Полезные ископаемые под креслом министра Сумеет ли Юрий Трутнев открыть для страны ее богатства

Министр природных ресурсов Юрий Трутнев - одна из наиболее интригующих фигур нового кабинета министров. Самый молодой член Правительства (48 лет). Единственный назначенец, "выросший" из региональной элиты (до смены кабинета был губернатором Пермской области). Человек, начавший свою работу с крайне резких заявлений о борьбе с коррупцией в стенах собственного ведомства. А также - с эксклюзивного интервью "РГ".

- Юрий Петрович, читатели "РГ" хорошо знают Пермскую область и вас как ее руководителя - наша газета является официальным публикатором администрации Пермской области. Возможно, это обстоятельство сыграло свою роль и в вашей карьере...

- Во всяком случае содружеством с "Российской газетой" я искренне горжусь. Считаю, что ваш лозунг "Российских газет много, "Российская газета" одна" - правильный лозунг".

- На своей первой пресс-конференции вы сказали, что нужно расширить права регионов в вопросах использования природных ресурсов. А вот Президент не раз заявлял о том, что управление природными богатствами должно быть сконцентрировано в руках федеральной власти. Не вступаете ли вы здесь в противоречие с политикой главы государства?

- Свое видение приоритетов работы отрасли я обязательно буду докладывать Владимиру Владимировичу, у нас с ним была такая договоренность. К разным видам природных богатств нужен и различный подход. Многие полезные ископаемые можно отнести к стратегическим ресурсам и с точки зрения экономики, и с точки зрения безопасности страны: нефть, газ, алмазы, многие металлы. И отдавать их на откуп регионам по меньшей мере странно. А другие вопросы можно и нужно решать на местах.

Приведу пример из своей губернаторской практики. Некоторое время назад в одном из районов Пермской области решили построить вместо плохой грунтовой дороги хорошую, асфальтовую. Но грунтовка на одном участке сильно петляла, а асфальтовую нужно было спрямить: деньги жалко! А поскольку дорога шла через лес, мы написали в МПР соответствующую заявку о переводе участка леса из одной категории в другую, чтобы можно было сделать просеку. Заявка год пролежала без ответа, а ведь людям надо работать - или администрация должна платить им за простой. На свой страх и риск мы продолжили стройку. И тогда против руководителя подрядной организации возбудили уголовное дело - за то, что обошелся без согласия министерства. Издеваться подобным образом над жителями и властями регионов не вижу никакого смысла. И точно так же нет необходимости просить согласия у центра на разработку таких полезных ископаемых, как песок, щебень и т. п. Передать центру все функции - не самоцель. Здесь нужно придерживаться принципа наибольшей эффективности.

- Права регионов должны быть подкреплены налогами. А между тем по новому Налоговому кодексу сырьевые налоги практически полностью перешли из территорий в центр. Будете ли вы настаивать на изменении налоговых "правил игры"?

-Хороший вопрос. Вносить предложение о реконструкции Налогового кодекса я сейчас вряд ли буду. Новое законодательство важно еще и своей стабильностью. Если мы начнем дергать людей и вводить новые налоги, им будет трудно работать. Однако проблема существует. Налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы способствует открытию новых месторождений. Сегодня говорят о том, что это должны делать сами добывающие компании. Но они будут преследовать собственные коммерческие интересы. А разве у государства нет интересов в этой области? Уверяю, что есть. И оно должно процессом управлять.

Что же касается распределения существующих налогов, то эту тему мы уже обсуждали с вице-премьером Александром Жуковым и министром финансов Алексеем Кудриным. И сошлись на том, что доходные полномочия должны быть четко распределены между уровнями бюджета и подкреплены реальными функциями. Почему я считаю это важным? Сложилась очень странная ситуация. Какие-то регионы действительно работают и развиваются, но чем больше они выручают средств, тем больше у них изымает центр. Другие работают хуже, а потом приходят в Минфин с протянутой рукой и говорят: у нас деньги кончились, нам не на что отапливать дома и нечем зарплату платить. Федерация тратит с каждым годом все больше средств на то, чтобы выровнять ситуацию, и эти средства берут из "кармана" регионов- доноров. А разве они виноваты в том, что кто-то рядом с нами хозяйствует менее рачительно? В результате у одних сильно снижается стимул к развитию: все равно все "лишнее" отберут. А у других вообще никаких стимулов не возникает. Если регионы не станут делиться на лучшие и худшие согласно тому, что сами заработали, то в конце концов худшими станут все.

- Вы уже рассказали читателям "РГ" о том, как поменяется внутренняя структура Министерства природных ресурсов и как вы собираетесь бороться с коррупцией в его стенах (номера за 12 и 13 марта с. г.). Но это не единственные острые проблемы, с которыми вам придется столкнуться. В последние месяцы прежнее руководство ведомства вело, мягко говоря, очень странную политику в отношении особо охраняемых природных территорий. Все действия - приказы, постоянная реорганизация профильного департамента, угрозы директорам заповедников, выдавливание профессионалов - создавали четкое ощущение, что идет развал системы. За последние три года не создано ни одного заповедника и, напротив, делались попытки отобрать у заповедников лучшие куски для "царской охоты". Какая будет политика министерства в этом плане? Может, действительно, не нужны нам особо охраняемые территории?

