Бритье паяльной лампой

Каждую весну область и городские окрестности в огне. Это не фашисты наступают и не вулканы проснулись, это простые граждане поджигают прошлогоднюю траву. Пламя перекидывается на леса, деревни, садоводства.

Как сжечь жену

Традиция весенних палов корнями настолько в прошлом, что докопаться до первопричин уже невозможно. Может, дремучие рецидивы подсечно-огневого земледелия дают себя знать, может, наоборот, всеобщая доступность спичек и зажигалок делает свое черное дело. Наш предок, тюкая кресалом, не тратил искры как попало, а жег только то, что очень нужно было. Нынешним поджигателям куда проще.

Эта весна оказалась ранней, сухой и ветреной, поэтому травяные пожары уже буйствуют по всему Северо-Западу. Праздничные дни в начале мая как будто нарочно созданы для пироманов — поджигатели массово выезжают на дачи, на природу и достают свои спички. Новости — как с фронта. Ленобласть горит практически вся. В Карелии за неделю произошло 625 пожаров из-за горящей травы. Один карельский пенсионер жег травку вокруг своего дома, в результате сгорел и дом, и пенсионер, а соседи едва отстояли свои жилища. В Псковской области на границе с Ленинградской подобный пенсионер угробил свою жену и полдеревни. В Новгородской области горят 20 гектаров торфяника и уже сгорели практически целиком несколько новгородских деревень. Согласно данным МЧС, в период весенних палов (апрель — май) пожарные команды борются с огнем в 10 раз чаще, чем в другое время.

Спросите поджигателей: зачем они это делают? Дети и недоросли просто ухмыльнутся — игра у них такая. А взрослые умно наморщат лоб и скажут, что уничтожение жухлой травы — это помощь траве новой, мол, ей так легче прорастать, хотя на взгляд любого здравомыслящего человека такой метод сродни бритью паяльной лампой.

Не всякий огонь — пожарСреди взрослых поджигателей запросто могут оказаться и сельские агрономы, которым нужны побыстрее «зеленя». Несколько лет назад в одной деревне Волосовского района жители поймали такого агронома, но поскольку его взяли не с поличным, без милиции, не составили акт, то привлечь к ответственности человека, который спалил поле, а заодно и несколько дворов деревни, не удалось. Отчаявшиеся жители применили суд Линча — выпороли агронома, он уволился, но, говорят, работает в соседнем хозяйстве.

Безнаказанными остаются даже пойманные с поличным поджигатели. Ведь в Кодексе об административных правонарушениях ничего не сказано о такого рода поджогах, хотя в федеральном законе «О животном мире» поджог травы категорически запрещен — правда, лишь в лесных массивах. Только в ряде регионов местные власти издают подзаконные акты, борясь с поджигателями. Ленобласть в число таких регионов не входит.

«Случайные» поджоги тоже часты. В «Россельхознадзоре» рассказывают, как буквально на прошлой неделе инспекторы на Оредеже ниже Кременки поймали браконьеров-погорельцев. Те только поставили одни сети и пошли за другими, как брошенный ими же окурок поджег траву, огонь охватил весь берег, сгорели браконьерские вещи и документы. Другие рыбаки, оставшиеся безымянными, 30 апреля не погасили костер на берегу реки Луги прямо в деревне Большое Куземкино. Когда мы проезжали через эту деревню, догорал один дом и начинал дымиться соседний. Пожарных не было, а вся улица оцепенело наблюдала за огнем, вместо того чтобы бежать с ведрами к реке, до которой здесь всего несколько метров.

Мы их тушили-тушили:

Местным властям хорошо известно, как надо готовиться к сезону весенних палов, — в опасных местах нужно делать посыпку щебнем и песком, чтобы не давать пищи огню. Практически нигде этого не делается. Скорее дачники переняли этот метод, спасая свои поселки, а кто не может разориться на посыпку, тот выкашивает всю траву до земли и убирает ее. Некоторые пытаются организовать «управляемый пожар», выжигая полосы вокруг своих участков, но часто огонь все-таки вырывается из-под контроля.

В Главном управлении МЧС по Петербургу устало говорят, что МЧС и пожарные травяными пожарами не занимаются. И вообще это не пожары: пожар — это когда наносится материальный ущерб. Лес горит — это пожар, забор — тоже пожар, а горение «сухого растительного покрова» ущерба не приносит. Вот когда огонь с этого покрова перекинется на что-то другое, тогда это и удостоится визита пожарных. Как это было, например, в деревне Большой Двор Бокситогорского района. Что же касается горящих железнодорожных насыпей (доводилось видеть поезда, идущие буквально в огонь), то их тушением, по мнению МЧС, должны заниматься специальные пожарные поезда, которые имеют гораздо больший запас воды, чем обычная пожарная цистерна.

Любой нормальный агроном скажет, почему нельзя поджигать прошлогоднюю траву. Да, сгорит она, но вместе с нею от жара погибнут семена многих растений. А при горении сухой травы и прочего мусора выделяется в том числе и крайне ядовитый формальдегид, не говоря уже об угарном газе. Поджигатели душат своих родных и близких — аллергиков, астматиков, которые могут даже умереть от зловредных испарений.

Татьяна Хмельник

Директоров школ научат тратить "лишние" деньги  »
Юридические статьи »
Читайте также