Город без архитектора

Главный архитектор города — председатель комитета по архитектуре и градостроительству Олег Харченко уходит в отставку. Он, как ожидается, займет пост ректора Института им. Репина, куда Харченко пригласил Зураб Церетели. Впрочем, какую бы должность он ни занял, это будет понижением. В мировой архитектуре нет, пожалуй, места почетней, чем быть архитектором такого города, как Петербург. А Харченко занимал это место 14 лет. Достаточно, чтобы оставить след в истории.

Среди петербургских чиновников, особенно первой волны, Харченко был одним из самых образованных и интеллигентных. Он прекрасно знает мировую архитектуру, с его оценками современного новодела трудно не согласиться, многое он сделал для сохранения «петербургского архитектурного стиля». Но что касается следа в истории... Наверняка многие свяжут его имя с пресловутой уплотнительной застройкой и всеми ее последствиями — сносом сквериков, затенением дворов и старых домов, транспортными пробками. Это будет несправедливо по отношению к Харченко-архитектору, человеку, который мечтал воссоединить Измайловский проспект, боролся по мере сил против разбазаривания Крестовского острова, «моссовского» проекта реконструкции Мариинского театра. Но Харченко-чиновник за все в ответе. В наше время главному архитектору мало быть интеллигентом, творцом. Председатель комитета по градостроительству должен быть и жестким администратором, умеющим говорить «нет» как тузам строительного бизнеса, облюбовавшим для своей «элиты» парки города, так и своему непосредственному начальству — губернатору, который, как любой человек, может и ошибаться, и иметь личные интересы.

Главный архитектор — совершенно особая фигура в городской администрации. Ошибки, злоупотребления и слабости любого другого администратора поправимы: деньги растрачены — еще заработаем, дорогу плохо отремонтировали — переделаем, приватизировали что-то неправильно — через суд отобьем. О самых громких скандалах публика забывает через пару лет, а потомкам до них вообще никакого дела не будет. И только архитектурные просчеты — не будем говорить ошибки, назовем их приметами эпохи — остаются на века.

Иногда Олегу Андреевичу было, очевидно, неловко отстаивать позицию, которая, как нетрудно понять, ему не близка. Но ведь отстаивал же. И это был его выбор.

Может, поэтому так трудно и шла работа над новым Генеральным планом, который до сих пор не создан. У поколения архитекторов, учившихся в советское время, кумиром был Ле Кор- бюзье с его открытыми пространствами. Да и в песнях пелось о просторных солнечных городах. А на деле на архитектора сейчас давят тузы строительного бизнеса, которым невыгодно строить новые коммуникации — дешевле втискиваться во дворы, коллеги из других комитетов, которым хлопотно строить новые дороги и сети, разного рода влиятельные люди, которые присмотрели себе лакомые куски городской территории. Генплан же должен учитывать интересы всего города.

Заканчивать работу над ним будет уже другой главный архитектор. Губернатор пообещала, что его выберут на конкурсной основе. Для должности, которая требует не только знаний и вкуса, но и политической воли, это более чем оправданно.

Владимир Новиков

Управляющих узаконили  »
Юридические статьи »
Читайте также