоже исключительно политические партии. Но есть один нюанс. В Португалии вообще нет барьера. Я уже не говорю о том, что у нас работает еще и такой мощный секатор, направленный прежде всего на ущемление прав меньшинства (в данном случае - национально-территориального), как запрет на существование региональных партий.

Так что в наших условиях говорить о защите электорального меньшинства как-то не приходится. Чему есть вполне реальное подтверждение. Как известно, демократические силы в виде "Яблока" и СПС не прошли в Думу именно по спискам. И остались бы вообще без представительства, если бы не несколько депутатов-одномандатников.

Никто не даст гарантии, что в Петербурге ситуация не повторится. Только одномандатников уже не будет.

Другой миф, активно навязываемый нам в последнее время, - что, мол, пропорциональные выборы дадут невиданный толчок развитию политических партий.

Спору нет, партийная система в нашей стране переживает кризис. (Что, может, и не так страшно, поскольку всё без исключения в нашей стране переживает кризис, - в принципе, это наше обычное состояние.) Старые партии сходят со сцены. Чиновный монстр "Единая Россия", гордо именующий себя "партией власти", представляет собой довольно противоестественное образование. Поскольку, по идее, партия власти должна формировать власть. У нас же - власть формирует партию власти. А точнее - партию при власти. Короче говоря, с точки зрения классической политологии, это абсурд.

Но наивно думать, будто партийная система у нас не складывается из-за неправильной системы выборов. 10 лет половина Думы формировалась по партспискам, но доверие к партиям от этого нисколько не выросло. Потому что реально они никак не могли повлиять на ситуацию в стране. Отсюда общее брюзжание на их счет: "Много говорят, а ничего не делают!" В отличие, к слову, от конкретных депутатов, которые "все же чего-то делают". Особенно если это депутат ЗакСа, в распоряжении которого резервный фонд.

Пропорциональная система выборов - по самой своей логике - предполагает, что парламентское большинство должно формировать правительство. Или, по крайней мере, реально его контролировать. И нести ответственность за его деятельность. А оппозиция быть готовой после первых же парламентских выборов прийти к власти.

У нас же самое главное - система взаимоотношений между исполнительной и законодательной ветвями власти - остается де-факто без перемен. В нашем случае губернатор - беспартийный, и что важно - назначается беспартийным же президентом. (Понятно, что утверждение кандидатуры местным парламентом будет не более чем ритуальной формальностью). Далее губернатор самостоятельно формирует правительство. ЗакС, правда, может не утвердить вице-губернаторов. На практике это означает, что они все равно будут работать сколь угодно долго, хотя и с несколько унизительной приставкой "и.о.", - примеры тому были.

Бассейн открыт. Воду не обещают...

Новая система выборов оставляет партии в том же неприкаянном положении, в котором они пребывали до сих пор. Ни о каком развитии партийной системы и речи быть не может. Скорее, наоборот. Ненужность партий в нашей системе власти станет еще более очевидной. А стена непонимания между обитателями Мариинского и обитателями всего остального города еще толще и выше.

Избиратель окажется один на один с чиновником. Раньше можно было хотя бы пойти к своему депутату. Да, дело депутатов принимать законы. Да, не их дело чинить крыши и вставлять зубы. Но в бюрократическом государстве человек нуждается в посреднике между собой и чиновным миром. Теперь остаются, во-первых, бесправные муниципальные советы, мало чем отличающиеся по своей влиятельности от рядовых граждан. Во-вторых, депутаты ЗакСа, не привязанные к своим избирателям. Вернее, привязанные, но таким внешне замысловатым, а на деле декоративным узлом, развязать который большого труда не составит. В-третьих, губернатор, ответственный перед президентом. Ну, и в-четвертых, сам президент. Богатый выбор.

Не знаю, подсознательно или путем целенаправленных мозговых усилий народ почувствовал: что-то в этой системе не ладно. Проведенный городским парламентом опрос ясно показал: люди хотят половину депутатов выбирать по спискам (таково требование федерального закона), а половину - по одномандатным округам.

Проведение опроса - дело правильное. В некоторых странах система выборов вообще определялась на референдуме: в Новой Зеландии, по нескольку раз в Ирландии и Италии. Причем обычно люди высказывались за ограничение пропорциональной системы.

В Петербурге, как всегда, поступили "по-петербургски мудро", то есть внешне по-западному, а на деле - по-российски: послушали людей и сделали наоборот. В итоге - схема, которая отметает все полезное от мажоритарной системы и не берет самого главного от пропорциональной.

Потому что самое главное в пропорциональной системе - это не принцип подсчета голосов, а парламентская форма правления: когда политические партии формируют правительство, а не президент с губернатором "строят" депутатов как им Бог на душу положит.

Наши законодатели сказали "А", при этом "Б" не только не сказали, но даже побоялись об этой "букве" подумать. И в очередной раз изобрели российский велосипед - с квадратными колесами и колючей проволокой вместо шин. Бюрократическое управление с элементами партийной системы, построенной на пропорциональных выборах с элементами мажоритарной системы и закрытых списках с "плавающей" по округам открытой фамилией...

Такого рода статьи иногда заканчивают так: будущее покажет. Заканчиваю: ничего хорошего будущее не покажет. К счастью, я имею в виду только политику.

Глеб Сташков

На отдых - с чистой совестью Весенне-летняя работа депутатов Законодательного собрания подходит к концу.  »
Юридические статьи »
Читайте также