Госдума разрешила митинговать

Депутаты Госдумы на последнем пленарном заседании мая приняли во втором чтении скандальный законопроект о митингах и демонстрациях. Теперь он стал менее скандальным - самые спорные положения исключены из текста. Всего в закон между двумя чтениями было предложено больше 400 поправок.

Так заминают скандалы

Последняя пленарка мая оказалась и почти рекордно короткой - все законы обсудили до обеда. Депутаты мужественно разгребали завалы документов. Так, в пятницу отклонили без обсуждения пару скандальных пиар-проектов, наследие прошедшей предвыборной кампании. Дума избавилась от проекта депутата Геннадия Райкова об уголовной ответственности за мужеложство и пресекла попытку депутата Александра Чуева ввести срок за медицинские эксперименты над людьми. А вот другой скандальный проект - закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" - Дума отклонить не властна. Зато она могла его смягчить, что и было сделано по возможности - как ответ на шквал возмущения СМИ и общественных организаций.

При этом, до того как Дума подняла вопрос, он мало кого интересовал.

- В общественном мнении существует понятие "отложенное право". Может быть, я в жизни никогда этим правом не воспользуюсь, но я должен знать, что оно у меня есть, вдруг я захочу выйти на Красную площадь и показать кукиш кремлевской стене, - поделился с "Известиями" Михаил Тарусин, руководитель департамента социально-политических исследований холдинга "РОМИР мониторинг". - Насколько это необходимо практически - вопрос личный, и он никого не должен касаться. Поэтому, когда депутаты, непонятно с какого перепугу, принялись за вещи неактуальные (подавляющее большинство населения никогда ни на какие митинги не ходит) и никакими народными волнениями не спровоцированные, общественное мнение сначала стало в тупик: еще вчера об этом никому не думалось, никто не чесал в затылке, пойти ему митинговать или нет. Потом, когда люди поняли, в чем дело, три четверти россиян сказали: никаких ограничений!

Технические поправки изменили концепцию

Первые возражения на "драконовский" закон появились еще до его принятия в первом чтении: особое возмущение вызвали положения о запрете на митинги возле зданий, занимаемых органами власти. И второе - не менее странное: организаторы любого подобного мероприятия обязаны уведомить о нем власти за 15 суток до проведения. Было неясно, как можно это сделать, если митинг посвящен злободневному вопросу, или при похоронах, которые часто выливаются в шествия, а значит, подпадают под действие этого закона. В тексте нашлось немало других бредовых предложений - Дума после короткого замешательства даже была вынуждена объявить свой шаг "техническим" (то есть убеждала, что принятие законопроекта в первом, концептуальном, чтении нужно для того, чтобы дальше его смягчать). Этим воспользовались все фракции, группы и отдельные депутаты, начавшие соревнование: кто предложит наиболее либеральную поправку. "Известия" неоднократно писали об этом процессе. Отметились на этой ниве и профсоюзы, аппарат уполномоченного по правам человека, другие институты - всего за два месяца профильный комитет рассмотрел 423 поправки, почти половину из них внес в итоговый текст.

Самым важным в новом варианте стало то, что технические поправки, по сути, изменили концепцию закона: если в первом варианте чиновник принимал решение о запрете или разрешении митинга, то теперь он может только предложить перенести место или время его проведения - с четкой аргументацией своей просьбы. Новеллой текста стало урегулирование проблемы, которая возникает, если провести мероприятия в одном и том же месте хотят сразу несколько партий или объединений. Дума позволила себе либерализм и в вопросе возраста организаторов: демонстрации, шествия и пикеты можно устраивать 18-летним, а митинговать или открыть собрание - 16-летним. Для того чтобы собрать людей на мероприятие, необязательно ждать дозволения властей: начать агитацию организаторы могут сразу после подачи уведомления. Подавать уведомление все же придется - за 10-15 дней до даты мероприятия, если только это не собрание (например, жильцов во дворе) или одиночный пикет. Впрочем, для пикета можно подавать уведомление позже - за 3 дня до назначенного срока.

С 23 до 7 - не митинговать

Полностью переписали главу о местах проведения мероприятий: от них избавлены только резиденции президента России, опасные и вредные производства и хранилища, территории возле судов, СИЗО и ИТК, железные дороги, путепроводы, ЛЭП, нефтяные и газовые "ветки". Резиденции губернаторов, скверы возле кинотеатров, центральные площади и улицы - все, что закрыли для митингов в первом варианте закона, - теперь открыто. Правда, есть лазейка: для мероприятий на Красной площади, возле памятников архитектуры и культуры, в других "отдельных местах" условия проведения "могут быть скорректированы федеральными законами". Эти изменения вызвали недовольство членов фракций КПРФ, "Родина" и ЛДПР.

- Предложенная концепция попахивает канцелярщиной, бюрократизмом и даже полицейским надзором за проявлениями общественного протеста, - пояснил позицию заместитель Зюганова по фракции Сергей Решульский. - Главный недостаток в том, что именно чиновник, аппарат будут в конечном счете решать, разрешать ли гражданам, политическим партиям выразить публично свое отношение к тем или иным событиям, происходящим в стране.

Не устроило левых и сохранение временных ограничений: в 23 часа акцию надо прекращать, а в 7 утра можно начать снова. "Родина" - в лице профсоюзного депутата Олега Шеина - также высказала отрицательное мнение: он отметил, что в новой редакции сохранилась масса "рудиментов старого текста". Это не помешало "ЕР" поддержать законопроект: 310 голосов "за", 120 оппозиционеров высказались "против". В начале июня законопроект пройдет третье чтение и отправится в Совет федерации.

При участии Георгия Ильичева

Михаил Виноградов

Госдума получила льготы  »
Юридические статьи »
Читайте также