Излечима ли кремлевская глухота?

По кремлевской вертикали ползут все новые трещины. Помимо продолжающейся атаки на власть со стороны униженных и оскорбленных льготников, на минувшей неделе произошло еще два знаковых события. В Беслане родственники погибших провели акцию протеста, потребовав отставки президента Северной Осетии Александра Дзасохова, и заявили о необходимости создания международной комиссии по расследованию обстоятельств захвата школы. В свою очередь, родственники моряков, погибших на подводной лодке "Курск" в августе 2000 года, также решили апеллировать к международным инстанциям и обратились с жалобой в Страсбургский суд.

Случайно ли совпадение всех этих протестных акций и инициатив? Как будут дальше развиваться отношения власти и недовольных слоев российского общества?

На эти вопросы отвечает первый заместитель генерального директора фонда "Центр политических технологий" Борис Макаренко.

- Думаю, совпадение этих событий во времени все же случайно, потому что до Страсбургского суда нельзя дойти короткой дорогой - для этого нужно пройти долгий путь отечественных судебных инстанций. Тем не менее, во всякой случайности можно усматривать какую-то символику. Символично, что в обоих случаях речь идет о последствиях самых знаковых несчастий последних лет и о выражении недовольства родственников тех, кого не смогло защитить наше государство. И вместе эти события связаны с еще одним знаковым явлением последнего времени - волной протеста против отмены льгот, которая, естественно, создает фон для любых других протестных действий: когда кто-то первым вышел, становится легче выступить с накопившимися претензиями к власти и по другим поводам.

Тот факт, что в обоих случаях пострадавшие граждане фактически выразили недоверие российской власти и предпочли апеллировать к международным институтам, свидетельствует об отчаянии, безысходности и неверии в справедливое решение на родине.

- Представители высшего российского руководства неоднократно называли "провокаторами" организаторов большинства митингов пенсионеров. "Провокацией" уже успел окрестить депутат Госдумы Аркадий Баскаков и акцию в Беслане. Как Вы оцениваете такой способ "быстрого административного реагирования"?

- Как неуклюжий, грубый и морально недопустимый. Вместо того, чтобы искать мифических "провокаторов", российские государственные мужи поступили бы гораздо умнее и эффективнее, если бы не отгораживались от народа бюрократической стеной. Взять хотя бы исходную акцию пенсионеров в Химках - разве люди стали митинговать на проезжей части просто так? Нет, они пошли перекрывать Ленинградское шоссе только после того, как к ним не вышел никто из представителей власти. Люди потому и перекрывают дороги, что уверены: по-другому власть их просто не услышит.

- Сомнения граждан в справедливости российского правосудия, повсеместное недовольство деятельностью исполнительной власти - означает ли все это, что для политического режима Владимира Путина начался "обратный отсчет"?

- "Последнее время" - понятие растяжимое. Люди сомневались во власти на протяжении всех последних лет. Но до поры до времени все же сопоставляли объем своего недоверия к власти в целом (от ЖЭКа до премьер-министра) с надеждой на стабильность, которую олицетворял и продолжает олицетворять даже сегодня президент Путин. До сих пор россияне предпочитали свой протест придерживать именно для того, чтобы дать шанс этой надежде развернуться во что-то большее. Но в последнее время эти упования стали стремительно рассеиваться: монетизация явилась сокрушительным ударом по социальным правам и ожиданиям, а череда терактов, увенчанная Бесланом, - ударом по имиджу власти как гаранта безопасности граждан. Тем не менее, и после этого можно сказать, что запас прочности у существующего политического режима еще велик. Последние события его пошатнули, но не разрушили.

- Означает ли это, что данный режим вообще непотомляем?

- Нет, конечно. И главная опасность, которая угрожает нынешнему режиму, - это его собственная глухота к народу в целом. Не слушая людей, власть сама толкает их на перекрытие дорог. А поиски и "устрашения" организаторов этих, пусть и выходящих за рамки кодекса административных правонарушений, но, в принципе, безобидных акций вызывает в обществе лишь еще большее раздражение. Власть сама обрезает себе каналы общения и взаимопонимания с народом.

- Способен ли сегодняшний политический режим сам излечиться от "смертельной глухоты" к своему народу? А если не способен, то сколько, по Вашим ощущениям, этот режим еще просуществует?

- Пока трудно с уверенностью ответить на этот вопрос. С одной стороны, все эти годы "глухота" власти только прогрессировала, с другой - в последние недели мы видим некие признаки возврата властного "слуха". Иллюзия это или нет - покажет время. Но можно совершенно точно утверждать, что если "глухота" не излечится окончательно, то этот режим, хотя и сможет кое-как перевалить за рубеж 2008 года, но после этого обречен.

Екатерина Семыкина

Мини-революция в большом городе Петербургская льготная драма в эпизодах и репликах  »
Юридические статьи »
Читайте также