"Реформы во всех сферах будут продолжены" Интервью: Михаил Касьянов, председатель правительства РФ

В 2000 г. Михаила Касьянова называли "техническим" премьером. Он управляет правительством четыре года и, похоже, останется на своем месте весь конституционный срок. За это время правительство "били" и слева, и справа. Дипломатичного премьера противопоставляли резкому в суждениях Владимиру Путину, бранили за неамбициозность, но Касьянов по-госплановски основательно продолжал гнуть свою линию. И сегодня премьер считает, что доказал свою правоту: в экономике намечаются качественные сдвиги, а ВВП за четыре года вырос почти на треть, что вписывается в траекторию его удвоения.

Касьянов относит себя к правым либералам и считает, что президент держится тех же взглядов. По его мнению, "дело "ЮКОСа" не является началом огосударствления экономики, а власть не собирается воевать с бизнесом. В этой ситуации особенно интригующе выглядит дальнейшая судьба "неамбициозного" премьера. Касьянов решительно отказался отвечать на вопрос о том, каким ему видится собственное будущее. Он только улыбнулся в ответ на наши "заходы" с целью выяснить, лучше ли сохранить костяк кабинета или резко обновить его под нового премьера. Понимая, что интерес не праздный, Касьянов тем не менее не стал, как он выразился, разрушать интригу вокруг фигуры следующего премьера. Его умолчание можно истолковать так: президент не лишал премьера надежд на продолжение службы в прежнем качестве. У нас сложилось впечатление, что сам Касьянов не против.

- У вас уже были контакты с новой Думой?

- На этой неделе будем встречаться, разъяснять наши приоритеты в законопроектной деятельности. Будем настаивать, чтобы приоритетные законы рассматривались в первую очередь. Часть из них уже в Думе. По другим планируем до конца марта завершить разработку и одобрить на правительстве, чтобы они могли быть рассмотрены в Думе до конца весенней сессии.

- Вы говорите о пакете из 20 правительственных законопроектов?

- 22 - это наш приоритетный план только на первое полугодие. Всего же на год у нас запланировано внесение 76 законопроектов.

- Какие законы вы постараетесь провести до конца весенней сессии?

- Прежде всего те, что связаны с бюджетом. Они касаются налогового администрирования и снижения единого социального налога. Есть некоторые уточнения и по налогу на прибыль.

В 2004 - 2005 гг. мы фактически завершаем налоговую реформу. Все основные законы в этой сфере должны заработать со следующего года. Отдельные коррективы могут быть внесены и позже.

Другое важное направление - подготовка всей системы власти к вступлению в силу с 2005 - 2006 гг. законов по разграничению полномочий . По сути, это часть административной реформы. На данном этапе важно разграничить бюджетные полномочия между федеральным центром и регионами (разграничение между регионами и муниципальными образованиями вступит в силу позже). Все эти законы мы тоже намерены внести в Думу, чтобы осенью они наверняка были приняты.

Вообще, это очень чувствительная вещь, так как одновременно затрагивается очень многое в социальной сфере. Как вы помните, президент говорил, что у нас обязательства на несколько триллионов превышают финансовые возможности. Думаю, что в этом году наступит пора расчистить всю финансовую систему от этих "нефинансируемых мандатов". Мы каждый год приостанавливали их действие в законе о бюджете, но тем не менее все равно принималось очень много судебных решений о взыскании средств с казны вне зависимости от того, есть на эти цели деньги или нет.

- Объем нефинансируемых обязательств консолидированного бюджета - 2,5 трлн руб. в год. У правительства хватит воли выступить за их отмену в год выборов?

- Конечно, хватит. В этом чувствительном вопросе мы должны быть открытыми и честными перед гражданами.

- Не все граждане обрадуются такой открытости. ..

- Если они и так не получают этих денег, то, наверное, поймут . Но особенно это важно для делового сообщества, поскольку вычищает всю ситуацию и создает ясную атмосферу вокруг обязательств государства.

