Суета вокруг рыбных причалов

Странные распоряжения государственной администрации питерского рыбного порта угрожают дезорганизовать работу арендатора - ООО "Морской рыбный ПОРТ". Возникает подозрение, что российские рыбаки стали жертвой масштабной кампании, спланированной иностранными конкурентами

Администрация-"бомж"

Многочисленные слияния, размежевания и переименования российской бюрократии в полной мере затронули ведомства, отвечающие за ловлю и переработку рыбы. Приказом Госкомрыболовства N164 от 8 ноября 1994 года утверждено положение о Государственной администрации Санкт-Петербургского морского рыбного порта. Согласно этому документу, в задачи администрации входили: "выполнение функции по обеспечению порядка в порту и приписанных портпунктах, включая надзор, в пределах установленной компетенции, за соблюдением законодательства и международных договоров Российской Федерации в области мореплавания и рыболовства, надзора за технической эксплуатацией закрепленных за ней портовых сооружений и объектов, обеспечению ремонта, развития и строительства этих сооружений и объектов, а также организации эффективного использования закрепленного за ней другого государственного имущества".

Задачи, как видим, исключительно благородные, да только со статусом обязанной их решать структуры не все ясно. Рыбаки до сих пор не могут понять: чем же, собственно, распоряжается данная организация, ведь самостоятельного рыбного порта в городе, по сути дела, не существовало! (Вся акватория является территорией Санкт-Петербургского морского торгового порта под юрисдикцией его Морской администрации.) Есть шесть находящихся в государственной собственности причалов Морского порта, предназначенных для приема судов с рыбопродуктами, а также отдельные складские, административные и рыбоперерабатывающие помещения. За последние полтора десятилетия данные объекты неоднократно переходили из рук в руки, пока их окончательно не поделили ОАО "Рыбообрабатывающий комбинат N1" и ООО "Морской рыбный порт".

Именно у последней частной фирмы "государственная" администрация рыбного порта арендует свой офис по адресу: Санкт-Петербург, Элеваторная площадка, дом 10. За который почему-то систематически не платит, причем сумма задолженности перед ООО "Морской рыбный порт", если верить решению арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24 июня 2003 года, составляет внушительную цифру - 1 миллион 608 тысяч 730 рублей.

Согласитесь, финансовые долги госучреждения перед фирмой, деятельность которой оно должно контролировать, выглядят довольно странно. Возникает вопрос, как люди собираются обеспечивать порядок в порту и эффективное использование государственного имущества, если подобный бардак творится в их собственном офисе? Можно также упомянуть, что до сих пор у "рыбной" администрации нет даже нормального почтового адреса, а только абонентский ящик. Для коммерческой или общественной организации это вполне нормально, но для госучреждения - совершенно несерьезно. В сочетании с неуплатой аренды такое обстоятельство и вовсе наводит на скверные мысли не то о сомнительных подпольщиках, не то о заурядных бомжах.

А не то отключим газ!

Что делать, когда ваши партнеры не желают расставаться с кровными деньжатами, а вы сами при этом обладаете замечательной штуковиной под названием административный ресурс? Надо, конечно, врубить этот ресурс на полную катушку, чтобы несговорчивым небо с овчинку показалось. Метод опробован еще незабвенной управдомшей из "Бриллиантовой руки", как известно, обещавшей отключить газ всем жильцам, не желавшим брать ее лотерейные билеты.

Наверное, в администрации Рыбного порта советскую комедию смотрели внимательно, и уже 1 июня арендующие "рыбные" причалы организации получили письмо за номером 166. В нем глава администрации Морского рыбного порта и по совместительству его капитан Александр Андреев предложил освободить все шесть причалов в период с 9 по 15 июня якобы для их полномасштабного обследования. Формальным основанием стала передача государственного имущества с баланса ФГУП "Национальные рыбные ресурсы" на баланс Государственной администрации рыбного порта.

Понятно, что при передаче имущества можно и проверить, не украл ли кто пару причалов, но для этого не имеет смысла прерывать их работу. Господин Андреев говорит именно о комплексном обследовании, совершенно не поясняя, зачем оно нужно. Ведь еще в мае 2002 года его провело специализирующееся как раз на подобных операциях ФГУП "Гипрорыбфлот". Каждый причал получил законное и квалификационное свидетельство сроком на пять лет, следовательно, до мая 2007 года объекты можно спокойно эксплуатировать.

Отдельно стоит отметить, что капитан Андреев проявил в профессиональной области невиданное новаторство и попытался обследовать сразу шесть причалов, тем самым парализовав работу всего транспортного комплекса. "Гипрорыбфлот" в свое время осуществлял работы поэтапно, но мысль о такой последовательной проверке, похоже, так и не пришла в гениальную капитанскую голову Александра Евгеньевича.

В заявлении руководства ООО "Морской рыбный порт" начальнику транспортной прокуратуры Санкт-Петербурга Феофилу Кехиопуло указывается, что недельная остановка работы нанесет ООО финансовые потери до 14 миллионов рублей только упущенной выгоды, не говоря уже о выплатах неустоек пострадавшим судовладельцам и возможном разрыве контрактов.

