Илья Ломакин-Румянцев: "Так не бывает, чтобы сразу всем стало легче"

Руководитель Федеральной службы страхового надзора (ФССН) Илья Ломакин-Румянцев сумел войти в одну реку дважды. В 1998 - 2000 гг. он уже был главным регулятором страхового рынка. Как глава департамента Минфина Ломакин-Румянцев запомнился страховщикам беспристрастным технократом. Теперь к этому прибавился политический опыт. О своем видении задач страхового регулятора и предстоящих изменениях он рассказал "Ведомостям". По его словам, участников рынка ждут реформа лицензирования, усиление оперативного финансового контроля и продолжение борьбы с зарплатными схемами.

- Кто предложил вам возглавить ФССН?

- Предложение поступило от Алексея Леонидовича . Затем были две встречи, где мы обсудили все вопросы, и я принял предложение.

- Вы сразу согласились?

- По результатам обсуждения я понял, что надо идти.

- Вам хотелось возвращаться?

- Двойственное чувство. Было приятно, что страховое сообщество положительно отнеслось к информации, что я возвращаюсь. С другой стороны, менять что-то всегда нелегко.

- Каков порядок формирования службы?

- Есть стандартный порядок, когда сначала принимается постановление, утверждающее положение о службе. На его основе назначается руководитель, делается печать, открывается счет, руководитель издает приказ N 1, по которому он приступает к обязанностям, назначается начальник отдела кадров, который готовит приказы о зачисляемых на работу, и т. д. Но это неверный порядок. Верный - когда все задачи решаются одновременно. Еще нет положения, нет печати, а уже надо определяться с людьми - словом, решать вопросы государственной службы.

- Сколько вам потребуется для решения организационных вопросов?

- Недели две-три.

- Положение о службе уже готово?

- Готовится. Подготовлен проект по вопросам службы. Там определяются основные вещи, например численность сотрудников.

- И какова будет численность? Сейчас в департаменте страхового надзора работает около 100 человек. ..

- До момента выхода постановления не хотел бы об этом говорить, но могу сказать, что будет больше. В состав надзора возвращаются вспомогательные службы, которые были выведены при преобразовании в 1996 г. из Росстрахнадзора и вошли в другие подразделения Минфина. Это юристы, хозяйственники, кадровики, бухгалтерия.

- А специалистов страхового надзора будет больше?

- Надеюсь. Одна из идей состоит в том, чтобы создать еще одну территориальную инспекцию ФССН в Центральном федеральном округе в дополнение к другим региональным инспекциям.

- Это старая идея.

- Да, ее давно надо было реализовать. Сейчас функции по надзору за компаниями Центрального федерального округа выполняет центральный аппарат надзора. Но это тяжело. Здесь основная масса компаний, около 70% всех страховых взносов, соответственно, округу нужен качественный страховой надзор.

- Сколько у вас будет заместителей?

- Не больше двух. Переговоры с людьми ведутся, но обсуждать их преждевременно.

- В чем заключается разница в статусе между департаментом и службой?

- Ключевым признаком является право подписи. Кто подписывает решение об отзыве лицензии, приостановке? Когда надзор был департаментом Минфина, все полномочия были у Минфина: решения подписывал замминистра, первый заместитель или министр. Сейчас эти полномочия вместе с ответственностью за принятые решения переходят от Минфина в федеральную службу. Могу сказать откровенно, что начальником департамента работать комфортнее. Ты готовишь решения, но не несешь ответственности за их принятие. Сейчас точки принятия решения и точки ответственности сливаются.

- Что вы поменяете в работе страхового регулятора оперативно и в перспективе?

- Оперативно ничего менять не буду. Так не бывает, чтобы сразу всем стало легче, если кто-то пришел и одномоментно что-то поменял. Департамент очень неплохо справляется с текущем контролем. Много нареканий вызывает контроль на этапе лицензирования. Концептуальные изменения в первую очередь коснутся повышения качества финансового надзора и контроля. Контроль финансовой устойчивости - главное, для чего необходим надзор. ЦБ это делает ежедневно, еженедельно, ежемесячно и ежегодно. Я думаю, что мы не сможем так организовать оперативную систему страхового надзора, но мы должны стремиться к этому.

- Каково ваше мнение о новой редакции закона "Об организации страхового дела? "

- Недавно был съезд Всероссийского союза страховщиков. Меня просили выступить. Я приготовил выступление минут на 15, но выступить не смог, пришлось уехать раньше. Когда я его перечитал, понял, что выступление на 90% посвящено недостаткам нового закона.

Новая редакция закона была нужна, так как по сравнению с 1992 г. , когда он был принят, многое поменялось. Но проблем в ней хватает. Например, избыточная поспешность при разделении компаний по принципу "жизнь - нежизнь" из-за введенного запрета на совмещение страхования жизни и перестрахования. Понятно, что разделение бизнеса - мера нужная, но только не ценой таких потрясений. За этим стоят заключенные договоры, большие деньги, и самое главное - что торопиться некуда. На мой взгляд, эти изменения по перестрахованию нужно синхронизировать с общим разделением бизнеса, которое предстоит к 2007 г.