- По оценке Минэкономразвития, в прошлом году прирост ВВП лишь на одну треть обеспечили уникально высокие цены на нефть, а две трети роста обусловлены инвестиционной активностью и потребительским бумом. Означает ли это, что национальная экономика близка к независимости от внешнеэкономической конъюнктуры?

- До независимости еще далеко. Мы по-прежнему зависим от конъюнктуры, пусть и не так сильно, как некоторые другие нефтедобывающие страны. Но сдвиг, который произошел в прошлом году, очень позитивен, хотя он еще и не решает всех этих проблем.

Я бы сказал, что вклад высоких цен даже меньше, чем треть. Еще недавно я говорил, что 2 процентных пункта прироста ВВП - это вклад высоких цен, но сейчас многие аналитики оценивают их вклад примерно в 1,5 процентного пункта. А если ВВП вырос на 6,8% , то 1,5 процентного пункта - это меньше четверти. Тем более радует, что росту ВВП придано неплохое ускорение. И то, что оно основано не только и не столько на высоких ценах, говорит о том, что начались качественные сдвиги. Это главный успех всех четырех лет . При высоких ценах, которые принесли большой приток иностранной валюты, которые создали проблемы для управления денежной массой - а расширение широкой денежной базы было чрезвычайно высоким (65% , даже с учетом проведенной стерилизации - около 50% ), - инфляция была снижена до 12%. Импорт рос высокими темпами, но ускорение роста ВВП означает, что в перерабатывающей промышленности - с учетом повышенной конкуренции со стороны импорта - формируются конкурентоспособные предприятия. И первые оценки статистики показывают, что по сравнению с предыдущим годом в 2003 г. вклад в рост ВВП перерабатывающего сектора вырос с 8% до 10%.

Вы знаете, что наша трехлетняя программа была специально сориентирована повышение роли перерабатывающих секторов. Конечно, хотелось бы, чтобы темп модернизации был выше. Но, по сути, из четырех лет только последний год служил этой задаче. Предыдущие три года другие проблемы нами решались: стабилизация государственных финансов, повышение заработной платы, долговые проблемы, налоговые, многое другое.

- А что вы понимаете под независимостью от внешней конъюнктуры?

- Для России, как экспортера нефти, важно, чтобы при низкой цене на сырье все секторы экономики, социальная сфера работали нормально. Некоторые говорят, что у страны будут трудности при цене на нефть ниже $18 , мы же считаем, что для нас негативный фактор - цена менее $15 за баррель.

- В прошлом году бурно росли инвестиции. Прямые иностранные инвестиции увеличились более чем вдвое - с $2,7 млрд до $6 млрд. Продолжится ли инвестиционный бум?

- Скачок иностранных инвестиций был предсказуем. Последние два года мы интенсивно вели переговоры с основными инвесторами крупных проектов, прежде всего в сырьевых сферах и автомобилестроении. И в конце позапрошлого - начале прошлого года компании приняли решения об исполнении своих намерений. Только по "Сахалину-2" (там строятся большой завод, газопровод и т. д. ) в прошлом году осваивалось по $250 млн инвестиций в месяц. Так что значительная часть $3-миллиардного прироста объясняется именно этим.

А с другой стороны, иностранные инвесторы видят, что Россия пять лет находится в полосе устойчивого экономического роста, и поэтому их общее настроение меняется в лучшую сторону. Например, самыми высокими после сырьевых отраслей темпами росли иностранные инвестиции в сфере торговли. Посмотрите, сколько вокруг Москвы построено разных гипермаркетов, и то же самое происходит в других крупных городах.

