Моложавый либерализм

Звонит мне журналист Даниил К., вполне моложавый мужчина средних лет, и говорит:

- Приходи-ка, любезный друг, сегодня в Дом журналиста на презентацию моей новой книги. Ведь и ты в ней упомянут.

- Пренепременно приду! - радостно восклицаю в ответ и с еще большим энтузиазмом начинаю отстаивать права трудящихся...

Так уж получилось, что год назад на учредительном собрании Автономной некоммерческой организации владельцев интеллектуальной собственности меня избрали директором. За год стараний я полностью потерял иллюзии, но продолжал с упорством маньяка уговаривать знакомых писателей сплачиваться в шеренги, проявлять классовую приязнь, прекратить штрейкбрехерство и потягаться с капиталистами-издателями за свои права. Но писатели продолжали попивать водочку и витийствовать.

На самом деле читать творческому человеку Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" интереснее всякого детектива. Сперва ты ощущаешь себя жертвой, а в хеппи-энде последних статей узнаешь, как наказан преступник, на тебя покусившийся. Но в реальной жизни счастливая развязка наступает редко. Творцы закона не знают и надеются на доброго дядю-издателя, а дяди попадаются только злые... Но ничего, устало думалось мне по дороге в Дом журналиста, ничего-ничего, не все потеряно, все лучшее еще впереди, честные друзья, хорошие книги и песни... И опоздал-то всего на пару минут. Сел на свободное место и оказался рядом с экс-губернатором Яковлевым. Тот выглядел подтянуто, моложаво, лицо покрывал свежий южный загар. По левую руку от "экса" сидела моложавая Оксана Дмитриева, ни от кого независимый депутат, с букетом цветов. Пока журналист Даниил К. произносил вступительную речь, я осмотрел залу, обнаружив в ней все сливки невского свободомыслия - и С. Лурье, и В. Топоров, и Т. Москвина, и Ю. Вдовин. Мне, как опоздавшему, книги не досталось, но я разглядел ее в руках Яковлева: "Петербург без России: Pro et contra". Что ж, я знавал Даниила еще до того, как он пошел трудиться на губернатора телевизионным ведущим. И хотел-хочет-будет хотеть он выхода Санкт-Петербурга из состава России. Когда появилась возможность, я громким басом сделал вполне серьезное, но веселое заявление, изложив свою контрпозицию, в том смысле, что народ такого не хочет, да и в каких границах вы собираетесь выходить, кого пошлете на фронт, как собираетесь выстоять при отсутствии на территории города дремучих гор?.. Затем С. Лурье произнес полные мудрой печали слова про величие собравшихся (но не всех): пройдут, мол, десятилетия, столетия даже, но человечество вспомнит не лжеавторитетов сегодняшнего дня, а Даниила К., Москвину Т., Топорова В... После в зале появилась таинственная незнакомка в модных брюках и темных очках, при рассмотрении оказавшись бывшей соратницей "экса" по работе со СМИ. Она призналась в том, что при ее участии прежнее правительство го рода помогло деньгами издателям Даниила К. Собравшиеся продолжили выступать с речами, намекая на удушение свободы, а затем стали дарить букеты имениннику. За прикрытыми окнами дворца, где происходило собрание, по-летнему шумел Невский проспект...

Когда мы с товарищем дней моих суровых Колей Медведевым, директором арт-центра "Пушкинская, 10", спускались по лестнице в кафе, думая будто на возможном фуршете нам отломится по бутерброду, он спросил:

- А ты книгу-то открывал?

- Нет, - ответил я и начал листать протянутое мне издание.

И обнаружил следующее: презентируемая книга состоит из разных статей, часть которых, где-то с четверть, принадлежит журналисту Даниилу К. Остальные же писали другие люди, в том числе ваш непокорный слуга В. Рекшан и товарищ дней моих суровых Н. Медведев. Сразу ожили бессмысленные директорские знания: Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах". Статья 11. Авторское право составителей сборников и других составных произведений... "Составитель пользуется авторским правом при условии соблюдения им прав авторов каждого из произведений, включенных в составное произведение..." Предыдущие же статьи закона декларируют права автора разрешать или не разрешать использовать свои произведения. Не говоря уж об имущественных, пардон, правах типа деньги. Фактически мы с Медведевым присутствовали при акте фактического обкрадывания нас с публичным вручением цветов маэстро К... Возмущение не имело границ и вышло из берегов. Тем более, свободолюбивые сливки общества уже уселись за стол, а нас с Колей не позвали. Но тут появился моложавый малый Сергей Иванович Кн-ев, готовивший книгу к выпуску. Пришлось приблизиться к малому и сказать слова:

- Что же это вы, любезные, делаете? Если б меня спросили, то я, конечно же, не был бы против. Дело тут не в деньгах, но в соблюдении неких норм приличия, цивилизованного европейского протокола, закона, в конце-то концов.

- Знаешь что, дядя, - ответил мне моложавый малый Сергей Иванович Кн-ев, - жить надо не по закону, а по совести. Да и, вообще, пошел бы ты в жопу со своими правами.

Кабы был я помоложе и менее начитан, кабы помнил я про спортивные звания, то провел бы я из кибо-даши мая-гири малому по яйцам так, что никакой Фаберже бы ему не помог. Но годы и совесть победили, и пошел я домой, уныло размышляя о нашем петербургском предназначении. Может, и правда, отделиться от России с ее моложавым либерализмом, когда всякий берет у всякого все, что плохо или хорошо лежит? А в Европе, куда так хочет Даниил К., и его, и его издателей быстро разорили бы за контрафактные, то есть "пиратские", книжки, особенно если они изданы на государственные money. И это не хорошо и не плохо. Просто так живет всякая свободная страна.

P. S. Кстати сказать, в российском законе тоже все нормы преследования есть. Подобный тираж по моему настоянию должен быть конфискован. Штраф за такие фокусы может достигать 50 000 МРОТов! Так что, Сергей Иванович Кн..ев, извольте связаться со мной и Медведевым и заключить хотя бы задним числом договор. Ведь вы знаете, что только на основе письменного договора вы можете получить наши права. А коли вы не совершите извинительных действий, то ваше издательство "Янус", вполне возможно, будет окружено пикетом бас-гитаристов, седобородых писателей, мастеров палитры и митьками. Если вы вызовете казаков с нагайками, то мы построим баррикады. Если за вас встанут гвардейские полки, то мы ответим авторской революцией, поскольку на сторону авторов перейдут шахтеры, учителя и матросы. Ведь все в стране авторы. Каждый из нас хоть что-то в жизни сочинил и много раз был вероломно обворован!

Владимир Рекшан

Власти не нужны ни старики, ни молодежь  »
Юридические статьи »
Читайте также