- Как это не нужны?! Нужны. Более того, для таких мегаполисов, как Москва, это, на мой взгляд, отдельная и очень больная тема. Здесь огромная концентрация людей, транспорта, предприятий - это создает сложные условия для жизни. В деталях пока не готов говорить, что правильно и неправильно делало руководство МПР в отношении заповедников. Но проблема на слуху, обещаю разобраться.

- Сейчас уже "созрели" в разной степени Водный кодекс, Лесной кодекс, закон о недрах. С вашим приходом что-то изменится в работе над этими глобальными документами? Будут ли пересмотрены какие-то принципиальные позиции? Может быть, у вас совершенно новые идеи?

- Я разговаривал об этом с главой Минэкономразвития Германом Грефом. Мы договорились, что совместно проработаем документы и сверим позиции. Я думаю, после этого появится ответ на вопрос, нет крупных противоречий или они все же есть. Народная мудрость гласит, что, прежде чем резать, надо семь раз отмерить. Пока я бы ответил так: изменения будут, но не скажу, какие. Я имею свои представления о том, что было бы полезно для страны и для отрасли. Но я еще должен сопоставить свои представления, полученные на посту губернатора Пермской области, с той новой информацией, которой я буду располагать в качестве министра. Только после этого я смогу занять твердую позицию и ее отстаивать.

- Проект нового Водного кодекса запрещает строительство на берегах рек и водохранилищ. Но что делать с теми коттеджами и "охотничьими домиками", которые уже понастроены на пойменных лугах? Будете ли вы "круто разбираться" с такими застройщиками?

- Я бы взял тайм-аут. Я еще не изучал этого вопроса, а вам не нужен некомпетентный ответ.

- Вы сразу заняли очень решительную позицию по многим вопросам. Да и вообще ведать от имени государства природными ресурсами - дело серьезное и небезопасное. Не знаем, были ли когда-нибудь угрозы в адрес министров, возглавлявших МПР, но начальникам управлений и другим специалистам угрожали не раз. Особенно во время проведения конкурсов, аукционов, проверок.

- В этом отношении я человек спокойный. Я всю жизнь занимаюсь боевыми искусствами. У меня третий дан по карате. Когда-то выступал за сборную Советского Союза. Поэтому обидеть меня нелегко.

- Это ваш ответ коррупционерам, с которыми вы будете разбираться?

- В какой-то степени. Правда, я уже понял, что в Москве с тренировками будет напряженно. Я в должности всего несколько дней и ни разу не ушел с работы раньше 11 часов вечера. Все спортивные учреждения в это время уже закрыты. Но я кое-что придумал. Здесь, за этим кабинетом, есть большущая комната отдыха и отдельная кухня. Кухня мне совсем не нужна, поэтому те тренажеры, которые стояли у меня за кабинетом губернатора Пермской области, я перевезу сюда и смонтирую на месте кухни. Буду делать перерывчики в работе минут на 15 - 20.

- Юрий Петрович, вы - федеральный министр и одновременно губернатор. Парадоксальная ситуация.

- Я был губернатором до 12 марта, то есть совмещал эти должности всего 5 дней. У меня просто не было возможности сразу сложить с себя губернаторские полномочия. Я был в Москве, когда был подписан указ о назначении, нас собрал Президент, и после этого у меня не было ни единого часа свободного времени, чтобы вылететь в Пермь.

- Но кто же сейчас фактически руководит областью?

- Исполняющим обязанности губернатора Пермской области уже назначен представитель администрации региона в Совете Федерации Олег Чиркунов.

- Он и будет вашим преемником на посту главы администрации?

- Два самых модных вопроса, которые мне по нескольку раз на дню сейчас задают, это - кто возглавит различные участки в министерстве и кто будет новым губернатором Пермской области. Новый губернатор появится после выборов, а вот когда будут выборы - это вопрос. Проблема в том, что в декабре 2005 года грядет объединение Пермской области с Коми-Пермяцким автономным округом. Тогда нужно будет выбирать главу единого Пермского края. Поэтому тратить бюджетные деньги на выборы губернатора области, которому через год с небольшим придется сдавать полномочия, нет смысла. В федеральном конституционном законе, проект которого сейчас находится на рассмотрении в Госдуме, написано, что на переходный период губернатор области не избирается. Но закон еще не принят. Поэтому здесь есть некий юридический нюанс, и мы будем советоваться с юристами, как лучше поступить.

Екатерина Васильченко, Татьяна Смольякова

Область разграничила полномочия Предприятия получат контролера в зависимости от своего размера  »
Юридические статьи »
Читайте также