Инвестиции растут и в сырьевом секторе, и в пищевой промышленности, и в машиностроении. Поэтому я бы не сказал, что есть какой-то чрезвычайный инвестиционный бум. В позапрошлом году с инвестициями была беда - они выросли всего на 2,5% , а в прошлом - уже на 12%. Если мы возьмем два этих года, то в среднем получим нормальный рост на 7 - 8% в год. Я был бы больше рад, если бы это был не бум, а выход на стабильную траекторию с таким достаточно высоким темпом роста инвестиций.

- Как вы относитесь к идее не загонять дополнительные доходы бюджета в стабилизационный фонд, а направлять их на финансирование обрабатывающих отраслей, которые страдают от хронического недоинвестирования?

- Я согласен, что перерабатывающий сектор недоинвестирован. На протяжении длительного времени в структуре источников инвестиций у нас, к сожалению, превалируют собственные средства предприятий. Это вызвано главным образом плохой защищенностью прав собственников и кредиторов, а также низким уровнем развития банковского сектора.

Стабилизационный фонд не должен рассматриваться в этой привязке. Его цель - изъять избыточную ликвидность, обеспечить устойчивую денежную политику и не приучать страну к незаработанным деньгам. Но они вернутся в российскую экономику. Например, если приток валюты станет недостаточным, у нас будет, чем удовлетворить спрос на деньги.

- Верите ли вы в то, что государство способно быть эффективным инвестором?

- Прежде всего государство должно быть эффективным собственником в тех секторах, где создаются условия для работы всей экономики. Это вся сеть автомобильных дорог, железные дороги, трубопроводный транспорт, аэропорты, морпорты, электросети - все то, что создает возможности для развития бизнеса. И там такие вложения должны быть.

- Получается, что масштабные госинвестиции - это задача уже следующего четырехлетия?

- Они были и в предыдущие четыре года. Это инвестиции "Транснефти" , железнодорожный транспорт, газовый, электроэнергетику. Ведь когда правительство рассматривает инвестиционную программу той или иной монополии, оно фактически перераспределяет ее прибыль. Когда государство решает направить на инвестиции прибыль, которая могла бы быть просто направлена на другие цели, - это и есть госинвестиции.

- Почему в отличие от электроэнергетики и железнодорожного транспорта правительство так и не начало реформу газовой отрасли?

- Для начала мы должны отработать методологию определения тарифов на транспортировку газа по трубопроводной системе. Затем нужно ясно определить, как будут устанавливаться цены реализации для внутренних потребителей газа. Когда эта работа будет завершена, станет понятно, что делать дальше - нужно нам создавать рынок газа, цена на который будет определяться под давлением спроса и предложения, или не нужно.

Нам нужно понять, что лучше для страны. Если мы считаем, что общие объемы добычи газа должны поддерживаться примерно на сегодняшнем уровне, то все необходимые для этого ресурсы уже обозначены, разведаны, и вопрос только в разработке, с которой справится тот же самый "Газпром". Поэтому вопрос в том, надо ли путем создания рынка газа давать возможность одному большому производителю, который обеспечивает и будет обеспечивать 90% добычи, формулировать квазирыночную цену.

По сути, речь идет о рациональности природопользования. Хочет ли государство все свои природные запасы разработать, скажем, в течение 10 лет, увеличив вдвое добычу газа? А если нам это нужно, то сможем ли мы обеспечить соответствующую транспортную инфраструктуру? Наша энергетическая стратегия предусматривает не резкое увеличение добычи , а поддержание этого уровня и некоторый рост.

Я не говорю, что сформировал окончательное мнение, но я слышал веские доводы, причем не от представителей "Газпрома", о том, что "свободное" ценообразование - не лучший вариант .

- Это такой вариант промышленной политики?

- Это не промышленная политика, а рациональное природопользование. Главный вопрос, кто платит за реформу? Поскольку компания находится под государственным контролем, то, централизованно повышая цены на реализацию, мы даем ей возможность получать прибыль, которую она может тратить на свое развитие. А если для развития требуются меньшие инвестиции, то зачем такая прибыль? Мы можем держать меньшую цену, чтобы вся экономика России могла пользоваться естественным преимуществом - относительно низкой ценой природных ресурсов.

