Детский вопрос сквозь призму взрослых расчетов

Вчера человечество в двенадцатый раз отмечало Международный день семьи — праздник, установленный Генеральной Ассамблеей ООН в 1994 году. В Петербурге он, по традиции, растягивается на всю неделю, так что горожанам еще предстоят фестивали, гулянья, конкурсы, экскурсионные и концертные программы с семейной направленностью. Однако в российских масштабах, уж не знаю, специально к этому дню или случайно, семейная тема зазвучала в этом году значительно серьезнее и пронзительнее.

На государственном уровне о демографической проблеме как об одной из наиболее важных говорил в своем недавнем послании Федеральному собранию президент Владимир Путин. На региональном — была представлена концепция демографического развития Санкт-Петербурга.

Конечно, демографическую проблему, которая в последнее десятилетие становится для нашей страны все более и более настораживающей, можно обсуждать и без привязки к семейной теме. Можно рассуждать о стимулировании рождаемости с позиций социальной защиты, здравоохранения, материальной поддержки в виде льгот, пособий и прочих выплат. Безусловно, это все замечательно. И все это предполагают и государственная программа демографического развития России, и региональная концепция. Но хотелось бы поговорить о другом — об институте семьи как таковом.

Упрямые цифры статистики таковы. На каждую тысячу жителей города старше 18 лет в 2004 году приходилось 5,3 развода, что на 20 процентов выше, чем в целом по России. В результате 13,8 тысячи детей стали воспитываться в неполных семьях. В том же году вне брака было рождено 28 процентов детей.

В 2005 году в Петербурге было зарегистрировано 37.907 браков и оформлено 22.643 развода. И хотя по сравнению с позапрошлым годом количество первых возросло, а вторых — уменьшилось, согласитесь, данные эти как-то не слишком радуют...

Статистики работают с цифрами. Журналисты — с людьми. И, признаюсь, я не склонна считать, что только увеличением пособий и выплат, предоставлением льгот и прочими благами, которые в условиях нашего Отечества, в общем, и благами-то назвать трудно, можно решить демографическую проблему. Дети рождаются прежде всего тогда, когда их хотят. А хотят тогда, когда любят.

Репродуктивного возраста достигло поколение, выросшее на весьма свободном и, прямо скажем, менее ответственном отношении к вопросам семьи и брака. Воспитывая его, мы растерялись в приоритетах. Мы не говорили с ним о любви (классика на уроках литературы не в счет), зато надрывались в пропаганде безопасного секса. Мы отодвигали семью на второй, третий, а детей на еще более дальний план, культивируя понятия «успешный бизнес» и «удачная карьера».

Статистика свидетельствует, что вступать в брак и рожать первого ребенка россияне предпочитают теперь в более позднем возрасте. И комментарий к этому звучит обычно позитивный: люди-де стали относиться к таким шагам в своей жизни осознанно. Сомневаюсь. Скорее им не до семьи. Одним — из-за стремления к успешной жизни, другим — из-за стремления к легкой.

Между прочим, среднестатистическая российская мама посвящает личному общению со своим ребенком не более пяти минут в день. И не потому, что она с утра до вечера работает. Просто в списке ее дел общение с ребенком не на первом месте.

По-хорошему, чествовать семьи стоило бы не один день в году в середине мая. И не в течение недели или месяца. Стоило бы говорить о необходимости и важности этого института столь же часто, сколь показывают в наших телевизорах рекламу пива. И столь же доходчиво. Тогда предлагаемые способы решения демографической проблемы — как федеральный, так и региональный — легли бы на благодатную почву. А не превращались в документ, напоминающий некий договор о купле-продаже. Мы вам деньги — вы нам детей...

Виктория Морозова

Долгожданный прорыв на ниве автобусных перевозок может оценить только пассажир  »
Юридические статьи »
Читайте также