Процедуру застройки центра поменяли

СПб. О введении в Петербурге новой системы охранных зон рассказывает председатель Комитета по градостроительству и архитектуре администрации СПб Александр Викторов.

- Означает ли создание новой системы охранных зон в Петербурге, что исчезнет понятие лакуны как участка в историческом центре, на котором инвестор может вести строительство?

- Появление новой системы охранных зон объясняется нашим стремлением все упорядочить в соответствии с требованиями ЮНЕСКО и федерального законодательства. Раньше, когда у нас была одна большая охранная зона, для того чтобы мы могли в центральной части города строить, реконструировать, мы обязаны были вырезать эти лакуны. В соответствии с новой системой охраняемых зон у нас появляются зона охраны, зона регулирования и зона охраняемого ландшафта. Зону охраны мы определяем как зону наиболее строгого режима, охраны памятников (Эрмитаж, Русский музей, Адмиралтейство), но это требование ЮНЕСКО. Зона охраны четко фиксируется, с паспортизацией объектов, новое строительство на ее территории вести нельзя. Примерные границы зоны регулирования, в которой инвесторы могут строить с ограничениями, - Обводный канал, Черная речка, дельта Невы. Если у нас теперь есть такая зона регулирования, в которой можно строить (с небольшими ограничениями), то зачем нам выделять лакуны? Но и в этой зоне регулирования могут быть конкретные зоны охраны памятников. В ней может, условно говоря, оказаться памятник федерального значения. То есть никто ничего не ослабляет. Лакуна тоже раньше была зоной регулирования, только в пределах охраняемой зоны. Но и в зоне регулирования будут жесткие параметры застройки.

- Как раньше происходила выдача разрешения на застройку лакуны в центре города и как будет происходить сейчас?

- Когда у нас была большая объединенная охранная зона, в которой были три пояса, где закон запрещал строительство, мы вынуждены были этот "изюм" (лакуны. - А.К.) выковыривать. Те места, которые нужно было приводить в порядок, лежали на поверхности: это либо незастроенные, либо разрушенные во время войны территории, в некоторых случаях что-то сгоревшее, либо на этой территории просто не до конца была реализована градостроительная ситуация. Раньше мог быть случай, когда где-то в зоне регулирования застройки, которая раньше у нас называлась большой объединенной охранной зоной, вдруг по ветхости надо разобрать какое-то здание. Тогда мы должны были выпускать отдельное постановление по включению этого адреса в список лакун. Сейчас мы этого делать не должны, потому что мы сможем с ним работать в рамках режима зоны регулирования. Если он представляет ценность, то можно его разбирать. Если там хоть какая-то ценность есть (фасад является предметом охраны), мы воссоздадим фасад, а внутри у нас будет совершенно новая планировочная структура. Это дает возможность нормально работать. Но не дает возможности работать с полной свободой действий, для строительства "чего хочу, то и ворочу". Свободы не стало меньше, просто изменилась процедура. Но если сейчас кто-то захочет строить в зоне регулирования застройки, то он будет строить по тем правилам, которые там будут работать (по высоте, по модулю, по характеристике).

Коломенцев Алексей

Открытое письмо губернатору Санкт-Петербурга В. И. Матвиенко  »
Юридические статьи »
Читайте также