- Но при таком подходе Европейский союз никогда не пустит Россию в ВТО. ..

- Сейчас не пускает, но это не означает, что мы должны с этим соглашаться. Это наше естественное преимущество. И, думаю, мы скоро убедим в этом наших партнеров. В дальнейшем, когда мы диверсифицируем экономику, тогда все мы должны будем осознать, что для обеспечения глобальной конкурентоспособности страны каждый должен платить за энергоресурсы столько, сколько они стоят на мировом рынке. А к тому времени наше естественное преимущество уже выведет страну на другой, гораздо более высокий уровень развития.

- Но дешевизна природных ресурсов консервирует чрезмерно высокую энергоемкость нашей экономики. ..

- Консервирует там, где у людей не хватает предпринимательской смекалки и способности к стратегическому планированию, где не ищут способы экономить на издержках. Но предпринимательство всегда находит самые эффективные пути. А в России эта способность развита особенно обостренно.

- "Газпром" контролируется государством. Разве вы не хотите понять, какая у него структура издержек?

- Я с этого и начал. Не факт, что нам нужно свободное ценообразование, но абсолютно необходимо как можно быстрее определить, как формируется себестоимость: сколько стоят добыча, прокачка, расходы по содержанию этой системы и т. д.

У "Газпрома" много непрофильных активов, и, на мой взгляд, это означает, что прибыль, ранее полученную компанией, было просто некуда применить в рамках стратегии ее развития. Возможно, это говорит о том, что цена на газ сегодня уже не слишком занижена. Необходимо посмотреть, нужно ли сильно индексировать внутренние цены после их повышения на 20% в 2003 г. Такого темпа уже не должно быть. По моей оценке, расчеты могут показать, что нынешняя цена реализации газа, регулируемая государством, покрывает расходы производителя по добыче газа и его доставке до потребителя внутри России.

- Когда можно ожидать либерализации рынка акций "Газпрома"? Проект указа президента подготовлен без малого два года назад.

- Уверен, что такое решение будет принято в скором времени. Я буду предпринимать все необходимые усилия для того, чтобы этот процесс ускорить.

- У вас есть "любимая" и "нелюбимая" реформа?

- Тяжелее всего дается реформа жилищно-коммунальной сферы. Страна большая, ответственность разных уровней власти разная. К реформе ЖКХ федеральное правительство имеет по Конституции и по законам небольшое отношение, но в силу наших традиций оно морально отвечает за все. Поэтому всегда есть соблазн у руководителей правительства сделать что-то самим. Я всегда говорю нашим министрам, что это неправильно. Квалификация в управлении заключается в том, чтобы разъяснить или заставить - не палкой, а экономическими способами - нижестоящие уровни власти исполнять те реформы, которые нужны. Реформа ЖКХ самая трудная для управления, самая вязкая, и при этом она самая чувствительная для населения.

А яркий пример того, как реформа приносит положительный результат, - это налоговая реформа. Мы даже в правительстве сильно спорили, можем ли мы брать на себя такие риски по снижению налогового бремени, но посмотрите: мы снижали бремя на 1,5% , а то и на 2% ВВП в год, а объем доходов консолидированного бюджета сокращался и сокращается на 0,5 процентного пункта, 1 п. п. Это означает, что каждое снижение давало расширение налоговой базы. Мы оставляли деньги в экономике, а это вело к росту монетизации и предпринимательской активности. Значит, действия были правильными, а риски - взвешенными. Сейчас то же самое предстоит делать по ЕСН - снижая бремя, расширять налогооблагаемую базу.

- Бизнес всех уровней беспокоится о введении спецсчетов для уплаты НДС. Можно ли считать, что правительство приняло окончательное решение ввести спецсчета?

