Заглянули в «черный» автомир участники операции «Транскрим»

Недавно на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области проходила очередная масштабная операция «Транскрим» по борьбе с автомобильной преступностью. Милицейским проверкам подвергались автостоянки, гаражи, пункты разборки, ремзоны — все те места, куда попадает большая часть угоняемых машин. Где их прячут, перебивают номера или разукомплектовывают. Милицейские сводки ежедневно сообщали о выявленных правонарушениях и задержанных преступниках. Но, похоже, мир «черного» автобизнеса практически неистребим.

Этот молодой человек, задержанный в ходе «Транскрима», казался обычным угонщиком-наркоманом, промышлявшим кражами недорогих отечественных машин... Но даже видавших виды оперативников изумило простодушие, с которым действовал преступник.

Не мудрствуя лукаво, он выпросил у знакомого-пенсионера на время машину, а сев за руль, тут же отогнал ее на ближайшую авторазборку, где в считанные часы от новенького «ГАЗа» остались, что называется, рожки да ножки. SIM-карту из своего телефона преступник сразу выбросил, так что встревоженному хозяину «газика» не оставалось ничего другого, как, проклиная себя за неосмотрительность, обратиться за помощью в милицию.

Как рассказал нам сотрудник 8-го отдела Юрий Узунколев, оперативникам удалось вычислить и задержать мошенника, который оказался активным членом преступной группы, занимавшейся угонами и разборкой автомобилей.

Кражи автотранспорта остаются одним из самых трудно раскрываемых видов преступлений. И дело не только в отсутствии чаще всего следов и свидетелей угона. Весь город опутала гигантская сеть авторазборок — основной канал сбыта краденых машин. Угодившие в эту паучью сеть автомобили (большую часть составляют «бэушные» «ВАЗы») исчезают бесследно — в течение ночи от машины остается только кузов. Практически все продающиеся сегодня комплектующие сняты с краденых авто.

Хищение автотранспорта не на детали, а с целью перепродажи — особая статья криминального бизнеса. Этим занимаются организованные преступные группы с четким распределением ролей: «выпас» (наблюдение), угон, подделка документов, перебивка номеров агрегатов, перегон в другие регионы и так далее.

Данные ОПГ организованы таким образом, что их участники зачастую даже не знакомы друг с другом, что делает структуру достаточно неуязвимой перед правоохранительными органами. Эти замкнутые группировки, сформированные по этническому признаку преимущественно выходцами с Северного Кавказа, специализируются на определенных марках машин. В группу риска занесены японские и немецкие автомобили: «Тойота», «Хонда», «Ауди», «БМВ», «Фольксваген», «Мерседес».

Зачастую их перегоняют в другие регионы в трейлерах или закрытых вагонах. Нередко под конкретный заказ. По требованию клиента могут, например, вырезать номера его прежней машины и вварить на угнанный автомобиль. Ворованные машины продаются перекупщикам, как правило, за треть реальной стоимости, так что спрос на них в обозримом будущем вряд ли уменьшится.

В последнее время, как рассказал нам начальник отделения 8-го отдела управления уголовного розыска криминальной милиции ГУВД Борис Москаль, угонщики иномарок повысили свою квалификацию. Используя специальные электронные устройства стоимостью в десятки тысяч долларов, они способны блокировать практически любую самую совершенную противоугонную систему. Этим, в частности, отличаются гастролеры из Латвии.

Впрочем, многие угонщики не нуждаются в достижениях высоких технологий, весьма успешно действуя по старинке. Этот опыт переняли и так называемые барсеточники. Устраивая незначительное псевдо-ДТП, вынуждающее водителя выйти из машины, они теперь не ограничиваются воровством из салона барсетки с деньгами... Ключ в замке, мотор заведен; скорее всего, и документы на машину находятся здесь же — что еще надо угонщику для счастья! Мошеннику остается лишь сесть за руль и врезать по «газам».

Но помимо угонов и краж в Петербурге распространены и более серьезные автопреступления — грабежи и разбои в отношении водителей, совершаемые открыто, грубо, нередко с применением оружия. Их жертвами, как правило, становятся владельцы дорогостоящих, оснащенных хорошей защитой и сигнализацией иномарок последних лет выпуска, которые иначе как силой не взять. Особым вниманием преступников пользуются джипы «Мерседес», «БМВ-Х5», «Тойота-Лэндкрузер», «Тойота-Лексус», «Мицубиси Лансер» и др. За такую машину могут и убить, но чаще всего хозяина удерживают где-нибудь несколько дней или завозят в глухомань, выбираться из которой он будет ровно столько времени, сколько потребуется, чтобы угнанное авто исчезло из поля зрения правоохранительных органов.

И, наконец, новая примета времени — спровоцированное строительным бумом увеличение числа преступлений, связанных с хищением большегрузной, строительной спецтехники. Схема этих преступлений, как правило, такова: преступники под видом заказчиков уговаривают водителя на «халтуру», садятся к нему в кабину, а выехав за контрольный пункт ГАИ, выбрасывают жертву из машины и уезжают. Иногда водителя могут удерживать в течение нескольких дней, порой насильно накачивая спиртным. За это время, например, похищенный автокран перегоняют в Псковскую или Новгородскую область, где он ненайденным будет годами работать на какой-нибудь дальней лесной вырубке.

На фоне подобных историй кажутся совершенно незначительными изъяны уголовного законодательства, позволяющие застигнутому, например, в вашей машине гражданину (скорее всего — несовершеннолетнему) отделаться легким испугом. Однако это, к сожалению, более глубокая проблема, чем кажется на первый взгляд.

Ведь, по нынешнему Уголовному кодексу, угон автомобиля с целью хищения (статья 158)и угон без цели хищения (статья 166)— якобы «просто покататься» — сильно отличаются. Если за совершение первого человеку реально грозит до нескольких лет лишения свободы, то за второе угонщик почти наверняка получит условный срок — даже если он находился за рулем, даже если был пойман в результате милицейской погони. Ну как доказать, что он имел тот самый «умысел» — то есть угонял вашу машину, чтобы перепродать или разобрать до винтика?

Пресловутая 166-я статья упорно сохраняется в Уголовном кодексе, несмотря на инициативы МВД и чуть ли не слезные воззвания оперативников угрозыска. А ведь большинство из угонщиков, начинавших свою «карьеру» еще в подростковом возрасте, раз за разом оставаясь безнаказанными, постепенно дорастают до серьезных преступлений и становятся профессионалами «черного» автобизнеса.

Ольга Кессених

Бен Ладен заинтересуется некоторыми законотворческими изысками петербургских депутатов  »
Юридические статьи »
Читайте также