В защиту права думать и действовать

Я вовсе не являюсь штатным защитником инициатив Путина. Этим должна заниматься его команда, аналитические центры Кремля.

Я не думаю, что все в инициативах Путина продумано до конца. Однако, на мой взгляд, давно, с начала первой чеченской войны, надо было перейти к прямому назначению губернаторов в русских субъектах Федерации. И я боюсь, что кликушество, запугивание населения, запугивание западного обывателя, характерные сейчас для многих выступлений наших либералов, навредят серьезному разговору о назревшей необходимости совершенствования политической системы, доставшейся нам в наследство от Ельцина.

Очевидно, что наша политическая система порождена все еще продолжающейся революцией, переходом от коммунизма к нормальному демократическому обществу. Очевидно, что подавляющее большинство политических механизмов, закрепленных в нашей Конституции, носят экспериментальный характер. Они появились в ней и в силу подражания политическим системам, сложившимся в других странах, и в силу характера Ельцина, который, с одной стороны, очень хотел понравиться «другу Биллу» и «подруге» Мадлен Олбрайт, а с другой стороны, хотел закрепить результаты совершенного им конституционного переворота осени 1993 года. Очевидно, и я готов это доказать в честном споре, что в целом в нашей Конституции слабо, недостаточно отражена и специфика новой, переходной, к тому же кризисной России, и специфика менталитета преобладающего государственно-образующего этноса Российской Федерации, недостаточно отражена специфика политической истории России в XX веке. Очевидно, что выборное самодержавие, закрепленное в нашей Конституции и породившее феномен «семьи», вообще мало имеет общего с идеей народовластия.

Вот почему, на мой взгляд, новый президент Владимир Путин не просто имеет право, но обязан заняться рационализацией политических механизмов, доставшихся нам в наследство от эпохи «бури и натиска» революционной московской демократии. Выборы во имя выборов никому не нужны. Существует объективная необходимость перехода от бутафорной демократии к работающей, способствующей политическому и духовному выздоровлению России. Формально-юридический подход, в рамках которого работают все либеральные оппоненты Путина, должен быть дополнен историческим, и прежде всего содержательным, анализом морального и духовного состояния российского социума. Тогда многие проблемы, поставленные законодательными инициативами Путина, будут выглядеть по-иному.

Глупо не видеть, что сейчас спор идет на самом деле не о механизмах формирования губернаторского корпуса, не столько о судьбе народовластия, сколько о самой примитивной борьбе за власть в России. Наше либеральное сообщество пытается использовать каждый повод для политического реванша.

Под влиянием последних дискуссий я снова прочитал текст нашего Основного Закона и обнаружил для себя много интересного. Складывается впечатление, что Конституция была составлена людьми, все еще страдавшими фобиями и страхами советской эпохи. Складывается впечатление, что наша Конституция была написана советскими интеллигентами, которые имели очень слабое представление о политической истории страны, в которой они живут. Что новая Россия строится с нуля, она как бы выпорхнула из рукава прозападных и либеральных советников господина Ельцина.

Мы имеем право сделать все необходимые выводы и уроки из предшествующих без малого пятнадцати лет перехода от коммунизма к нормальному цивилизованному обществу. Неужели на самом деле сердцевиной и сущностью наших демократических завоеваний является выборность губернаторов? Пора отделить основные права и свободы личности, завоеванные нами прежде всего в годы перестройки, от бутафорских процедур, мало что дающих для подлинного народовластия.

По крайней мере никто не может отобрать у меня право на критическую оценку очень многих механизмов, заложенных в нашем основном документе. И я очень доволен, что наше общество созрело для их критической переоценки. Но в рамках той парадигмы, которая присуща нашей либеральной общественности, парадигмы обличения, борьбы с «диктатором» Путиным невозможно серьезно, содержательно обсуждать все эти важные назревшие вопросы. Лично меня куда больше беспокоит духовное, идейное вырождение нашей так называемой либеральной интеллигенции, чем стремление Путина совершенствовать доставшуюся ему в наследство избирательную систему. Понятно, что он пытается построить систему выборов под себя, под свои представления о рациональности и функциональности сложившейся системы. Понятно, что мы опять имеем дело с экспериментом со многими неизвестными. Но ведь мы имеем дело с инициативами легитимного руководителя государства.

Непонятно, почему люди, призывавшие Ельцина к государственному перевороту тогда, осенью 1993 года, люди, которые буквально аплодировали танкам, расстреливающим законный и легитимный во всех отношениях Съезд народных депутатов РСФСР, так болезненно реагируют на намерение Путина отменить прямые выборы глав субъектов Федерации. Непонятно.

Я не могу понять, почему многие бывшие и советники и министры Бориса Ельцина приравнивают отмену прямых выборов глав субъектов Федерации к возрождению тоталитаризма, к «превращению России в тюрьму». Почему, к примеру, Владимир Рыжков усматривает в переходе от президентской республики к парламентской, где президента избирают на заседании палат парламента, «глубокое презрение к народу»? Глава государства избирается парламентом и в Германии, и в Великобритании, и в Чехии, и в Италии, и в Испании. И никому никогда не придет в голову обвинять политическую элиту этих стран в презрении к своему народу, к идее народовластия.