- Осенью на заседании правительства мы приняли предварительное решение о том, что эта система в принципе одобряется. Напомню, что мы стали работать над ней по инициативе самих предпринимателей. Нынешняя система администрирования НДС подрывает справедливую конкуренцию, позволяя одним компаниям нарушать закон и благодаря неуплате НДС получать серьезное преимущество перед другими. И этот фактор должен быть немедленно устранен.

Последнее обсуждение с предпринимателями показало, что если им будут компенсированы потери в связи с замораживанием порядка 100 млрд руб. налоговых платежей предприятий на НДС-счетах, то бизнес-сообщество не против этих счетов. Это может быть сделано путем дальнейшего снижения ставки НДС. Окончательное решение по этому вопросу мы примем в конце февраля.

- Если для компенсации издержек бизнеса кабинет согласится уменьшить ставку НДС, скажем, с 18% до 16% , будет ли отложено снижение единого социального налога?

- Все будет рассматриваться в совокупности в конце февраля. Но прежде чем принимать решение по ЕСН, мы должны посмотреть все соцфонды - что у нас с бюджетами пенсионной системы, обязательного медицинского страхования, социального страхования. Тогда и станет ясно, для какого снижения ЕСН у государства достаточно средств.

- Те, кто выступает за дальнейшее снижение ЕСН, говорят, что это позволит ускорить выход зарплат из тени, а значит, и увеличить поступления этого налога.

- Согласен, но размеры выхода зарплат из тени и роста доходов бюджета за счет расширения налогооблагаемой базы точному расчету не поддаются. Но этот аргумент будет учитываться.

- Минфин и "Единая Россия" в лице первого вице-спикера Госдумы Александра Жукова уже обозначили различные подходы к снижению ЕСН. Получается, вам придется выбирать между позицией пропрезидентской партии и министерства?

- Выбирать придется не между партией и ведомством, а между аргументами, основанными на расчетах. В этом смысле подход будет одинаков - и к предложениям Минфина, и к идеям "Единой России". Механизм выработки согласованной позиции сейчас в стадии формирования, но ущербных компромиссов мы более не допустим. Теперь для этого есть большинство в парламенте, а в самом большинстве - очень профессиональные депутаты, в том числе Жуков, который на посту первого вице-спикера будет пользоваться нашей поддержкой.

- Спор вокруг изъятия природной ренты выглядит чрезмерно политизированным: $3 млрд, которые будут взяты государством с нефтяных компаний, не критичны для бюджета, поскольку это меньше 4% его доходов. На какой позитивный экономический эффект рассчитывает правительство?

- Я не понимаю, о какой природной ренте идет разговор. Такого термина у меня нет. И, по-моему, ни у кого из министров нет такого. Цифра $3 млрд мне тоже незнакома.

- Хорошо, вы называете это не природной рентой, а "сверхдоходами". ..

- Сверхдоходы не имеют с природной рентой ничего общего. Речь идет о ситуации, с которой мы столкнулись в прошлом году, когда нам было необходимо стерилизовать излишнюю ликвидность. Если хотите - об изъятии "лишних" доходов, которые никак не обусловлены улучшением работы нефтяных компаний. Просто так сложилась внешняя конъюнктура. Если цена барреля задерживается на уровне выше $25, тогда это уже "незаработанные" доходы, они мешают политике денежных властей, и мы их просто изымаем, но не для пополнения бюджета, а для упрощения ситуации со стерилизацией денежной массы. Хотя и эти предложения требуют детального анализа.

- А в "тощие" для нефтяников годы налогообложение для них будет естественным образом падать?

- Система сейчас так и работает.

- Нефтяники говорят, что дополнительные изъятия затормозят их инвестиции, ударят по смежным отраслям и росту ВВП. Вас эта логика убеждает?

