Раз мэр имеет значение Когда, где и как надо ставить памятник Анатолию Собчаку?

Анатолий Собчак умер 18 февраля 2000 года. К пятилетию со дня смерти, отмеченному довольно пышно, именем Собчака была названа площадь перед ДК им. С. М. Кирова (постановлением правительства города от 17 января 2005 г.), а также принято решение, пока неофициальное, установить здесь памятник. По телевидению сообщили, что памятник будет стоять уже в мае 2005 года.

Сможешь выйти по площадь?

Что это будет за памятник, пока неизвестно, комитету по градостроительству только поручено провести конкурс, поэтому указанный срок вообще кажется нереальным. Впрочем, художественных открытий ожидать в любом случае не приходится, этот памятник необходим начальству, которому не до эстетики.

Между тем и решение об установке памятника Собчаку именно перед ДК им. Кирова, и само решение об установке памятника в городской среде - все это заслуживает размышлений. Хотя бы потому, что и личность Собчака как политического деятеля, прочно вписанного в историю финала СССР - начала постсоветской России, оказалась сложной и неоднозначной, и смерть его была трагической, и посмертная судьба вырисовывается тоже как трагическая.

Пастернак назвал поэта "заложником вечности". Собчак - тоже оказался заложником, правда, не вечности, а политических потребностей.

Убили Кирова, а памятник Собчаку

История - историей, но прежде всего есть аспекты, которые в последние четыре года в Петербурге игнорируются особенно тщательно, - градостроительного контекста. Дворец культуры им. Кирова, созданный в 1930 - 1937 годах архитекторами Н. Троцким и С. Козаком, - с 1993 года памятник архитектуры (кстати, федерального значения). Как принято говорить, шедевр конструктивизма, политической функцией которого было обеспечение возможности многотысячных собраний. Внутри ДК - собрания, а на гигантской площади перед ним - митинги и демонстрации, "лес флагов, рук трава", ибо в период расцвета сталинизма были необходимы пространства для ликования масс. И именно на эту безразмерную площадь решили в итоге поставить памятник Собчаку. Ничего глупее и придумать было нельзя.

Ибо, во-первых, на этой площади курсанты и милиционеры еще с советских времен проводят занятия по строевой подготовке и тренировки в различных построениях, и забавно представить, как они будут топать кирзовым сапогом перед памятником демократу первой волны.

Во-вторых, размеры памятника, чтобы удержать гигантскую площадь, тоже должны быть гигантскими, поневоле получится копия памятника Ленину (одна рука указывает вперед, в другой кепка или конституция), а так как мастерство уже утеряно, скорее всего, выйдет монументальная пародия. Впрочем, для отчета можно ограничиться небольшим "кладбищенским" бюстом, прижатым к ДК, "выгороженной штучечкой", как выразился один скульптор, но это будет выглядеть жалко и абсурдно для гигантской площади, носящей имя Собчака.

Можно сделать сквер с бюстом в центральном круге, но такой памятник будет выглядеть в масштабах площади не заметнее урны. Иными словами, потребуется помимо самого монумента (а фигура должна иметь высоту как минумум 4 - 5, а может, и 7 метров!) новое планировочное решение для целой площади, а вот на это у нас сейчас не способен никто. И уверен, что никто такой задачи не ставит. И денег бюджетных (а на реализацию поверхностного благоустройства, даже без перекладки сетей, потребуется 20 - 30 млн руб.) не планирует. Короче говоря, место для памятника предложено гибельное, и без специальных работ над самой площадью что-то поставить здесь нельзя.

В-третьих, нелепым представляется установка памятника Собчаку перед ДК имени Кирова. Естественно, Топонимическая комиссия сделала все, что в ее силах, но все равно, даже если имя Кирова с этого памятника архитектуры снять (что будет, впрочем, аморально), стилистика архитектуры возвращает в 1930-е годы, и потому единственный памятник, который здесь может стоять, это памятник Кирову. В этом смысле куда более грамотным кажется теперь проект (о нем писали в апреле 2002 года) установки бюста Собчака в сквере перед зданием б. Александровского института (ул. Смольного, 3), хотя здесь и находятся подразделения правительства Ленинградской области.

Что же касается вероятного конкурса проектов памятника, то все зависит от грамотно составленного задания, с чем у нас сейчас сугубый дефицит. К тому же для задания к творческому конкурсу проектов памятника требуется готовая концепция архитектурно-планировочного решения, либо то и другое необходимо представить на конкурс сразу. Но для этого надо уже выделять из бюджета значительную сумму. И вообще проведение полноценного конкурса занимает не менее полугода. Но только в этом случае можно надеяться на приемлемое комплексное решение.

