Природа: Лосось в надежде на Митволя

Ладожский лосось садоводством не занимается. Ему, занесенному в Красную книгу РФ, лишь бы как-нибудь выжить. Члены садового некоммерческого партнерства «Светлое», земли которого расположены на правом берегу реки Бурная в Приозерском районе Ленин-градской области, по большому счету тоже садоводством не занимаются. По крайней мере, в пределах традиционных представлений об этом процессе. По причине того, что избрали этот тихий и пока еще относительно незамусоренный и труднодоступный для простых смертных природный уголок в качестве места для летнего отдыха. И успели соорудить на официально приобретенных земельных участках не столько садовые домики, сколько благоустроенные коттеджи. Однако интересы этих двух видов живых существ, обитающих в разных средах, пересеклись самым жестким образом.

Когда-то, в застойные времена, ладожский лосось имел возможность нереститься примерно в семи десятках малых и не очень речушек, впадающих в Ладогу. Где его никто не беспокоил. Ныне, занявшись инвентаризацией собственных водных ресурсов, правительство Ленинградской области с удивлением обнаружило, что подавляющее большинство малых рек, протекающих по подведомственной ему территории, оказалось в очень грязном или относительно грязном состоянии. А из семи десятков нерестовых рек не осталось и одного.

Санитарного контроля в распоряжении лосося нет. Заходя на нерест в привычные места, рыба метала икру, понятия не имея о том, что кому-то пришло в голову помыть свою машину на берегу чистой реки и вместе с пылью отправить в ее воды некую долю горючего, смазки и тех химикатов, которые используются для придания автомобилю приятного для глаза лоска. Внесли свою лепту в изменение химического состава воды маломерные суда, снабженные двигателями внутреннего сгорания. Добравшиеся до берегов малых рек любители выращивания картошки, других овощей, а также ягод и фруктов безо всяких колебаний использовали химические средства защиты своих растений и отнюдь не только природные удобрения для повышения плодородности почвы. Не прошло бесследно и увеличение объема лесозаготовок на территории области.

В результате лососевые роддома утратили необходимую стерильность с одновременным резким сокращением рождаемости. Тем большее значение приобрели те реки, которым свою чистоту пока удалось сохранить. А одной из таких рек и является Бурная, берущая начало в Суходольском озере и впадающая в Ладожское. На берегу которой умудрилось получить землю садовое партнерство «Светлое».

Называясь некоммерческим, это партнерство тем не менее провернуло вполне коммерческую операцию по продаже части доставшейся ему земли отдельным гражданам, которых нерестовое значение реки не интересовало совершенно. Им требовался заповедный природный уголок, где под боком чистая река, а на песчаных берегах этой реки в изобилии произрастают ели и сосны. Где в изобилии растут грибы и ягоды, а порыбачить, если придет такая охота, можно прямо на своем участке. И откуда до берегов Ладоги можно добраться даже пешком, хотя чаще туда подъезжают все-таки на автомобилях.

Конечно, с одной стороны, трудно требовать от покупателей земли знания всех тонкостей природоохранного законодательства. С них вполне хватило того, что в декабре 2002 года Федеральное государственное учреждение Северо-Западного бассейнового управления по охране, воспроизводству рыбных запасов и регулированию рыболовства дало свое согласие на отвод земли под садоводство. Что двумя месяцами раньше дало свое согласие и Невско-Ладожское бассейновое водное управление, согласовавшее план застройки садоводства. В марте 2003 года появилось на свет положительное заключение государственной экологической экспертизы по проекту застройки территории, позволяющее возводить постройки на расстоянии 25 метров от берега Бурной. Не оказалось возражений против нее ни у Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Ленинградской области, ни у главного санитарного врача Приозерского района, что тоже подтверждено соответствующими документами. Иными словами, у покупателей было все, чтобы строиться на берегу Бурной спокойно. За исключением права на такое строительство.

Потому что в соответствии с «Положением о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах», утвержденным постановлением правительства РФ 23 ноября 1996 года , ширина прибрежных защитных полос для участков водоемов, имеющих особо ценное рыбохозяйственное значение, устанавливалось не менее 100 метров. И это положение на момент оформления сделок с землей было действующим. Все же решения и согласования, доставшиеся покупателям от продавцов, являются по отношению к нему подзаконными актами, которые никак не должны противоречить основному документу.

Обратила внимание на эти противоречия Ленинградская областная общественная организация Спасания на водах, или сокращенно ЛОООСВОД, которая в первую очередь ставит своей задачей защиту водных обитателей. Ну надо же кому-то и за лосося вступиться, раз ему самому разговаривать не дано!

Благодаря активной деятельности, развитой защитниками природы, вопросом занялась прокуратура Ленинградской области. И после ее проверок с последующими официальными протестами согласования с разрешениями отзывались одно за другим. Пока вообще ни одного не осталось. Зато остались возведенные на берегу реки коттеджи. В декабре 2004 года попробовали добраться и до них. Природоохранным прокурором в Приозерский городской суд были направлены четыре исковых заявления, обязывавшие граждан Д. О. Аляпышева, М. В. Дартау, Р. А. Лукашкину и Э. В. Пешкова освободить прибрежно-защитную полосу «путем переноса строений либо их сноса».

Звучит красиво. Но не очень реалистично. Хотя бы потому, что земля на расстоянии 100 метров от берега уже упомянутым выше гражданам не принадлежит, то есть о каком-то переносе речи вообще быть не может. Думается, не могли сомневаться в прокуратуре и в том, что на добровольный снос владельцы ни за что не согласятся. Как-никак, они строились на своей земле, которую местные власти вполне официально разрешили приобрести и строительство на которой санкционировали. А пойти на принудительный снос, это сколько же мороки! Опять же разбираться придется с теми, кто все отозванные ныне разрешения выдавал. Ограничиться предписанием на устранение допущенных нарушений и подачей исковых заявлений в суд много проще. Вроде и отреагировали, и делать ничего не надо.

Что сейчас, в сущности, и происходит. Более того, к четырем уже имеющим коттеджам скоро можно ожидать пополнения, очередная стройка уже вовсю ведется. Теперь, после всех протестов прокуратуры, и вовсе противозаконная. Но никто ей не противодействует. Правда, после апрельского визита в Ленинградскую область главы федеральной службы по надзору в сфере природопользования РФ Олега Митволя у ладожского лосося все-таки появился призрак надежды на выживание. Представитель правительства России встречался с губернатором Ленинградской области Валерием Сердюковым, и хотя позиции сторон не во всем совпали, все-таки была достигнута договоренность о том, что коттеджи, возведенные на берегах рек и в других природоохранных зонах после 2000 года, подлежат сносу. И что для начала область займется решением этой проблемы самостоятельно. В частности, в наступившем уже мае должно быть принято соответствующее решение областного правительства. Однако, как показывает практика, принять решение, это одно, а исполнить его — совсем другое. Так что не исключено: придется-таки лососю защищать права на чистоту своего нерестилища аж в столице. Хотя ошибиться в этом мрачном пророчестве было бы приятно.

Анатолий Наумов

Плата : Льготы до окончания октября  »
Юридические статьи »
Читайте также