Униженные и оскорбленные

Дискуссия о замене льгот денежными выплатами - на самом деле дискуссия о чести и достоинстве. И сам факт ее проведения глубоко аморален и постыден. По признанию инициаторов этой законодательной встряски, новый закон напрямую касается 30 миллионов человек - каждого пятого, да плюс еще родные и близкие. А государство, развязавшее это лукавое обсуждение, подобно недалекой мамаше, которая внушает малым сим, что достоинство и честь - выдумки богатых бездельников, а нам, сирым и убогим, надо не кобениться, радоваться своей халявной копеечке и держаться за нее мертвой хваткой.

Речь вообще не о том, что лучше - выплаты или льготы, поскольку ни того, ни другого в достойном виде у нас в ближайшее время нет и быть не может. По замыслу своему любая льгота - это социальная гарантия: малотрудоспособному человеку государство гарантирует, что он не окажется за чертой бедности. Но в государстве, где для тридцати миллионов человек оплата муниципального транспорта - ощутимый расход, - в таком государстве говорить о каких бы то ни было социальных гарантиях неприлично. Да и саму эту пресловутую черту бедности провести невозможно, поскольку отсутствуют критерии: у кого жемчуг мелкий, а у кого суп жидкий. Статистики высчитывают прожиточный минимум, а менеджер московского мехового магазина ориентируется на "самого среднего покупателя" - на человека, в семье которого ежемесячный доход на каждого ее члена составляет не менее 500 долларов. Понятно, что об этом "среднем покупателе" заботится не государство - он заботится о себе сам. И он действительно вполне "средний" с точки зрения потребностей современной семьи!

В цивилизованных странах государство выплачивает нетрудоспособным людям пенсии, сопоставимые с упомянутыми доходами. Наше государство делать это не в состоянии. Нынешними мизерными пенсиями оно лишь узаконивает статус бедности - беспросветной, унизительной, беспощадно разделяя общество на "чистых и нечистых". Пресловутыми льготами оно окончательно очерчивает нехитрую сферу обитания бедных - от аптеки до трамвая. И наконец, инсценировав эту дискуссию о замене льгот денежными выплатами, оно заставляет и без того униженных людей выставлять напоказ свои язвы, публично обсуждая, что им важнее - бесплатно проехать на метро или "купить сладенького".

Кстати, о "сладеньком". Представьте, что вас, веселого и здорового человека, вся эта история тоже касается - ваш ребенок болен инсулинозависимым диабетом. Да-да, он получает пенсию как ребенок-инвалид - этой пенсии хватает на одну упаковку тест-полосок, необходимых для контроля уровня сахара в крови. В месяц таких упаковок нужно три. Если вам повезет, одну из них вы получите бесплатно. Хотя бесплатно для диабетиков должно быть все - но на всех не хватает. Бесплатный инсулин вам, как правило, все-таки достается - хотя иногда его проще купить рядом с домом, чем прозваниваться в десяток аптек и ехать на другой конец города.

В общем, даже если государство милостиво бросает вам льготную копейку - все равно не обойтись без хлопот и огорчений. Поэтому когда вам сообщают, что теперь ребенку к пенсии добавят еще немножко денег, зато ничего бесплатного ему не видать как своих ушей, - вы отказываетесь говорить на эту тему. Вы не обсуждаете ее даже с близкими знакомыми. Только вам известно, сколько на самом деле стоит обеспечивать нормальную жизнь ребенку-диабетику, и вы лишь надеетесь, что он не скоро осиротеет.

Как в этом печальном случае может обойтись с ним государство, вы догадываетесь. Звоночек был нынешней зимой. Вам звонят и говорят: "Это районное общество поддержки детей-инвалидов, мы хотим вашей девочке сделать подарок к Новому году. Ведь у нее диабет, да? Первого типа, да? Приходите, пожалуйста, мы вас ждем". Дали слабину - пошли: неудобно как-то отказываться от подарка. Приходим. И девочке, которой с трех лет нельзя есть ничего сладкого (они же уточнили - диабет), вручают огромную упаковку шоколадных конфет, карамелек, чупа-чупсов и проч. "Тебе этого нельзя? - огорчилась тетенька. - Ну извини, ничего другого у нас нет".

Если ничего другого у вас нет - зачем же заставлять бедняков и стариков прилюдно, мелочно, со слезами на глазах рассказывать, чего им нельзя, а от чего им еще хуже?! "Пусть они на это купят..." - говорят агитаторы за замену льгот выплатами - так это же прямо какой-то северокорейский кусок мыла на месяц! Откуда вообще небедному знать, что на "это" купит бедный?!

Одним словом, государство не социальные гарантии обеспечивает - оно подает милостыню. Что, конечно, лучше, чем ничего. Но милостыню подают тихо. Сколько дать нищему - это не тема для референдума, в котором сами нищие и участвуют. Такое обсуждение - вопиющий разврат: и для дающего, и для берущего, и для досужего зеваки.

Наталья Пахомова

Как вас теперь называть  »
Юридические статьи »
Читайте также