Надо отдать должное прокуратуре - она немедленно приняла меры и 13 июля провела совещание с участием заинтересованных сторон. Было установлено, что администрация рыбного порта предложила закрыть причалы, не имея ни графика их обследования, ни перечня соответствующих работ, ни технологии их проведения. Лицензии предполагаемого производителя работ УНР-519 прокуроры так и не увидели. Казалось, инцидент исчерпан, но на следующий день все пошло по новой.

Тень Европейского банка

14 июля господин Андреев издал распоряжение NКП-87-р о закрытии двух причалов Морского рыбного порта с 14 по 21 июля. В тот же день Александр Евгеньевич разродился письмами N226 и N228, согласно которым причалы предлагалось остановить уже на следующую неделю, с 20 по 27 июля. При этом перечень планируемых работ существенно расширился. Помимо прочего теперь решено было провести еще и гидрографические исследования акватории с промерами глубин (которые имели место еще в прошлом году). Что же касается транспортной прокуратуры, то ее директивы, похоже, авторы комбинации с причалами полностью игнорируют.

В письме ООО "Морской рыбный порт" руководителю Федерального агентства по рыболовству Станиславу Ильясову утверждается, что Андреев открыто заявил: принятое вместе с прокурорами решение он исполнять не намерен. Чтобы усилить свои позиции, государственные господа из абонентского ящика старательно вводят в заблуждение смежные структуры, как это случилось с капитаном Морского порта Санкт-Петербурга Глуховым. Его Александр Евгеньевич в письме NКП96 от 16 июля просит не принимать заявки на швартовку судов к причалам N5 и N6 рыбного порта, не единым словом не упомянув о договоренностях, достигнутых с участием прокуратуры.

Что можно подумать о человеке, который собирается обследовать то два причала, то шесть, произвольно меняет программу обследования, но при этом, судя по всему, даже не располагает необходимыми техническими возможностями? Напрашивается версия, что сами работы тут мало что значат, а главная цель состоит в том, чтобы максимально затруднить деятельность ООО "Морской рыбный порт", ГУП "Гипрорыбфлот", других фирм, судо- и грузовладельцев и морских агентов, объективно страдающих от административного произвола. А если не сработает, так нашлют санитарную инспекцию, пожарных, и так до тех пор, пока граждане бизнесмены не поймут, что лучше отсюда сваливать.

Так, может, дело заключается не только в стойком нежелании платить просроченный должок по аренде? Здесь нужно упомянуть, что господин Андреев, по некоторым данным, мог ранее работать заместителем директора того самого ОАО "Рыбообрабатывающий комбинат N1", где крупнейшим акционером является не кто-нибудь, а сам Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР).

Тогда вполне можно предположить, что в планы коммерческих воротил из западного финансового гиганта сохранение рыбных причалов в руках хоть государства, хоть частного российского капитала совсем не входит. То ли дело загрести все под себя, после чего россиянам пусть и придется платить за рыбешку втридорога, зато доходы наших заклятых друзей из-за бугра начнут расти как на дрожжах. Все равно деться ни покупателям, ни рыбакам некуда, других специализированных рыболовных причалов в регионе нет, так что придется платить столько, сколько запросят новые хозяева.

По идее, тут должен вмешаться министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев, которому через Федеральное агентство по рыболовству подчинена администрация Морского рыбного порта. Да и главу Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) Сергея Данкверта должна заинтересовать сложившаяся нездоровая ситуация. Но только два этих ответственных лица молчат, как партизаны. По-видимому, они слишком заняты дезорганизацией, возникшей вследствие объединения в Россельхознадзор ранее независимых контрольных структур, и судорожными попытками разобраться с "птичьим гриппом" и прочими напастями.

Хотелось бы, чтобы в той же транспортной прокуратуре разобрались, имел ли в данном случае место злой умысел или это просто воинствующая некомпетентность. Уверен, людям в синих мундирах известно, что согласно пункту 2.6 Приказа Комитета РФ по рыболовству N198 от 6 декабря 1995 года капитаном Морского рыбного порта может стать лишь человек, имеющий высшее морское образование, диплом капитана дальнего плавания и стаж командования крупнотоннажным судном не менее пяти лет. Надеемся, что у Алексея Евгеньевича Андреева все это имеется. Надеемся также, что он может предъявить и документ, дающий право подписываться начальником администрации рыбного порта, хотя согласно приказу Федерального агентства по рыболовству от 18 апреля 2005 года он назначен всего лишь "исполняющим обязанности" такового. В противном случае неясно, что господин Александров вообще делает на занимаемой должности.

P.S. В ходе подготовки материала из администрации Морского рыбного порта пришла информации о регистрации ею своего устава 3 августа нынешнего года. Тогда получается: распоряжения о закрытии причалов шли от структуры с нелегитимными полномочиями? Надеемся, что в одном из ближайших номеров мы сможем уточнить, так ли это.

Павел Ковригин

Водный кодекс: Озера станут местом отдыха их владельцев  »
Юридические статьи »
Читайте также