Филипп Кирш: "Мы вмешиваемся только тогда, когда не работает национальная судебная система"

В Международный уголовный суд уже поступили сотни исков в отношении граждан различных государств, подозреваемых в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. Вашингтон заранее позаботился о том, чтобы обезопасить своих военнослужащих от подобных неприятностей: он вышел из соглашения о Статуте МУС и подписал двусторонние договоры о невыдаче своих граждан суду с десятками стран. Не торопится ратифицировать Статут и Москва. Насколько эффективна на этом фоне работа Международного уголовного суда? Президент МУС Филипп Кирш ответил на вопросы корреспондента "Известий" Елены Шестерниной.

- США вышли из соглашения о Статуте Международного уголовного суда. Есть ли у МУС юридическая возможность для расследования преступлений, совершаемых американцами, если подобные иски будут поданы?

- Если какое-либо государство оккупировало территорию другой страны и гражданами страны-оккупанта были совершены преступления, то у МУС есть юрисдикция возбуждать дела. Но только в том случае, если оккупированная страна является участником Статута МУС. При этом надо помнить: МУС может вмешиваться только тогда, когда не работает национальная судебная система. Таким образом очень многие государства оказываются вне юрисдикции МУС, поскольку судебные системы в большинстве стран работают хорошо. Кроме того, в отличие от трибуналов по Руанде или бывшей Югославии мы не имеем права требовать от стран выдавать подозреваемых в совершении преступлений.

- США подписали договоры о невыдаче своих граждан МУС с десятками стран. Известно, что в качестве давления использовались экономические рычаги - угроза прекращения военной и финансовой помощи. Не опасаетесь ли вы, что такие действия США существенно ограничивают деятельность МУС?

- Абсолютно верно. И именно поэтому необходима ратификация Статута МУС как можно большим числом стран. В противном случае деятельность суда будет ограничена с географической точки зрения. Наша цель - иметь постоянный суд, который рано или поздно станет всемирным.

- Какие еще препятствия существуют в работе МУС?

- Пока мы не сталкивались с серьезными препятствиями. С июля 2002 года в МУС поступило более 700 исков. Правда, большинство из них не относятся к нашей юрисдикции. Но ряд исков был принят к рассмотрению. Официально объявлено о двух - по Уганде и Конго. Есть еще иски, но они пока не обнародованы. И о них я говорить не могу.

- Почему Россия не ратифицирует Статут МУС? Связано ли это с опасениями российских властей, что в МУС пойдут иски, связанные с Чечней?

- Я не буду комментировать вопрос о Чечне. Решение ратифицировать или нет Статут - прерогатива российского правительства. Уже проделана значительная работа по приведению российского законодательства в соответствие с требованиями МУС. Главная обязанность расследовать военные преступления, факты геноцида, преступления против человечности лежит на государствах. И для этого участие МУС не обязательно. Россия рассматривает подобные дела в соответствии со своим национальным законодательством. Отношение российского правительства к МУС в целом положительное. Россия подписала Статут в 2000 году. И мы надеемся, что ваша страна найдет возможность его ратифицировать.

Елена Шестернина

Первый класс начинается с очереди  »
Юридические статьи »
Читайте также