Когда-то межрегиональная группа Съезда народных депутатов СССР опрокинула страну с помощью ярлыков типа «номенклатурная перестройка», «агрессивно-послушное большинство». Съезд народных депутатов РСФСР был заклеймен как собрание «красно-коричневых» и потом расстрелян из танков. Но, к счастью, сейчас, уже наученная горьким опытом общественность России обладает иммунитетом по отношению к подобного рода демагогии.

Впрочем, этим иммунитетом обладают и многие корреспонденты Запада, работающие в Москве. Один из них, который работает в России еще со времен перестройки, обнаружил, что сейчас наиболее гневными обличителями «диктаторских устремлений Путина» являются бывшие помощники Ельцина, которые готовили знаменитый указ 1400, готовили отмену Конституции страны, идейно и морально вдохновляли разгон Съезда народных депутатов Российской Федерации. Эти люди, называющие себя «демократами» или «либералами», подготовили переход от типично парламентской республики к выборному самодержавию Ельцина. И совершили они это только потому, что большинство населения Российской Федерации и представляющие их интересы депутаты были противниками шоковой терапии и угоднической внешней политики господина Козырева. Тогда всем этим людям было наплевать и на народ России, и на его настроения. Тогда они, опираясь на танки, шли к власти, были готовы на все — и на конституционный переворот, и на кровь.

Теперь же, когда их время уходит, когда страна отвернулась от радикальных либералов, они устраивают буквально истерику по поводу законодательных инициатив президента, выдают себя за поборников интересов народа и его демократических прав. Они легко мирились с тем, что при Ельцине КПРФ, которую в середине девяностых поддерживали более трети населения России, так и не получила доступа к экранам телевидения. Но эти же люди восприняли, осудили как «покушение на свободу слова» решение правительства лишить права Владимира Гусинского проводить антироссийскую политику на информационном поле России за деньги «Газпрома», за российские деньги.

Но все же когда-то у либералов, точнее у революционных антигосударственников, организовавших кровопролитие 1993 года и победивших благодаря ему, были кураж, энергия, воля. А теперь складывается впечатление, что политические противники Путина, у которых он постепенно отбирает победу, отбирает телевидение, отбирает самую главную власть в России, решили использовать новые законодательные инициативы Путина, чтобы просто напомнить о себе. Все эти призывы Мариетты Чудаковой или Владимира Пономарева к созданию единого «антипутинского фронта» или к «массовым выступлениям народа» просто смешны. Несчастные люди не понимают, что они все потеряли, что им сейчас никто не поверит.

Откуда, например, Георгий Сатаров взял, что президент Путин не в состоянии подобрать 89 состоятельных кандидатур, для того чтобы представить их для утверждения местным законодательным собраниям? Почему вечно болеющий Ельцин все же мог находить эффективных губернаторов, того же Шаймиева, Кокова, Прусака, Росселя, Немцова, а энергичный и здоровый во всех отношениях Путин не в состоянии? Ведь, честно говоря, все это отдает демагогией. Либералы прекрасно знают, что у новой системы избрания губернаторов есть много явных преимуществ по сравнению с существующей системой выборов. Качества, которые необходимы для людей на выборах в России, не только не помогают работе губернатора, но и вредят. В России побеждают на выборах популисты, комики типа Евдокимова, шарлатаны типа Жириновского, но очень трудно пройти горнило выборов просто спокойному, честному, ответственному специалисту, человеку, знающему дело, который не может пуститься в грехи тяжкие, связанные с поиском компромата на своих соперников и т. д.

Вообще, откуда оппоненты Путина взяли, что при прямых выборах глав субъектов Федерации решающую роль играет народ? Народ не имеет миллионов долларов, которые необходимы для организации предвыборной кампании, для оплаты телевидения, политтехнологов и т. п. Поэтому у нас выдвигает кандидатов в губернаторы не народ, а финансовые, а иногда, как было в Приморье, и криминальные группировки. Поэтому в нынешней ситуации переход к системе непрямых выборов дает шанс вывести губернаторов из поля тяготения финансовых, а иногда и криминальных структур. Скорее всего, Путин оставит при своих должностях всех нынешних эффективных губернаторов и глав республик. Зачем ему лишняя головная боль. При новой системе возрождается персональная ответственность президента за все, абсолютно все регионы России.

Законодательные инициативы Путина — это хороший повод не для обострения борьбы за власть, а для осмысления причин кризиса нашей демократии, серьезного разговора о социальной и политической эффективности укоренившихся демократических процедур. По крайней мере для анализа, обсуждения не может быть «священных коров». Важно понять, выявить причины реального кризиса наших демократических институтов и даже кризис процедуры всенародного избрания президента. Важно понять, почему до сих пор свобода редко использовалась для конструктивных, созидательных целей. Пора всерьез обсудить вопрос и о политической культуре населения и его элиты.

И общество, и власть, и элита нуждаются в свободном от сведения счетов с Путиным и политической истерики диалоге о путях рационализации сложившейся у нас, но все еще переходной политической системы.

Александр Ципко (политолог, главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований РАН)

Почему маршрутки не возят бесплатно?  »
Юридические статьи »
Читайте также