Избирателей не переизберешь тех самых, которые избрали Путина

Статья Алексея Шустова "Король отнюдь не голый" (см. "Дело" от 17 октября) вызвала противоречивые чувства. С одной стороны, с ней не хотелось соглашаться, потому что мне многое, что происходит в стране, не нравится. А с другой стороны, думается, что в немалой степени автор прав: нынешняя власть такова, ибо она соответствует потребностям населения.

Это мое, в принципе, вынужденное согласие обусловлено личным опытом и знанием, которые во многом схожи с опытом и знаниями Шустова, потому что и он, и я прошли большую школу, работая консультантами во время избирательных кампаний. Кроме того, я "отягощена" знаниями о нашем обществе, которые регулярно, начиная с 1974 года, получаю из социологических исследований, включая мониторинговые опросы общественного мнения.

Главное - приспособиться!

Выборы в последнее время все больше превращаются в манипуляцию. Идет процесс обмена конкретных благ на голоса. Все больше избирателей уходят из избирательного процесса, а те, кто до урн доходит, становятся все прагматичнее и циничнее. И их можно, в принципе, понять. Это в значительной своей части пожилые люди, которым "досталось" от перестройки. Они выбирают власть в соответствии со своими понятиями, сформированными еще в советские времена, и в соответствии с отрицательным опытом, приобретенным в 90-е годы.

Убеждать избирателей в том, что мы в ответе за власть, которую выбираем, или в том, что частная собственность - это благо (но для того, чтобы хорошо жить, надо много учиться, работать, постоянно принимать решения, делать выбор), зачастую просто бесполезно. Для многих "синица в руках" в виде исправного унитаза лучше "журавля в небе" в виде обещаний, которые, как правило, не исполняются.

Как часто я наблюдала провалы на выборах умных, работоспособных, смелых кандидатов, которые пытались серьезно говорить с избирателями. Как часто я испытывала чувство бессилия, когда трезвые оценки не находили поддержки, а бал правил популизм, когда избирателей жалели и гладили по головке. Польза всегда приносилась в жертву внешней красоте, содержание - форме.

На прошлых выборах в Думу даже российские правые тоже пытались поиграть в поддавки с избирателями, снизив тарифы на электроэнергию и назвав Россию "либеральной империей". Но сделали это столь неуклюже, что растеряли своих избирателей, а новых не приобрели...

Каким стало общество?

Пожалуй, самый главный вывод состоит в том, что усиливается тенденция "советского ренессанса" с современным флером. Все мы вышли из СССР. Генетическая память, зафиксировавшая многие ценности, установки, традиции, убеждения, способы поведения, оказалась очень сильной, а процесс разрушения советских стереотипов - более трудоемким, чем думалось в начале перестройки.

Эйфория надежды на скорые изменения прошла. То, что к ним нужно было идти через усиление конкуренции, дифференциации, тяжелый труд, через изменения в привычном стиле повседневной жизни, было нелегко усвоить. И большинство, подергавшись и побарахтавшись в мутных водах ельцинского правления, предпочло вернуться к старым ценностям.

Мы, в общем-то, не любим успешных людей. Предпочитаем общаться с чиновниками (поскольку знаем, как их обходить или покупать), чем с олигархами или просто успешными бизнесменами. Чиновники нам понятнее, ближе и роднее. Вот почему чиновничий капитализм нам ближе, чем олигархический.

Самое интересное, что "советская отрыжка" присутствует в той или иной степени в сознании представителей всех слоев общества - и у рабочих, и у интеллигенции, и у чиновников, и у депутатов, и у бизнесменов. Потому, что все мы - оттуда. Да и многие наши олигархи тоже (если не из рядов партийных функционеров, то из комсомольских или из советской интеллектуальной номенклатуры).

В целом же - очень грубо - можно сказать, что наше общество на 70-75% состоит из советских людей, тогда как 25-30% от него оторвались. Мы живем сейчас даже не столько в экономически нестабильном обществе, сколько в нестабильном идеологически, где существуют рядом порой взаимоисключающие убеждения, оценки, ценности и способы поведения. Где прошлое постоянно хватает за горло настоящее и будущее, где отсутствуют ясная структура жизни, структура норм и правил поведения, где определенные образцы существования совершенно не совпадают с их идеологическим обоснованием, где есть разорванность дел, слов и мыслей.

