Город под угрозой "грязной бомбы" Зарастет ли город горами отходов?

Этот вопрос вновь на повестке дня - как итог очередного раунда противоборства на мусорном фронте

В ответ на задержку платежей от Жилищного комитета администрации Петербурга мусороперерабатывающий завод МПБО-1 объявил о приостановке с 1 мая приема городских отходов. Это очередной этап развития военных действий, развернувшихся между комитетом и крупнейшим мусоропереработчиком региона, который длится уже много лет, словно назло коммунальным службам и горожанам. Нынешнее весеннее обострение, как и предыдущие, разумеется, пройдет. Противники, как сиамские близнецы, никуда друг от друга не денутся. Загвоздка, пожалуй, в другом. Для того чтобы завтра получить новые мощности по переработке мусора (которых городу ох как не хватает!), чиновникам и бизнесменам нужно было договориться о совместных действиях еще позавчера. Но этого не происходит и сегодня.

Основа конфликта была заложена еще в середине 90-х годов, когда руководство самого крупного мусороперерабатывающего предприятия города и области - МПБО-1 - получило контроль над тремя из четырех мусорных полигонов Петербурга. Сам завод построен в 70-х годах по новейшим по тем временам отечественным технологиям. И хотя с тех пор он время от времени проводил модернизацию, ему, по словам генерального директора Юрия Лихачева, необходима масштабная реконструкция. Было несколько проектов ее проведения, но все они по разным причинам срывались. В одном случае даже был найден зарубежный инвестор, но городские власти в лице КУГИ тянули с продлением аренды, а без этого никакие долгосрочные капиталовложения невозможны. В других случаях условия инвесторов не устраивали руководство завода.

На сегодняшний день МПБО-1 сохранил отпечаток "развитого социализма": чистота аллей на территории предприятия, обед для сотрудников на сумму в 10-15 рублей, оплачиваемые больничные и другие социальные блага. Но серьезных средств для развития не хватает. Дело в том, что 97% дохода мусорного гиганта - это бюджетные средства за переработку так называемых твердых бытовых отходов (ТБО), доставляемых из Петербурга. А заказчиком от имени города выступает Жилищный комитет питерской администрации. Естественно, оплачивается эта "грязная" работа по тарифам, принимаемым депутатами. Они, как известно, не большие любители портить свой имидж, увеличивая плату за коммунальные услуги, куда как раз и входят деньги за мусоропереработку. Замкнутый круг...

Разумеется, как всякий заказчик, жилком давно пытается получить контроль над самостийным заводом. Именно эта особенность сформировала специфику борьбы между ними. Комитет использует мощь административного ресурса, а МПБО - весомость угроз: "остановим работу - зарастете мусором". И в комитете понимают, что так оно и будет, так как второе городское мусороперерабатывающее предприятие - МПБО-2 имеет куда более слабые мощности и в одиночку никак не справится с мусорным потоком. Правда, город уже сделал ставку на него, участвует в реконструкции финансами, но когда еще она завершится. Поэтому, хотя комитет регулярно предпринимает попытки надавить на МПБО-1 (задержка оплаты, затягивание с продлением аренды и заключением договора), все же вынужден идти с ним на переговоры.

Интересен даже не сам завод, а принадлежащие ему полигоны, на которые свозятся не столько бытовые, сколько коммерческие отходы. То есть те, которые вывозят промышленные предприятия, сфера обслуживания, строительство. Их хранение и переработку предприятия оплачивают уже по коммерческим расценкам и живыми деньгами. Причем они вынуждены делать это - иначе по закону их ждут ощутимые штрафы. Именно эта реальная финансовая подпитка позволяет МПБО-1 столь упорно сопротивляться атакам жилкома. Неслучайно Юрий Лихачев как-то в разговоре сначала долго сетовал на тяжелое финансовое положение своего завода, живущего на мизерные казенные средства, а затем оговорился, что вокруг МПБО-1 "крутится много акул". Понятно, что их интересует отнюдь не бюджетозависимый завод.

А когда весной 2004 года развернулся бой вокруг работы полигона ПТО-3, завод воспринял это весьма болезненно. Естественно, самый крупный и наиболее близко расположенный к городу - у поселка Новоселки (что выгодно для перевозчиков), он является одной из самых продуктивных "дойных коров" МПБО-1. Тогда подразделение федеральной службы Минприроды России - Главное управление природопользования и охраны окружающей среды (ГУПР и ООС) по СПб и ЛО попыталось отобрать у полигона лицензию, доказывая, что он слишком близко расположен к жилым районам. После публичных дискуссий с привлечением депутатов и "задыхающейся от вони" местной общественности стороны пришли к компромиссу: полигон продолжает работать, но не 20 лет, как было по планам, а всего 7. И за это время МПБО-1 должен провести рекультивацию (нечто вроде "утаптывания") территории.

Кстати, в этот период стороны не гнушались подключать широкие массы и прессу к участию в обоюдной борьбе. В общем, все развлекались как могли...

Нюансы закулисной борьбы городской администрации и мусороперерабатывающего завода теоретически, конечно, любопытны. Но они не отвечают на основной вопрос - как будет дальше развиваться сфера обработки отходов в Петербурге? В середине 90-х активно обсуждались планы строительства новых мусоросжигающих заводов. Это тот путь, по которому пошла Первопрестольная. Однако Петербург не Москва: бюджет на порядок меньше, выходит, город не может позволить себе такую роскошь. Привлечь инвесторов при таких низких тарифах на мусоропереработку - тоже никак.

Правда Валентина Матвиенко попыталась было навести порядок. Еще в декабре 2003 года вице-губернатору Олегу Виролайнену было дано распоряжение к концу первого квартала 2004-го подготовить концепцию обращения ТБО в Петербурге . Но родилась она в муках лишь к концу года. Многие пытались вписать в нее свои интересы. С азартом подключились к делу и депутаты, они создали свой вариант.

Однако, как известно, теория без дел мертва есть. А серьезных дел, судя по всему, на фоне продолжающихся боевых действий ждать пока что так и не приходится. А тут еще и реформа ЖКХ, которая затронула самое начало мусорной цепочки - жилищные агентства... Лучшим выходом, пожалуй, было бы появление крупного игрока в мусорном бизнесе. Городские власти, кажется, "крупняк" уважают, договорились бы. А МПБО-1 получил бы сильного конкурента, стал более гибким и мобильным. Или был бы съеден акулами - суровый закон капитализма.

Андрей Давлицаров

Неестественный отбор  »
Юридические статьи »
Читайте также