По неофициальным сведениям, полученным в Управлении эстетики городской среды КГА, там сейчас ищут спонсора, т. е. полагаются на внебюджетные средства. Однако вряд ли спонсор "поднимет" финансирование не только памятника, но и перепланировки площади. Кроме того, если будет спонсор, то сразу отпадет необходимость в конкурсе (который надо проводить только в случае использования бюджетных денег), а это ускорит (что для начальства важно) и упростит всю процедуру. Поэтому конкурс под вопросом. Тогда дальнейший сценарий известен: сразу выстроится очередь из городских ваятелей с известными фамилиями, которые и приводить в сотый раз скучно, Людмила Нарусова же, скорее всего, захочет привлечь любимого Собчаком Михаила Шемякина, который, на мой взгляд, давно страдает манией величия и оригинальных скульптурных решений не предлагает.

Победителю ученику и побежденному учителю

Потому единственный выход - памятник не ставить, ибо ничего путного из этой затеи не выйдет. Лишь появится еще один безликий бюст-указатель. Остается напомнить слова Сергея Маковского из его статьи "О памятниках великим людям", напечатанной в журнале "Городское дело" в 1909 году:

"Статуя на площади города, изображающая реалистически военного или штатского, всегда будет уродлива. Нельзя переносить на улицу искусство домашнее или музейное. Нельзя водружать безнаказанно бытовой портрет, пеший или конный - все равно, на площади. Нельзя! Да, мне бы хотелось крикнуть так, чтобы услышали все "власть имущие" в России, все отцы городов, все ревнители о юбилейных сроках, все патриоты национальной славы, все комиссии по украшению площадей, все скульпторы, которым дороги интересы искусства: во имя России, во имя истории, во имя культуры, во имя красоты, во имя тех, именем которых злоупотреблять - грех, остановитесь, пока не поздно, не множьте, не множьте памятников великим людям!"

Тем более что память о Собчаке уже закреплена двумя мемориальными досками: 8 июня 2002 г. была открыта (в присутствии В. Путина) доска на доме 31 по наб. Мойки, где Собчак жил, а 2 сентября того же года открыли (в присутствии С. Миронова) доску на здании юрфака Университета. Но все мало. И понятно почему: демократический имидж Собчака оказался нынче намертво вмонтирован в имидж В. Путина. Именно Путин, оказавшись в ипостаси "ученика Собчака" и наследника "лучших демократических традиций", превратил Анатолия Александровича в своего заложника. Отсюда лакировка образа и канонизация. Отсюда и памятник. Активную роль в этом процессе, естественно, играет и Людмила Нарусова, неустанно подчеркивающая на ТВ, что ученик Собчака создал именно ту демократию, о которой дни и ночи мечтал учитель Путина.

Украшение строптивого

Помимо аспектов, связанных с архитектурой и монументально-декоративным искусством, есть аспекты исторические, которые нельзя не учитывать при создании памятника. И тут сразу вспоминается негласное правило давать улицам и площадям имена людей не ранее, чем через 30 лет после смерти. А тем более ставить памятники.

За 30 лет многое становится понятным, в частности, выясняется баланс позитивного и негативного в отношении политического деятеля, не связанный с субъективными эмоциями и политической конъюнктурой. Так торопились только однажды - с памятником Николаю I, который поставили через четыре года после его смерти. Но одно дело император и памятник, который торопился установить наследник престола. Правда, и у нас почти монархия.

Собчак же фигура не только нужная нынешнему президенту, но и очень сложная и неоднозначная. Это в солнечном Тбилиси, где в прошлом году ему поставили памятник работы петербургского скульптора Анатолия Дёмы, образ Собчака как председателя комиссии Съезда народных депутатов, сказавшей правду о бойне в столице Грузии, выглядит цельно и однозначно. У нас же все куда сложнее.

Безусловно, Собчак был политиком демократического стиля и сыграл заметную роль в истории Ленинграда-Петербурга конца 1980-х - первой половины 1990-х годов (например, во время путча 19 августа 1991 года). Запомнился прежде всего как оратор, хорошо угадывавший то, что люди хотят услышать, пафосно выступал, талантливо разоблачал. Однако взнесенный политической волной на самый верх, Собчак логикой развития событий был вынужден занять пост мэра, т. е. должность сугубо хозяйственную. Он же хотел быть английской королевой, которая царствует, но не правит: ездить в Лондон и Париж, обсуждать отношения с США и проблему долга Франции по царскому займу, всеми способами представительствовать, устраивать мероприятия с участием Маргарет Тэтчер, великого князя Владимира Кирилловича и Алексия II, часами говорить о демократии...

