Он сказал: «Коррупция!»

Ну вот и свершилось: чиновники узнали то, о чем вся страна знает уже не первый год. В России есть коррупция! Странно только, что дошла эта новость до представителей власти со второй попытки — президент ведь и год назад говорил о засилье неэффективной коррумпированной бюрократии. Но что-то тогда не сложилось со слухом, шумовой фон, что ли, в зале был велик — и пришлось президенту повторять урок заново.

Но тут уж дошло сразу!

С низкого старта бросились в бой руководители министерств и ведомств, главы регионов и муниципальных образований. Слова о том, что коррупция — это ржавчина, разъедающая наше общество, зазвучали синхронно на всех уровнях власти. В нынешнюю неделю мы вошли под треск барабанов и грохот сообщений об изобличенных коррупционерах.

Хорошо, что у представителей власти открылись глаза. Раньше они, должно быть, и не подозревали о том, что коррупция расцвела у них под самым боком. Им, видимо, как казалось: если сынок вырубает леса на территории, подконтрольной папе, — это хорошо, это преемственность поколений. Если домохозяйка в одночасье становится крупным банкиром (а муж ее занимает при этом видные государственные посты) — это тоже нормально, это эмансипация и борьба за равноправие женщин. Если бизнесмен передает чиновнику через стол пухлый конверт, а тот взамен — подписанные бумаги, то и это не грех. Это же самое что ни на есть частно-государственное партнерство, налаживание связей между властью и бизнесом...

Но вот президент произнес слово «коррупция», и выяснилось, что не все так гладко в Датском королевстве. Что ржавчина сжирает основы государственного устройства. И бороться с ней надо срочно и непримиримо. Премьер-министр Михаил Фрадков, посуровев лицом, прямо сказал членам правительства: «Здесь не будет пощады, мы примем все меры, чтобы изжить это зло. Меры последуют жесткие». Раз уж Михаил Ефимович повысил голос, можно не сомневаться: коррупции теперь придется несладко. Новые чрезвычайные комиссии начнут работу не покладая рук: обложатся бумагами, папками и скоросшивателями, обзаведутся секретаршами и мигалками — и помчатся по всей стране наводить порядок и учет.

Фрадкову есть на кого опереться в предстоящих боях. Слава богу, кадровый резерв подрастает. Чем, например, плох в качестве грозы коррупционеров глава департамента Внешэкономбанка Петр Михайлович Фрадков, недавно перебравшийся в этот государственный банк с поста члена правления Дальневосточного морского пароходства? Молодой, несомненно даровитый чиновник — кому, как не ему, удалять ржавчину с государственных механизмов?

А разве не способен схватиться с коррупционерами один на один крупный предприниматель Алексей Титов, сын известного всей стране самарского губернатора? А уж если на борьбу с коррупцией направить энергию знаменитой жены московского мэра Елены Батуриной — тут уж порядки неприятеля явно затрещат по всем швам...

Уверен, найдутся в стране и другие бойцы для развернувшейся ныне кампании. Фамилии у них, может быть, будут и попроще, но тоже интересные — из тех, что на слуху.

Одна только беда: слишком много в России чиновников. По некоторым данным, их сегодня около полутора миллионов. И если верить тому, что 70 процентов российских чиновников берут взятки (об этом писал, например, журнал «Российский адвокат»), то поневоле возникает вопрос: как быть с МИЛЛИОНОМ замешанных в коррупции?

Даже в нашей стране такого количества свободных камер не найдется.

Так что не случайно, ох, не случайно президент Путин на встрече с работниками ВГТРК признал: «С коррупцией вряд ли удастся справиться окончательно». Владимир Владимирович, правда, напомнил, что страдает от этого зла не только Россия, что коррупция есть во всех странах мира. «В США сотрудника ЦРУ «упаковали» и еще раньше — конгрессмена вместе с ним, в Испании, в Марбелье вообще всех пересажали, в Корее — руководителя крупной корпорации вывели в наручниках», — сказал он.

Что и говорить, вопиющие случаи. Но нас они утешают мало.

А вот простой читатель, поглядев на все эти примеры и послушав разговоры о коррупции, может спросить: «На кой ему, чиновнику, вообще нужна эта самая коррупция? Взятки и все прочее — это ведь, что ни говори, дело рисковое. А чиновник и так неплохо живет...»

Неплохо, это правда. По данным Федеральной службы государственной статистики, в прошлом году средний чиновник из администрации субъектов Федерации получал зарплату 16.612 рублей в месяц (вдвое больше, чем средняя зарплата по всем отраслям экономики). При этом, цитирую сообщение, «в Москве средняя зарплата работников органов исполнительной власти составила 24.124 руб., в Московской области — 19.081 руб., в Санкт-Петербурге — 25.588 руб., в Ленинградской области — 28.482 руб.».

Не всех, наверное, впечатлят такие суммы, но ведь они — лишь часть картины. Не секрет, что многие чиновники находятся на полном или частичном гособеспечении, да и к зарплатам им начисляют изрядные надбавки. О 300-процентных надбавках к заработкам ульяновских чиновников рассказала недавно тамошняя пресса. А в далекой Сахалинской области после прокурорской проверки «налогоплательщик узнал, что, к примеру, должностной оклад спикера облдумы не 8160 рублей, как считается, а с учетом надбавок за выслугу лет, за особые условия госслужбы, за почетные звания, с учетом премий — порядка 70 тысяч». Об этом сообщила вполне официальная «Российская газета».

Что и говорить, неплохие доходы!

Однако читатель не должен забывать: и при высоких зарплатах риск — благородное дело. Ведь как говорил знаменитый миллиардер Пол Гетти: «Если у вас нет денег, вы все время думаете о деньгах. Если у вас есть деньги, вы думаете уже только о деньгах».

Миллиардер свое дело знал. И если чиновник вместо одного хорошего заработка может получать два, три, десять — разве он станет отказываться от благ? В конце концов, сменить особняк в Курортном районе на бунгало в Майами — это так приятно...

Атомная вертикаль Под Петербургом построят новую атомную электростанцию. Пока не совсем ясно как, но Росатом эти мелочи, похоже, не смущают  »
Юридические статьи »
Читайте также