Ходорковского освободят не раньше, чем Путина...

Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский и его подельник Платон Лебедев приговорены к 9 годам лишения свободы. Несмотря на то, что вердикт Мещанского суда Москвы мало кого удивил, защита уже подготовила кассационные жалобы, которые намерена подать в суд второй инстанции.

О перспективах борьбы за отмену "мещанского" приговора рассказывает адвокат Михаила Ходорковского, председатель Российского комитета адвокатов в защиту прав человека Юрий ШМИДТ.

- Незадолго до вынесения приговора Ходорковскому и Лебедеву Вы публично заявили о том, что, в отличие от времен Советского Союза, сегодня в России любой судья имеет возможность при желании судить по совести, беспристрастно. Вы по-прежнему так считаете?

- Да. Хотя сегодня, в 2005 году, ситуация в России, без сомнения (даже по сравнению с 1995-2000 гг.), изменилась в худшую сторону, но все же возможностей для принятия независимых решений у наших судей значительно больше, чем было в советское время.

- Но чем объясняется тогда столь явная "заданность" некоторых судебных процессов последнего времени, в том числе над акционерами компании ЮКОС?

- Дело в том, что у власти сохраняется возможность манипулировать процессом подбора судей, передавая дела "проверенным и надежным" людям - тем, кто готов судить не по совести, а по указанию "свыше". И власть пользуется этой возможностью, когда речь заходит о так называемых политических делах, то есть когда Кремль или другой влиятельный орган власти жизненно заинтересован в результатах судебного разбирательства.

Сегодня порядок определения судьи, который будет рассматривать дело (а во многих случаях даже и суда, который должен принимать дело к рассмотрению), вообще абсолютно не урегулирован законом. То есть считается, что дело должен рассматривать суд по месту совершения преступления. И такой порядок не вызывает сомнений, когда речь идет о карманной краже, совершенной, скажем, в Таганском районе Москвы. Но в таком деле, как "дело ЮКОСа", когда "местом совершения преступления" была вся территория РФ, выбор Мещанского суда - то есть суда районного уровня - оказывается сам по себе абсолютно произвольным, ни на каком законе не основанным. А основанным только на одном: на стремлении отдать дело "правильному судье".

- Но если Вы понимали, что судья Мещанского суда Ирина Колесникова в силу ряда причин не могла беспристрастно рассмотреть ваше дело, почему Вы не дали ей отвод и не попросили ее заменить?

- В ходе процесса защита заявляла отвод и прокурору, и судье. Однако закон так прописан, что, во-первых, обосновать требование отвода судьи очень трудно, а во-вторых, решение об отводе принимает... сам же судья, которому заявлен отвод! Поэтому защите было отказано в ее требовании.

Вообще, само рассмотрение "дела ЮКОСа" районным судом я расцениваю как юридический нонсенс. Вдумайтесь: расследует дело генеральная прокуратура (не районная и не городская!), а рассматривает - районный суд! Хотя по своей значимости, масштабности и сложности это дело следовало бы в первой инстанции рассматривать Коллегией по уголовным делам Верховного суда: ведь там судьи более опытны в рассмотрении таких дел и давить на Верховный суд все же было бы сложнее. Поэтому я не исключаю, что мы поднимем вопрос в Европейском суде по правам человека о неправомерности рассмотрения дела Ходорковского в Мещанском суде.

- Когда Вы намерены это сделать?

- Жалобы в Европейский суд по правам человека на отдельные нарушения, допущенные еще на стадии предварительного расследования, поданы давно. В частности, на незаконность и необоснованность применения в качестве меры пресечения заключения под стражу. Обжаловать приговор суда сейчас преждевременно, поскольку не соблюдено одно из главных условий - исчерпание национальных средств защиты нарушенного права. Такой момент может наступить после того, как приговор, вынесенный судом первой инстанции, вступит в законную силу, то есть если Мосгорсуд его не отменит. В течение 6 месяцев после этого защита может обратиться в Европейский суд по правам человека. Что мы в случае необходимости и сделаем. Мы будем добиваться признания нарушения целого ряда положений 6-й статьи Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. "В обиходе" эта статья называется "правом на справедливый суд". Если Европейский суд согласится с тем, что допущенные следствием и судом нарушения прав повлияли на справедливость вынесенного приговора, то надзорные судебные инстанции России будут обязаны признать его незаконным. Вариантов здесь много: это может быть отмена приговора с направлением дела на новое рассмотрение либо прекращение дела, либо внесение в решения российских судов изменений, которые будут вытекать из решения Европейского суда.

Рассматривая дело в кассационном порядке, коллегия Мосгорсуда может сделать все это и по своей инициативе, если признает наши жалобы обоснованными.

- Велика ли такая вероятность?