- А как это сделать?

- Поправки в закон внести. Не поменять все это сейчас - парализовать работу компаний.

- По этому же закону руководителем компании может быть только человек с высшим экономическим образованием. Почему именно экономическое?

- Я не понимаю, почему только с экономическим. Мне кажется, что руководителем компании может быть юрист, а может быть даже и физик. Просто он должен обладать определенной квалификацией. Подтвердить ее экономическим образованием - не совсем оптимальное решение. Наверное, правильнее написать, что человек должен сдать квалификационный экзамен. Но тут же последуют рассуждения, сколько этот экзамен стоит. Как сформулировать критерии оценки квалификации и при этом сделать ее коррупционно безопасной? Я пока не знаю. Но какие-то требования должны быть. Представьте себе, когда человек, ранее осужденный за экономическое преступление, решил стать руководителем страховой компании. Может быть, он уже чист перед законом, но в мире не принято, чтобы такой человек управлял компанией, которая продает людям надежду.

- Чтобы поменять нормы закона, вам необходимо будет договориться с Ковалем, а также с его коллегой Резником, от которых много чего зависит на страховом рынке. У вас есть какие-то предварительные договоренности с ними?

- Да, мы обсуждали эти вопросы. Есть несколько позиций, по которым мы довольно быстро пришли к общему мнению. В первую очередь с Резником. У него нет каких-то теоретических предубеждений. Он практик, а с практиком всегда можно найти общий язык.

- Что вы планируете делать с очередью на получение лицензий по страхованию, которая составляет 9 - 12 месяцев?

- Есть теория массового обслуживания, которая говорит, что существует всего два способа уменьшить очередь: первый - уменьшить входящий поток, а второй - повысить мощность переработки. Входной поток можно уменьшить, изменив законодательство, в том числе перенести требования по лицензированию перестраховочных операций на 2007 г. , рассредоточив процесс их получения во времени. Затем можно говорить о переходе к генеральным лицензиям.

- Не совсем ясно. Сейчас, чтобы получить лицензию на страхование, например, попугайчиков, надо подать правила, бизнес-план, экономическое обоснование тарифов, получить отдельную лицензию. ..

- Точно. Надзор проверяет соответствие условий страхования действующему законодательству. Берет толстенную пачку бумаги, в которой расписаны отношения между застрахованным и страховщиком. И во многих случаях находит невероятное количество ошибок, логических дырок. Эта система возникла, когда квалификация юристов страховых компаний оставляла желать лучшего. Сегодня их квалификация не хуже, чем у специалистов страхового надзора. Поэтому такого рода экспертиза может проходить в том же порядке, в каком происходит сертификация товаров народного потребления, - экспертиза в центрах, которые по своей технической вооруженности способны ее проводить.

Дальше возникает проблема оценки тарифной политики и бизнес-планов. Но здесь я могу честно сказать: проверка бизнес-планов всегда носила полуформальный характер. Я думаю, что можно существенно изменить и эту процедуру и сделать так, чтобы лицензирование не было узким местом в работе надзора. Начинать надо с лицензирования самих страховых компаний. Лицензии выдаются на основе проверки первичных документов, персонала, достаточности капитала, прозрачности источников средств, так как ясность в происхождении денег - немаловажный фактор для надежной работы страховщика. А вот лицензированием видов деятельности и экспертизой конкретных продуктов, например страхования попугайчиков, могут заниматься саморегулируемые организации (СРО).

- На статус СРО претендует самая крупная на рынке общественная организации - Всероссийский союз страховщиков (ВСС). Не приведет ли передача функций по лицензированию продуктов ВСС к ухудшению условий лицензирования тех страховщиков, которые в ВСС не входят?

- Саморегулируемых организаций на рынке должно быть не меньше двух, чтобы не происходило монополизации рынка. Вспоминается сразу классическая фраза "Пиво только членам профсоюза". Этого, конечно, не будет. Насильно загонять весь рынок в СРО неправильно. У надзора сохранится возможность лицензирования. У страховщика должен быть выбор - проходить государственную экспертизу либо экспертизу своих собратьев. Если это будет приводить к ущемлению независимых компаний, на то есть антимонопольная служба и суды общей юрисдикции.

- Вы, как автолюбитель, как относитесь к обязательной автогражданке?