А ему несли на подпись бесчисленное количество документов, за каждым из которых стоял конкретный интерес и конкретный хозяйственный вопрос, который Собчаку выяснять было скучно. А людям помимо речей уже нужны были эффективные действия. Собчак же предложил Игры доброй воли и подготовку к Олимпиаде 2004 года. Профессор Гавриил Попов вовремя ушел, оставив после себя Лужкова. А профессор Анатолий Собчак не смог.

Работая над биографией Собчака, я обнаружил, как забавно иной раз выглядят отдельные сюжеты экономической истории города времени его правления. Скажем, 5 апреля 1994 года Собчак подписал постановление, согласно которому лицензирование АЗС отдается КУГХу - комитету по управлению городским хозяйством, который тогда возглавлял В. Яковлев. 19 сентября 1994 г. Собчак передал лицензирование АЗС в руки Российской транспортной инспекции (РТИ), 19 июня 1995 г. - обратно в КУГХ, 11 сентября 1995 г. - снова РТИ, а 23 ноября 1995 г. (после вмешательства прокуратуры) - опять в КУГХ. Так во время войны города переходят из рук в руки, и именно такая война - за право контроля над взяткоемкими сферами - шла за спиной у Собчака, который этими мелочами заниматься не хотел. Не потому, что не мог бы разобраться и сформировать собственное мнение, а потому что ему это было скучно. Но демократия - это порядок, а Собчак со своими интересами, лежавшими высоко "поверх хозяйства", вносил хаос. По этой же причинеон и выборы 1996 года проиграл своему первому заму.

Карл Маркс в "Святом семействе" заметил, что ""идея" неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от "интереса"" (Соч. Т. 2. С. 89). Идею демократии у Собчака была стеной отделена от хозяйственной деятельности и борьбы экономических интересов городских элит, арбитром которых он по должности должен был стать. Демократия оказывалась фразой, а хозяйственная жизнь вокруг Собчака пенилась по законам кормления, известным еще в допетровской Руси. В итоге народу он перестал нравиться, а элита устала от хаоса.

Хорошо, АЗС - предмет скучный. Но вот другой сюжет: создание памятника в честь 300-летия Российского флота. Сначала Собчак подписал 25 мая 1994 года распоряжение об установке памятника работы Михаила Аникушина на Петровской набережной, затем 22 июня 1995 года подписал постановление городского правительства, отменившее прежний документ и установившее, что в Александровском саду создается "Парк Славы" с массовой вырубкой деревьев и 8 статуями адмиралов. Потом 8 ноября 1995 года отменил этот жуткий "Парк Славы", а 19 февраля 1996 года (после вмешательства академика Д. Лихачева) опять распорядился ставить памятник Аникушина. Это уже не АЗС, однако и тут та же история: борьба групп влияния и отсутствие четкого собственного мнения. Сейчас кажется, что ему просто некогда вдуматься в смысл документов, которые он подписывал.

Отсюда и желание найти людей, которые занимались бы текучкой вместо него. Все городское хозяйство было целиком отдано Владимиру Яковлеву; "серым кардиналом", остававшимся "на хозяйстве" во время отлучек, стал Владимир Путин. Кстати, именно Собчак положил традицию возврата во власть людей из спецслужб, при согласии Собчака начальником Управления ФСБ по Петербургу в конце 1992 года оказался Виктор Черкесов, что тогда вызвало яростные протесты общественности. Теперь, когда наверху собралась чуть ли не вся "команда Собчака" (от А. Кудрина до В. Яковлева), ясно, что его историческая роль, таким образом, оказалась в том, что именно за спиной "демократа первой волны" и при его пассивной помощи сформировалась команда для постельцинского периода, изменившая в России тот общественный строй, который сложился к 2000 году.

Ему казалось, что он очень хитро использует их, а на самом деле они использовали его. Потому что мишень не может победить пулю. Если поначалу он боролся с номенклатурой (например, однажды юрист Собчак подписал документ, которым судебная власть подчинялась мэрии), то уже в середине 1991 года с помощью номенклатуры стал бороться с представительной властью, ибо статус Защитника Народа обязывал всегда с кем-то бороться. И при этом он всегда был одинок, а преданным другом была у него только жена, хотя именно она навредила ему, возглавляя предвыборный штаб в 1996 году. Трагические противоречия сопровождали А. А. на каждом шагу.

Все это я к тому, что трудно представить, каким памятник учителю Путина и отцу Ксюши Собчак должен быть, если попытаться вместить в него все смыслы. Уж лучше 25 лет подождать, а в 2030 году, прямо с утра, объявить конкурс.

Михаил Золотоносов

О выходных  »
Юридические статьи »
Читайте также