Одно контрафактное дело

Неудовлетворительная борьба с распространением контрафактной продукции в Петербурге мешает вступлению России во Всемирную торговую организацию. Об этом не раз говорилось на совещаниях в прокуратуре, перед которой, в частности, даже президентом России поставлена задача противодействовать сбыту контрафакта. Еще два года назад тогдашний прокурор города Николай Винничекно, характеризуя работу правоохранительных органов по борьбе с контрафактной продукцией, заявил: "За такую организацию работы по борьбе с контрафактом надо всех разогнать". За прошедшее время деятельность прокуратуры в этом направлении заметно активизировалась - совместно с другими правоохранительными органами проведен ряд успешных мероприятий, результатом которых стало возбуждение уголовных дел по ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав) .

Эти успехи в деле чистоты распространяемой продукции можно только приветствовать. Однако в некоторых случаях действия следователей у стороннего наблюдателя вызывают ощущения "имитации бурной деятельности". Наверное, этому есть свое объяснение - силу статистики еще никто не отменял. А потому чем больше уголовных дел возбуждено, тем довольнее должна быть ВТО, если ей станут известны результаты работы наших правоохранителей. Мы предлагаем вниманию читателей перипетии одного дела, суета вокруг которого нам немного непонятна, тем более что дело, как следует и из сроков его расследования, и из обстоятельств, не так чтобы очень сложное.

Суть дела в следующем. Прокуратуре Центрального района стало известно, что на территории района действуют некие злодеи, которые, несмотря на то что закон защищает авторские и смежные права, всячески этот закон преступают. А именно - устанавливают на чужие компьютеры программы, авторские права на которые принадлежат ЗАО "1C". В ноябре прошлого года этих два злодея, "каждый имея умысел на незаконное использование объектов авторского права, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведения в целях сбыта", распределили между собой роли в предстоящем преступлении. Один приобрел диск с незаконной записью программ, дал объявление в газету "Реклама-шанс" о том, что готов установить программы на компьютер за вознаграждение, а другой, после получения соответствующего заказа, собственно, и установил контрафактную программу на компьютер заказчика. Компьютерные пираты не знали, что системный блок, на который была произведена незаконная установка, принадлежит оперуполномоченному ОБЭП, который и "расплатился" за ворованную продукцию 750 рублями - вместо того чтобы купить лицензированную программу за более чем 80 тысяч рублей. А после удачного завершения сделки одного из злодеев задерживают. Здесь - аплодисменты, потому как на данном этапе и оперативники, и прокуратура сработали грамотно, слаженно и без видимых огрехов. Результатом этой почти безупречной работы стало возбуждение уголовного дела о нарушении авторских прав. И это тоже правильно, потому что вор должен сидеть в тюрьме. Но вот дальше начинается нечто, что определенно портит ту безукоризненность, с которой прошел первый этап оперативно-следственной работы.

После возбуждения уголовного дела следователь прокуратуры Центрального района приходит к выводу, что при совершении преступления действовала группа лиц - как минимум, был еще один человек, который, кстати, следствию известен. Более того, в постановлении о возбуждении дела детально описываются его действия. Это дает основания следователю установить "причастность к совершенному преступлению Яковлева Алексея Анатольевича". И зачем-то принять решение о выделении из первого дела в отдельное производство материалов в отношении Яковлева. В данном случае к логике следователя, принимающего подобные решения, есть определенные вопросы. Дело в том, что действующий УПК (ст. 155 , на которую, собственно, и ссылается следователь) дает подобные полномочия следователю только в том случае, если в ходе предварительного расследования становится известно о преступлении, не связанном с уже расследуемым. Но ведь Яковлев, в отношении которого теперь возбуждается отдельное дело, исходя из первоначального постановления следователя признается соучастником того преступления, по которому уже идет расследование!

Дальше процесс развивается не менее интересно. Оба дела в тот же день опять соединяются в одно производство, и в тот же день снова разъединяются, поскольку на этом этапе следствие приходит к выводу, что местонахождение Яковлева не установлено. В отношении же его соучастника следственные действия уже выполнены и закончены, следовательно, первое дело можно передавать в суд. Примечательно, что на момент принятия следователем решения о соединении обоих дел факт, легший в обоснование необходимости дальнейшего разъединения дел, а именно отсутствие информации о месте нахождения Яковлева, был известен. В общей же сложности 30 декабря прошлого года по соединению-выделению "дел о контрафакте" было вынесено 6 постановлений! И еще один момент - Яковлева в тот день, когда шел процесс объединения-выделения дел, видела масса народа, в том числе и в самой прокуратуре. Допрос свидетелей, готовых дать показания на этот счет, мог бы снять вопрос о местонахождении Яковлева и, следовательно, саму необходимость выделения дела. Однако соответствующее ходатайство о вызове этих свидетелей, заявленное защитой, было отклонено. Равно как и ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Яковлева в связи с его примирением с представителем потерпевшей стороны - ЗАО "1C".

"Имущественных и моральных претензий к г-ну Яковлеву Алексею Анатольевичу ЗАО "1 С" не имеет", - сообщил в своем ходатайстве в прокуратуру Центрального района и Смольнинский суд представитель фирмы. Дело в том, что Яковлев, целиком и полностью признавший свою вину, возместил компании причиненный его действиями вред, о чем свидетельствует квитанция к приходно-кассовому ордеру. Аргументации причин отказа в ходатайстве о прекращении дела в связи с примирением в постановлении следователя нет. Но, говорят, существует негласный приказ, исходящий "сверху", якобы строго запрещающий следователям прекращать дела по нереабилитирующим обстоятельствам. А примирение сторон является именно таким обстоятельством.

На момент написания этого материала оба дела уже находились в Смольнинском федеральном суде. И здесь события тоже развивались интересно. Несмотря на разницу во времени поступления в суд, оба дела были назначены к слушанию одним судьей в один и тот же день, в одно и то же время. По первому делу должно было начаться рассмотрение по существу, а по второму начинались предварительные слушания. И тут представитель прокуратуры решает обратиться к суду с ходатайством о возвращении этих уголовных дел в прокуратуру для... их соединения. Суд просьбу прокуратуры охотно удовлетворил.

Не исключаем, что многим нашим читателям, тем более относящимся к категории законопослушных, хитросплетения одного, в общем-то, совсем не громкого дела, могут быть малоинтересны. Но резюме из всего вышесказанного, несомненно, касается и их тоже. Нельзя бороться с нарушениями закона, манипулируя законом.

Елена Гусаренко

Петербург профинансирует диспансеризацию Город присоединился к национальному проекту  »
Юридические статьи »
Читайте также