- Не убеждает. Компании планируют свою инвестиционную программу не под предельно высокие цены. Они ведь не могут точно прогнозировать, сколько продержится такая цена. Инвестиционный процесс строится по совершенно определенным, консервативным параметрам. "Шальные" доходы в этих расчетах не учитываются. А деятельность ЦБ и Минфина по оседланию сильного притока валюты не угнетает инвестиционную активность, а скорее наоборот.

- А чем вам не нравится идея Минэкономразвития дифференцировать ставку НДПИ в зависимости от условий добычи нефти?

- Она не кажется мне особенно обоснованной.

- Но у одной компании свежее месторождение, а у другой старые, обводненные пласты. ..

- Значит, не надо там пока добывать. Может быть, через 20 лет технологии позволят добывать нефть и там, где сейчас невыгодно. Я не категорически против дифференциации. Не исключаю, что 2 - 3 параметра для учета ценности месторождения ввести можно. Но это вопрос исключительно рационального природопользования. Если экологи говорят, что из природоохранных соображений нельзя бросать скважину, пускай дебет и упал, то мы должны побудить компании добывать и дальше, компенсировав, конечно, ухудшение условий разработки снижением ставки НДПИ. Если же это просто промышленная добыча с падающим дебетом, то либо консервируйте скважины, либо соглашайтесь на текущий уровень рентабельности.

- МНС потребовало от "ЮКОСа" доплатить 98 млрд руб. , которые компания якобы сэкономила на налогах в 2000 г. с помощью схем, использовавшихся и другими фирмами. При этом и Минфин, и МНС до осени 2003 г. , критикуя схемы, не оспаривали их легальность. Как вы относитесь к тому, что налоговая оптимизация объявляется незаконной задним числом?

- Если законные действия по оптимизации налогообложения признаются незаконными задним числом, то к этому я отношусь отрицательно. По той простой причине, что в законе были дырки, позволявшие оптимизировать платежи. Налоговый кодекс не запрещал "ЮКОСу" и другим компаниям проводить сделки через внутренние офшоры. Значит, те ведомства, которые "уколы делают, градусники ставят", в общем "практикуют", должны были немедленно сделать все, чтобы эти дыры ликвидировать. А раз они три года только не очень громко критиковали, тогда и ответственность за это должны нести. Но не только министр по налогам, министр финансов, но и все правительство несет ответственность, и я тоже.

Если действия допускались законом, то мы и должны сегодня руководствоваться критериями закона, а не понятием справедливости.

- Участники событий прогнозируют, что "ЮКОС" будет обанкрочен. Допускаете ли вы такой вариант развития событий? Возможны ли другие варианты?

- Рассматривать этот вопрос сейчас бессмысленно. Мы только поднимем волну неуместных суждений.

- Многие предприниматели опасаются, что теперь государство собирается ворошить налоговые дела 6 - 8-летней давности. А ведь в 90-е гг. компании платили ровно столько, сколько хотели. ..

- Я думаю, что это нереально. Массовые проверки налоговой практики 90-х гг. просто физически невозможны. Да и никто такой цели не может ставить - припомнить всем старые грехи.

- "Стране необходим настоящий прорыв по всем направлениям - в экономической и социальной сфере", - сказал на днях Владимир Путин. Ваше же кредо - никаких прорывов, реформы движутся по всему фронту. Как при таких противоречиях вы находите общий язык с президентом?

- Никаких противоречий нет. Вы правильно сформулировали мое кредо: реформы по всему фронту, никаких провалов и разрывов. Так мы и пытались четыре года двигаться. Президент акцентирует внимание на том, что страна созрела для прорыва - по всем направлениям. Это совпадает с оценкой правительства о готовности экономики к рывку. Реформы можно двигать теперь быстрее и на всех направлениях.

Там, где вы находите противоречия, в реальности их нет. Вполне естественно, что президент, как лидер государства, берет на себя мобилизующую миссию.

- Нет ясности, от какой точки отмерять 10 лет, которые отвел Путин на удвоение экономики.