Есть, правда, осознанное желание "жить хорошо" - хорошо есть, мягко спать, много покупать. В общем, жить в потребительском обществе. Но нет осознания того, что это общество ничего общего с советским строем иметь не может. Кто, какие структуры это смогут обеспечить - неясно.

Бизнес? Партии? Избиратели? Профсоюзы? Чиновники? Никому веры нет, включая самих себя. И по-прежнему есть вера в царя, т.е. в президента, в сильную власть.

А вообще-то, чтобы понять, во что верит наше общество, достаточно посмотреть ток-шоу НТВ "К барьеру", где идет электронное голосование. Любопытно, что даже в такой телеаудитории, как НТВ, побеждают, как правило, популисты, предлагающие очень жесткие меры и очень простые способы жизни. А кроме того, мнения зрителей часто расходятся с мнением экспертов в студии, которые пытаются серьезно анализировать проблемы.

В общем, мы такие, какие есть, в нас много намешано, и в своем мироощущении мы следуем ленинскому принципу: "шаг вперед, два шага назад".

Власть уловила наши импульсы

Самая большая ошибка во времена перестройки заключалась в том, что не была подведена черта после развала СССР. Нужно было определить отношение к историческим периодам и деяниям, к различным политическим деятелям и структурам (включая КПСС). И поставить новые цели. Ничего этого сделано не было, многие функционеры плавно перетекли в новую власть и строили новое общество в соответствии со своими принципами. В начале 90-х еще что-то можно было сделать, а дальше пошел процесс советской ностальгии. И власть это чутко уловила.

Самый характерный пример - появление гимна России со старой музыкой и новыми словами старого автора. А дальше смесь старого с новым стала принципом нашей политики. Если даже содержание и цели действий властей были "новыми" по общественному смыслу, то форма, как правило, оставалась старой и привычной. Вспомним введение закона о монетизации льгот .

Декларируемая многопартийность выродилась в создание управляемых партий без идеологической начинки, с доминированием аналога КПСС ("Единой России") - такой понятной и привычной. Да и так называемые демократические партии по стилю руководства и внутрипартийного общения были едва ли не жестче КПСС. Это лидерские партии, где не приветствуются дискуссии и оппозиционные группы, наличие собственного мнения.

Выборы заменяются назначениями: ведь на выборы все равно никто не ходит, а те, кто ходит, и так голосуют за предложения власти. Народ от ответственности устал, власть с удовольствием взяла ее на себя. Голос народа заменяется голосами членов общественной палаты, которая создается абсолютно по советским принципам. Все заорганизовано: туда попадают либо прикормленные общественные активисты, либо по разнарядке.

Интеллигенция, как и в советские времена, расколота. Часть обслуживает власть, кто-то уезжает, кто-то, наплевав на все, выживает и увеличивает свое благосостояние, а кто-то ушел в глухую пассивную оппозицию.

Судебные процессы становятся показательными. В свое время было "дело врачей", теперь показательный процесс над олигархами в лице Ходорковского. И это при том, что за различного рода нарушения в 90-х к ответственности можно привлечь множество россиян, начиная с уборщицы до, страшно сказать, президента. Хотя бы за то, что многие получали зарплату в конвертах и нарушали налоговое законодательство.

Все всё понимают, но взирают на подобные действия властей спокойно: видимо, такая форма поддержания порядка привычна, а главное, понятна. Порядок для нас всегда был важнее свободы. Его мы пишем с большой буквы.

Имеем такую власть, какую заслуживаем

До другой мы еще не дозрели. Власть меняется либо посредством переворотов и войн, либо посредством выборов. Войн и переворотов не хотелось бы. Нужно формировать привычку выбирать. При соблюдении законов и сроков. Чтобы выборы были неумолимы, как рок. Чтобы мы, выбрав, понимали: не понравится эта власть, потом выберем другую. И бороться надо с внедрением в сознание мысли, что каждые выборы - это взрыв, переворот, катастрофа, а не обычный рутинный процесс.

Нам постоянно "подбрасывают" мысль, что, если выберем не того, а этого, с Россией случится нечто ужасное.

Ничего с ней не случится! Помнится, в день смерти Сталина многие рыдали и причитали: "Как же мы без него жить будем?" Ничего, живем. И после 2008 года будем жить.

Власть борется за свое место под солнцем. Это нормально. А нам надо бороться за ту власть, которая нужна нам. Вот только бы понять, какая она должна быть.

Татьяна Протасенко

Путин и Конституция Кто более матери-истории ценен?  »
Юридические статьи »
Читайте также