ВПК не должны заниматься военные?

Военная реформа - это не только переход армии на контрактную основу. Это еще и новые технологии и вооружение. Так считает член Совета по внешней и оборонной политике бывший военный разведчик Виталий Шлыков. В свое время он возглавлял управление Генерального штаба, которое занималось оценкой военно-промышленных комплексов западных стран, потенциалом их мобилизационных систем на случай войны.

- Виталий Васильевич, после 1991 года было несколько попыток реорганизовать российский ВПК, но обеспечение армии вооружением, как известно, пока оставляет желать лучшего. Однако в XXI веке выражение Александра Суворова "Не числом, а уменьем" уместно как никогда, если понимать под уменьем новые технологии и современное вооружение.

- Когда говорят об оборонно-промышленном комплексе, имеют в виду 1700 оборонных предприятий, доставшихся России от Советского Союза и превратившихся в конгломерат разрозненных компаний, которыми никто не управляет.

В постсоветской России назначали ответственных за оснащенность армии людей, мало в этом заинтересованных и не вполне компетентных, - Хижу, Уринсона, Алешина... Кстати, у нас закупкой для ВПК занимаются 515 сотрудников на всю страну, на 1700 предприятий. А в США - более 200 тыс. человек. Из них только 6% - военные, а остальные - гражданские специалисты. Этим должны заниматься те, кто больше всего заинтересован в том, чтобы такое вооружение было, то есть - само Министерство обороны. Так делается во всем мире. А руководить оборонной отраслью должны гражданские специалисты по военной экономики. Военные же пусть занимаются своими вопросами, выставляя требования к руководству министерства. Пока мы не создадим нормальное гражданское министерство обороны, никакой нормальной обороны у нас не будет. А создать такое министерство можно лишь тогда, когда мы не только дадим ему деньги, но возложим ответственность за состояние обороны.

- Сейчас обсуждается законопроект о допуске иностранных фирм в стратегические отрасли и стратегические предприятия .

- Вот критерии включения в перечень стратегических предприятий : производство продукции, имеющей стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства; защита нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан РФ. В число стратегических акционерных обществ входят 65 предприятий "Газпрома", 20 речных и морских портов, аэропорты, пароходства, элеваторы, банки, заводы хлебопродуктов, одно ипотечное агентство, янтарный комбинат, киностудия "Мосфильм", агентство "РИА Новости" и даже два предприятия по воспроизводству и реализации племенной продукции и сельскохозяйственных животных...

Беда в том, что сегодня государство толком не знает, что делается в оборонке. Оно не имеет постоянно обновляющихся списков совладельцев, не владеет информацией о том, сколько метров недвижимости принадлежит оборонным предприятиям, какие площади сдаются в аренду и по каким ценам. А потому смысл всех этих перечней получается чисто коррупционный - принадлежность к ним дает массу преимуществ соответствующим предприятиям.

- Поможет ли усилению оборонного потенциала страны объединение в холдинги так называемых оборонных предприятий?

- Это чисто бюрократическая и бессмысленная выдумка. Создают их сверху административным путем. Не разобравшись с этим хозяйством, государство начинает передавать собственность в новые интегрированные структуры, названные холдингами. Причем передает бесплатно, в надежде, что с этим хозяйством кто-нибудь разберется. Может быть, и разберется, но в государственных ли интересах?

Базой военного производства должна быть развитая гражданская промышленность. Только она может гибко отреагировать на возможные потребности, практически непредсказуемые для военного специалиста. Я для Генштаба писал большую записку о том, что бессмысленно ориентироваться на какие-то военные угрозы. Нужно иметь мощную экономику, которой присуща самонастройка. И заниматься этим должна гражданская промышленность, потому что в рыночной системе никто не может содержать мобилизационные мощности, как это было в СССР. Нам нужны новейшие разработки, а выпускать их может частная гражданская промышленность: военная техника будущего полностью совпадает с гражданской (кроме предназначения) по своим технологическим характеристикам.

- Так ли уж необходимо России заниматься торговлей оружием?

- У нас очень сильны внешнеполитические амбиции в сфере экспорта вооружения. Нам важно привязать к себе поставками своего оружия. И только потом мы начинаем считать, сколько нам это стоит. Я противник экспорта российского оружия. Но не потому, что я пацифист. Экспорт оружия - не такое уж выгодное дело. Мы торгуем оружием себе в убыток, хотя для конкретных предприятий - это способ выживания. Так называемая выгодность экспорта заключается в том, что мы принимаем за ноль все вложения прошлых лет в оборону, в обучение, в производственные помещения. Потому что военная промышленность и экспорт всегда существовали у нас за счет использования мобилизационных запасов сырья, запчастей, компонентов, станков и так далее. И военные расходы нужно считать не по доле в бюджете и абсолютным цифрам, а по упущенным возможностям для экономики. Если посчитать эти упущения, то экспорт оружия для нас в убыток.

Мы сейчас продаем на экспорт только старые образцы советской разработки. Их еще берут китайцы, индусы, но все чаще морщатся. Китайцы развивают свою исследовательскую базу, создают основу для военного соперничества в будущем, развивая только узкоспециализированные отрасли, например космическую и ядерную. А остальное вооружение предпочитают по дешевке покупать у нас - против Тайваня оно вполне применимо.

- А что в космосе?

- С космосом ситуация более благоприятная, чем с остальным ВПК. Потому что это вопрос престижа. А наше руководство очень беспокоится о престиже. Другое дело, что и в космосе наметилась наша отсталость. Нужны новые технологии, но это слишком длительный процесс. А значит, проблемы с космосом придется решать в рамках глобализации. Вот почему важен вопрос о допуске иностранных инвесторов в наш так называемый стратегический сектор.

- Хорошо ли, что министр обороны Сергей Иванов возглавил военно-промышленную комиссию?

- Наше Министерство обороны делает 10% того, что делает нормальное Министерство обороны на Западе. Для того чтобы руководить военной промышленностью, нужно быть менеджером, управленцем широкого профиля, а Сергей Борисович видит себя политиком. В Америке, как правило, этим занимаются менеджеры, пришедшие из бизнеса.

Людмила Викторова

Удар по науке или ее возрождение?  »
Юридические статьи »
Читайте также