- Хороший провокационный вопрос. Я не очень простой автолюбитель. Я специально интересовался, как это происходит за рубежом, и понимаю, к чему приведет этот закон, если он проработает 10 - 15 лет. Так вот, как хорошо информированный автолюбитель, я его поддерживаю. Но если забыть о западном опыте, то многое мне не нравится. На мой взгляд, автогражданка переживает те же самые болезни, что и многие другие массовые проекты. Это попытка в одночасье изменить ситуацию в сфере интересов миллионов людей. Я до сих пор считаю, что закон об автогражданке надо было вводить постепенно по регионам в течение нескольких лет. Вначале нужно было создать технологическую модель, которую потом запускать по всей стране. У меня серьезные опасения по поводу будущего этого закона. Речь идет не столько о тарифах, сколько о взаимоотношениях участников системы - автовладельцев, страховщиков, ГАИ. В этой области стоит ждать больше всего проблем.

- На протяжении последних нескольких месяцев Пылов и Коваль резко критиковали Российский союз автостраховщиков. Его президент Евгений Кургин говорил, что эти люди пытаются мешать реализации закона в личных интересах. Вы чью позицию поддержали бы?

- Я читал об этом конфликте. Я думаю, через какое-то время разберемся. Система несовершенна, как несовершенен сам закон. Он во многом результат компромиссов. Как любит говорить Христенко: "Что такое верблюд? Арабский скакун, прошедший стадии согласования". Так же выглядит и сам закон.

- А тарифы снижать надо?

- У меня нет ощущения, что это единственно правильное решение. На мой взгляд, надо менять конструкцию. Я считаю, что нужно, например, менять концепцию скидок за безаварийную езду и надбавок за аварийную. Мелкая авария не должна сразу увеличивать цену полиса на будущий год. Ведь она может произойти не из-за нарушения, а из-за некачественного покрытия на дороге. А вот задержание в нетрезвом состоянии, проезд на красный свет даже без ДТП должны влиять на стоимость страховки. Знаете, на сколько увеличивается страховка в Канаде при наборе 3 - 4 штрафных баллов? С $400 до $1500 в год. Начиная с какого-то балла вы понимаете, что надо ездить на автобусе. Надо начинать воспитывать нарушителей экономически.

- Контроль за автостраховщиками с точки зрения финансового состояния требует какого-то особого подхода?

- Нет, контроль такой же, как за всеми видами обязательного страхования. Эта область просто требует особого внимания. Государство обязало заплатить за полис - оно обязано гарантировать надежность компаний, которые получили лицензию. Недопустимо выдать лицензию и забыть об этом.

- Когда вы возглавляли департамент, там существовала система выявления страховщиков, чьи показатели серьезно отличались от средних на рынке. Таким образом вы выявляли различные схемы. Вы продолжите работу в этом направлении?

- Схемы потихонечку сокращаются и будут сокращаться по мере проведения пенсионной реформы и улучшения налогового режима для предприятий. Но мы продолжим эту работу. У компаний, специализирующихся на оптимизации налогов, нарушена экономика, их финансовую устойчивость оценивать сложно. Из-за изменения законодательства компания, занимающиеся схемами, может в одночасье потерять свою клиентуру. Входной поток исчезает, а ведь с его помощью она закрывала какие-то проблемы в общем балансе. Но компания работает не только со схемами, в ней все равно страхуются люди, у которых могут начаться проблемы с получением выплат. Конечно, эти компании будут вызывать вопросы. А потом жалко, когда страховое дело превращается в помойку.

- Функциями нормотворчества в области страхования будет заниматься Минфин. Вы будете оказывать влияние на подготовку законопроектов?

- В Минфине будет департамент, занимающийся финансовыми рынками. Наверное, его чиновники будут интересоваться мнением надзора. Я думаю, что взаимодействие будет конструктивным.

- Как вы относитесь к идее, высказанной Вьюгиным, о том, что контроль за страховщиками в дальнейшем может быть передан единому регулятору?

- Я с такой идеей выступал давно. Даже написал записку в правительство о создании комитета по финансовому контролю. Необходимо понять, какие условия необходимы для интеграции контрольных органов. Но я думаю, что с учетом только внесенных поправок в закон об организации страхового дела, расширения круга подопечных какое-то время нам имеет смысл поработать самостоятельно.

БИОГРАФИЯ: Илья Ломакин-Румянцев родился в 1957 г. в Москве. В 1979 г. окончил экономический факультет МГУ по специальности "экономист", а в 1982 г. - аспирантуру экономического факультета МГУ. В 1983 - 1991 гг. работал в Институте народнохозяйственного прогнозирования АН СССР. В 1992 г. - заведующий отделом науки и технической политики аппарата правительства. В 1992 - 1993 гг. - заведующий отделом науки, культуры и образования аппарата правительства. В 1993 - 1998 гг. - исполнительный директор Московского фонда обязательного медицинского страхования. В 1998 - 2000 гг. - руководитель департамента страхового надзора Минфина. В 2001 - 2004 гг. - член Совета Федерации от Республики Марий Эл, первый зампред бюджетного комитета. 25 марта назначен руководителем Федеральной службы страхового надзора.

Илья Ломакин-Румянцев, руководитель Федеральной службы страхового надзора (ФССН)

Павел Миледин

Простуда за счет фирмы  »
Юридические статьи »
Читайте также