Соображения

Уже много дней замечательно большая и потенциально богатая страна Р. учит новое слово. Слово называется "монетизация", и оно кажется стоящим высоко и видящим в связи с этим далеко более соответствующим русскому духу, чем неказистое сочетание "замена льгот денежными компенсациями".

Однако, несмотря на приложенные усилия, отдельные представители народа, населяющего страну Р. (вероятно, забывшие пророчество американского писателя Роджерса о том, что после выборов и после женитьбы редко получаешь то, что хотел), не хотят понимать нового слова и пытаются сорвать реформаторские усилия высокосидящих, выходя на улицы как в те времена, о существовании которых уже забыли те, кто сидит и видит. Кстати, слава городу П. (родине президента П.), который доблестно держит оборону и не дает врагам монетизации осквернить злобными выходками светлое знамя социальной реформы. Таким образом, речь мы ведем не об отдельно взятом славном городе П., а о большой, но непонятливой стране Р. Понятно, что за монетизацию этой страны идет война. И вести ее, соответственно, надо по правилам войны, а не чего-нибудь другого.

Поскольку вести эту войну методом массовых зачисток по некоторым (хотя и не все понимают по каким) причинам нельзя, волей-неволей приходится обращаться к классическим образцам военного искусства. Понятное дело - китайским.

Великий полководец Сунь-Цзы для начала предлагал другим не столь опытным полководцам (в нашем случае - президенту П., премьеру Ф., спикеру Г. и др.) определиться с территорией, на которой предстоит вести боевые действия.

Итак, говорил великий Сунь-Цзы, местность бывает открытая, бывает наклонная, бывает пересеченная.

Когда я могу идти и он (противник) может прийти, такая местность называется открытой.

Когда идти легко, а возвращаться трудно, такая местность называется наклонной.

Когда и мне выступать невыгодно и ему выступать невыгодно, такая местность называется пересеченной

Обозрев поле нашей монетизационной битвы, понимаешь, что оно, скорее, может считаться наклонным, поскольку, как видно невооруженным взглядом, идти по нему легко, а возвращаться не придется. Осталось определить, какие перспективы ждут нападающих.

Как объяснял Сунь-Цзы, в наклонной местности, если противник не готов к бою, выступив, обязательно победишь его. Если же противник готов к бою - его не победить.

Другие правила ведения войны, по Сунь-Цзы, просты и логичны: если противник находится на высотах - не иди прямо на него. Если противник притворно убегает - не преследуй его. Если за ним возвышенность - не располагайся напротив него. Если он полон сил - не нападай на него. Если его войско идет домой, не останавливай его. Если окружаешь войско противника - оставь открытой одну сторону. Если он находится в безвыходном положении - не нажимай на него. Это и есть правила ведения войны.

В нашем случае вряд ли можно сказать, что противники монетизации полны сил или занимают сколь-нибудь значимые высоты. Таким образом, по Сунь-Цзы, надо оставить им возможности для отступления и не нажимать на них в безвыходной для них ситуации.

Не отрицая возможности ведения боевых действий, другие неглупые люди (например, суфии) предлагали все же не забывать и про метод убеждения, утверждая, что даже самую тяжелую ситуацию можно повернуть в свою пользу, если, конечно, апеллировать не к низким, а исключительно высоким чувствам.

Так, рассказывали они, однажды лил страшный проливный дождь. Ага Акил, известный ханжа, бежал под этим дождем, ища укрытия.

- Как смеешь ты бежать от божественной щедрости? - закричал на него мулла Насреддин. - Если ты набожный человек, ты должен знать, что дождь - благословение для всего живого.

Ага забеспокоился о своей репутации.

- Я не подумал об этом, - сказал Ага и замедлил шаг. Домой он пришел промокший до нитки. И, конечно, простудился.

Вскоре после этого, сидя у окна и завернувшись в одеяло, он заметил Насреддина, спешащего укрыться от дождя, и окликнул его:

- Почему вы убегаете от божественного благословения? Как смеете отвергать благо, которое содержит в себе дождь?

- Ах, - сказал Насреддин, - будто вы не понимаете, что я не хочу осквернять его своими ногами.

Сергей Балуев

Перевозчиков развезло в стороны Близится новый конкурс на городские маршруты  »
Юридические статьи »
Читайте также