- Отсчет можно вести от любой даты - хоть с 2000, хоть с 2001, хоть с 2003 г. Все варианты работают. Если взять уточненные данные Госкомстата, который недавно повысил оценку роста ВВП за 2001 г. с 5% до 5,1% , а за 2002 г. - с 4,3% до 4,7% , а также предварительную оценку подъема экономики на 6,8% за 2003 г. , то в каждом варианте мы выходим на траекторию удвоения ВВП.

- Вы здорово "забюрократили" административную реформу рассмотрением 5000 госфункций. Возможно, стоило принять логику РСПП и резко сократить число министерств?

- Мы по-разному понимаем цель административной реформы. Из ваших слов я делаю вывод, что вы целью административной реформы видите сокращение количества федеральных министерств.

- Мы имеем в виду ослабление давления бюрократии на экономику.

- Сокращение бремени государства не связано с количеством министерств. Их может быть и 100. Я же продолжаю утверждать, что целью является уменьшение присутствия государства в экономике. А это невозможно без сокращения приписанных ему функций. Именно по этой причине реформа развивается по пути анализа и отмены функций. А оставшимися может заниматься хоть одно, хоть 100 министерств. Это частный вопрос - как лучше управлять функциями. Здесь решают президент и председатель правительства. К бизнесу это уже не относится.

- Это очень длинный путь. К весне разберетесь с функциями, потом потратите годы на отмену законов и постановлений. Не лучше ли было сразу нарисовать оптимальную модель исполнительной власти?

- А как нарисовать, если не знаем, сколько функций должно быть?

Это упрощенчество и большие риски. Так мы можем утратить управляемость всей страны. Подобный путь был приемлем в начале 90-х гг. , когда решали вопрос приватизации и в этом контексте - устойчивости нового государственного строя. Несмотря на издержки. Но если цель - последовательное продвижение реформ, тогда кавалерийские методы непригодны.

- Но президент критиковал вас за медлительность. ..

- В качестве стимулирования работы это важно и очень помогает. Административной реформой занимаюсь не я один - на нее поставлена целая комиссия, а она имеет дело с ведомствами, которые не хотят отказываться от привычных функций.

- Кабинет будет готов через четыре месяца сдавать дела?

- По Конституции правительство слагает полномочия перед избранным президентом. Это не означает, что реформы и вся деятельность по управлению страной прерываются. Есть среднесрочная программа модернизации экономики, утверждены план действий правительства по исполнению этой программы в 2004 г. , план заседаний правительства на первое полугодие, план законопроектной работы на весь год и перечень приоритетных законов на весеннюю сессию. Все расписано, что, как и кому делать. Поэтому все будет работать.

- А преемственность курса сохранится?

- Все приоритеты, которые расставлены, будут приоритетами и для нового правительства.

Реформы должны двигаться по всему фронту - и хорошими темпами. И вы видите, что президент именно этого и хочет - наступления по всему фронту. Какое бы правительство он ни сформировал, реформы во всех сферах жизни российского общества будут продолжены.

Биография: Председатель правительства Михаил Касьянов родился 8 декабря 1957 г. в г. Солнцево Московской области. Окончил Московский автомобильно-дорожный институт. С 1978 г. работал в организациях Госплана СССР и РСФСР. С 1990 г. возглавлял внешнеэкономические подразделения Минэкономики России. В 1993 г. перешел в Минфин, где в качестве заместителя и первого заместителя министра финансов занимался иностранными кредитами и внешним долгом. Возглавлял делегации по урегулированию задолженности Парижскому и Лондонскому клубам. В мае 1999 г. назначен министром финансов, а с января 2000 г. исполнял обязанности председателя правительства. 17 мая того же года утвержден Думой в должности премьера.

Александр Беккер Владимир Федорин

Скромные планы министров  »
Юридические статьи »
Читайте также