В протезиста не стрелять, он «играет» как умеет

В жестких тисках нового порядка обеспечения населения протезно-ортопедическими изделиями и техническими средствами реабилитации оказались люди, для которых, казалось бы, прежде всего должна действовать максимально упрощенная система оформления официальных бумаг. Но все усложнилось постановлением правительства РФ от 12.12.2004 г. № 771, утвердившим, что человек не может получить даже простую трость без индивидуальной программы реабилитации (ИПР).

О том. насколько это обстоятельство усложняет работу, мы попросили рассказать директора петербургского протезно-ортопедического предприятия Артура Эйнфенджяна.

— Скажите, индивидуальные программы реабилитации — новшество, о котором вы прежде не слышали?

— Отчего же? Известен федеральный закон «О социальной защите инвалидов в РФ» (№ 181 от 24 ноября 1995 года), в котором предусматривается составление индивидуальных программ реабилитации. Тем не менее на протяжении последних десяти лет в Петербурге они практически никому не выдавались. Неожиданным для нас стал отказ региональных фондов социального страхования (ФСС) с 1 января 2005 года от выдачи направлений на получение протезно-ортопедического изделия без предъявления человеком этой самой ИПР. За получением такой карты стали выстраиваться большие очереди, хотя для рабочей группы Главного бюро медико-социальной экспертизы у нас, на протезно-ортопедическом предприятии, созданы все необходимые условия.

— Что это за условия?

— Выделен кабинет площадью 36 квадратных метров, оборудованный современной оргтехникой. А в помощь выездной комиссии, в состав которой входят два человека из медико-социальной экспертизы — МСЭ и один человек из Фонда социального страхования (ФСС), мы отрядили пятерых специалистов из медперсонала предприятия. Но и при этом, несмотря на рекомендованную письмом руководства ФСС (№ 02-09/01-295П от 16.02.2005 г.) упрощенную схему процедуры оформления ИПР, удается выдать не больше 50—55 таких программ в день.

— Сколько же человек сможет получить ИПР и, соответственно, необходимое им протезно-ортопедическое изделие до конца года?

— Мы подсчитали, что такая пропускная способность (а сегодня запись инвалидов на прием ведется уже на октябрь!) позволит оказать до конца года протезно-ортопедическую помощь не более 10,5—11 тысячам инвалидов. Нетрудно сравнить: до этого нововведения предприятие успевало ежегодно принять 24—25 тысяч человек. Особенно страдают инвалиды, которые не имеют возможности самостоятельно приехать за ИПР.

— Каков же выход?

— Знаете, уже бывало, что люди, не выдерживая новоиспеченного порядка, покупали костыли, например, за свой счет. Но вряд ли это по карману каждому…

— Этими ИПР исчерпывается бумажная волокита?

— Нет, что вы?! Если прежде гражданам, получающим протезы верхних и нижних конечностей, как обязательное приложение к ним выдавались в комплекте шерстяные и трикотажные чехлы, протезная обувь, ходунок, трость или костыли (по медицинским показаниям), то теперь для этого требуются зачем-то личные заявления по каждому изделию отдельно. Можно представить себе хождения инвалидов, особенно тех, что не имеют возможности самостоятельно приехать на предприятие, если сопутствующие протезам изделия будут распределены по разным поставщикам. А ведь проводимые лоты чиновники норовят проводить именно по такому принципу.

— Как обстоит дело с объемами производства на предприятии?

— Объемы производства сокращаются. Сложная процедура, о которой говорю, значительно ограничила права инвалидов на получение своевременной протезно-ортопедической помощи. А это, в свою очередь, не позволяет предприятию работать на полную мощность, хотя у нас в арсенале 80 наименований сертифицированных изделий.

— Какие меры помогли бы снять существующие проблемы?

— Оперативно снять напряженку помогло бы решение о выдаче ИПР только впервые протезируемым, а для инвалидов, поставленных на учет до 2005 года, достаточно заключения медико-технической комиссии (МТК) протезно-ортопедического предприятия.

— Насколько велик нынче бумажный поток отчетных документов?

— Беда в том, что с 1 января этого года действует и новый порядок предоставления отчетных документов в региональный фонд социального страхования, существенно увеличивший поток, о котором вы спрашиваете. Если прежде расчет с исполнителем производился на основании реестров инвалидов с приложением бланков заказов и документов, подтверждающих стоимость изделий, и индивидуальных накладных о получении протезов, то теперь их количество в разы возросло: счет необходимо представить в двух экземплярах, счет-фактуру и товарную накладную — тоже; накладную на отпуск — в четырех экземплярах и, наконец, бланк заявки — в двух экземплярах. Вот вам простой расчет: только за пять месяцев 2005 года для оформления отчетной документации были приобретены картриджи и бумага на сумму более 120 тысяч рублей. Не говоря уже о человеческих трудозатратах: отвлечение специалистов на оформление рутинного потока документов не позволяет рационально использовать рабочее время для обслуживания инвалидов, и это создает дополнительные неоправданные моральные и материальные затраты.

— Выходит, бумажную волокиту выгоднее сократить?

— Безусловно. Это существенно сократит и время обслуживания толпящихся у кабинетов людей, и позволит значительно сэкономить деньги предприятия, которые уходят на оформление дублирующего потока документов. К тому же позволит более рационально расходовать время и нервы. Ведь люди предъявляют претензии к нам. А специалисты не виноваты в том, что изобретена такая неудобная система. Словом, в протезиста не стрелять, он «играет», как умеет. И как ему позволяет существующий порядок или же беспорядок…

Евгения Дылева

Когда вымрет Петербург?  »
Юридические статьи »
Читайте также