- На сегодняшний день, честно говоря, нет. Но если за время, которое пройдет до кассации, сложатся благоприятные обстоятельства, допускаю, что приговор может быть существенно изменен. Из обвинения могут быть исключены некоторые эпизоды, и значительно снижена мера наказания. Для поддержания имиджа нашей власти это было бы самым мудрым решением, способным избавить Кремль от многих неприятностей. Я убежден, что до тех пор, пока Ходорковский и Лебедев осуждены к столь длительному сроку, покоя нашим руководителям (в первую очередь, самому Путину) не видать. Ходорковский в тюрьме будет для них, как кость в горле.

- Что Вы подразумеваете под "благоприятными обстоятельствами"?

- В первую очередь - реакцию на приговор со стороны как российской, так и мировой общественности, международных организаций и руководителей зарубежных стран. Если в результате нашей работы, включая широкое информирование всех этих инстанций, удастся добиться того, что эта "кость" в горле станет доставлять все больше неприятностей, то не исключаю, что Мосгорсуду дадут соответствующую команду.

- Тем не менее, и Госдепартамент США, и Еврокомиссия уже заявили, что суд над Ходорковским - внутреннее дело России и никто не намерен жертвовать партнерскими отношениями с Москвой "в угоду олигархам"...

- И в Европарламенте, и в конгрессе США есть разные мнения. И всё может очень сильно измениться за те несколько месяцев, которые пройдут до рассмотрения дела судом второй инстанции. Поэтому торопиться с выводами не надо. На Западе всегда было много близоруких и чересчур наивных людей. Многие из них со временем прозревали.

- Американский президент публично заявил, что, по его мнению, бывший глава ЮКОСа "считался виновным и был помещен в тюрьму еще до решения суда". Почему Джордж Буш "прозрел" так поздно? Ведь уже необоснованный арест подследственных давал понять, что власть взяла курс на "показательный процесс" с заранее предрешенным результатом...

- Это один из примеров так называемой "политкорректности". К тому же на Западе привыкли не комментировать действия своих судов до того, как будет вынесен приговор. Впрочем, суды у них несколько другие, не "басманные" и не "мещанские". В то же время я думаю, что в личных встречах с Путиным Буш и ранее говорил о деле Ходорковского. Надеюсь, что в ближайшее время окажутся не у дел высокопоставленные европейские друзья нашего президента - Шредер, Берлускони, Ширак, - и тогда могут произойти существенные изменения и в позиции официальной Европы. Поэтому слова Буша я расцениваю как исключительно значимый и обнадеживающий фактор.

- Как Вам кажется, дело ЮКОСа станет первым и последним инспирированным Кремлем "показательным процессом" такого рода?

- Вообще-то своими планами Кремль со мной не делится... В то же время дела, подобного делу Ходорковского, в ближайшее время, в принципе, быть не может. Ведь он был не просто олигархом, не пожелавшим "делиться". Пока он был при деле и при деньгах, Кремль видел в нем реальную опасность для своей безраздельной власти. Конечно, эту опасность там порой преувеличивали, однако факт, что среди всех представителей крупного бизнеса Ходорковский был единственным человеком, который вел себя по-настоящему независимо, имел четкую политическую позицию, отличную от устремлений кремлевской камарильи. Он нарушил неписаные правила, которые позволили бы ему и сегодня жить на свободе и в безопасности. Хотя, с другой стороны, желание кого-то "сгрызть" может у Кремля возникнуть снова. Правда, оставшиеся олигархи и просто крупные бизнесмены сегодня настолько напуганы, что даже мнительные кремлевские чиновники могут не бояться никакой крамолы с их стороны. "Делиться" же они готовы по первому требованию. Поэтому говорить, что следующим будет кто-то еще, я не могу - просто не вижу аналога этой политической ситуации.

- Если дело Ходорковского - Лебедева все же дойдет до Европейского суда, как скоро можно ожидать окончательных результатов?

- Рассмотрение дел в Европейском суде по правам человека - процесс, увы, длительный, поэтому на скорое решение вопроса там рассчитывать не приходится.

- Возможно ли досрочное освобождение Ходорковского по инициативе самой российской власти? И если да, то когда Кремлю, на Ваш взгляд, будет выгодней это сделать: до выборов (чтобы завоевать симпатии либералов) или после (чтобы обеспечить "спокойное" проведение выборов)?

- Я хочу верить, что Путин не досидит на своем месте до выборов 2008 года. Многие уважаемые мной аналитики предсказывают, что срок Ходорковского в тюрьме закончится вместе со сроком Путина в Кремле. Эта логика мне понятна, и тем больше я хочу, чтобы Путина "ушли досрочно". И политическая, и экономическая ситуации в стране вполне располагают к этому.

Даниил Коцюбинский Оксана Попова

«Будем спотыкаться, но двигаться дальше...»  »
Юридические статьи »
Читайте также