Розы и шипы

Весной петербуржцы особенно радуются молодой листве деревьев, расцветающей сирени, зеленой травке, цветовому узору садов и скверов города. А какими усилиями все это создается? Почему вырубают деревья в сквере возле вашего дома? Кто разрешает строительство в зеленой зоне?.. На эти и другие темы, волнующие горожан, сегодня, когда Европа отмечает День парков, наш корреспондент Юлия Гутова беседует с начальником управления садово-паркового хозяйства Петербурга Германом Вихаревым.

- Герман Васильевич, насколько обширно зеленое хозяйство города?

- Всего в Петербурге более 30 тысяч га зеленых насаждений. Сюда входят и садики внутри дворов, различные специализированные участки. Из всего этого изобилия около 11 тыс. га - так называемые объекты общего пользования (ООП). Это 77 парков, 140 садов, 630 скверов, 740 озелененных бульваров, аллей, которые подпадают под закон "О защите зеленых насаждений" . Свыше 2 тысяч гектаров из них приходится на памятники садово-паркового искусства XVIII - XIX веков. За всем этим богатством и следит наше ведомство. В каждом районе у нас свое специализированное предприятие.

- Финансирование осуществляется из городского бюджета?

- Да, в этом году выделено порядка 620 млн рублей. Вроде и немало, но этого не хватит на капитальный ремонт скверов, который нам хотелось бы провести на улице Писарева, на Лермонтовском проспекте, на Семеновской площади и ряде других объектов. Правда, по сравнению с прошлым годом средств выделено на 20% больше. Впервые в такой важный для города документ, как Генеральный план до 2025 года , вошел раздел "Зеленые насаждения"... А деньги нынче мы потратим на цветочное оформление. Губернатор поставила задачу украсить Петербург самыми красивыми цветами.

- И что же это за цветы?

- В первую очередь весенние: тюльпаны, нарциссы, крокусы, виолы. Многолетние - для парков, тысяч 5 - 6. Летники - порядка 50 видов: бегонии, астры, герань, сальвии, петунии, агератум... Конечно, эта красота долго не проживет, если люди не будут к ней бережно относиться. Потому что сизифов труд никогда не принесет плоды. Вообще мы хотим в этом году выйти на уровень прошлых, еще ленинградских, лет, когда мы высаживали в городе около 5 млн цветов.

- Но ведь сегодня табличка "По газонам не ходить!" редко кого остановит. Если раньше милиционер мог задержать человека, рвущего цветы с клумбы, то теперь у милиции, похоже, просто руки до этого не доходят...

- Проблема стоит очень остро. К сожалению, сейчас не только рвут цветы, но даже и рассаду, кустарники выкапывают. Возьмите розы - раньше их в городе было очень много. Теперь же они растут только там, где участок находится под охраной. Например, на бульваре площади Пролетарской Диктатуры. Но и то не углядеть: из 300 кустов сорта "300 лет Санкт-Петербургу", специально выведенного к юбилею, процентов 30 уже уехало на дачи.

- Сейчас к тому же модно загорать на травке прямо в центре города...

- Если бы только загорать! Юные дамы гарцуют верхом прямо по траве Марсова поля. А сколько усилий нужно, чтобы восстановить этот газон. По газонам мчат на автомобилях. "Утрамбовывают" целые дороги! На проспекте Руставели такие "трассы" проложены, на проспекте Непокоренных - по всей разделительной полосе идет колея... Да что уж перечислять - горожане сами это видят!

- А как бороться?

- Есть закон о защите зеленых насаждений. Но рецепта, как заставить людей его выполнять, не придумали. Я вам скажу: если у человека нет любви к своему городу, то он и цветок сорвет, и по газону проедет. Надо как-то воспитывать людей. Наверное, каждый садовник надеется в душе: чувство прекрасного должно все-таки победить. Например, когда мы создавали Сад цветов в Петродворце - там перестали ездить верхом и на машинах. Его не разорили. Значит, люди увидели все же, что это красиво, это для них.

- В последнее время много шуму в городе вызвала поправка депутата Белоусова в городской закон "О защите зеленых насаждений". Если ЗакС примет эту поправку, то в садах и парках можно будет строить разные харчевни, рестораны и прочие питейные заведения. Что вы думаете по этому поводу?

- Этот закон, принятый в 2004 году, разрешает размещать в садах, парках и скверах только шахты метрополитена, объекты гражданской обороны, общественные туалеты и спортивные сооружения. И ссылаясь на него, мы можем возражать против строительства на подведомственных территориях других объектов. А к поправке в закон можно относиться двояко... Конечно, в парках должны быть места, где люди могли бы перекусить. И то, что в Муринском парке площадью 60 га есть один ресторан, это вполне целесообразно. А вот в маленьком Александровском парке уже ничего строить нельзя. И если в законе будет прописано, например, что строительство разрешается только в парках площадью больше 20 га, это будет нормально. Иначе появятся большие проблемы. Например, на нас подал в суд предприниматель, который собрался строить пивные павильоны в сквере на Семеновской площади у Фонтанки...

- Наша газета об этом писала. Тот коммерсант с разрешения чиновников Адмиралтейского района несколько лет в теплое время года торговал в сквере пивом. Будучи арендатором, исковеркал газоны... Читатели беспокоятся: вдруг ему удастся одолеть вас?

- У нашего оппонента нет шансов выиграть дело, так как мы апеллируем к закону "О защите зеленых насаждений", а там сказано, что на этой территории ничего строить нельзя. Кстати, упомянутую поправку Белоусова мы еще не получили.

- А что, если она дойдет до вас уже в виде закона?

- Я убежден, что закон надо исполнять всем.

- Петербуржцы, жители Семенцов, до сих пор не могут оправиться от изумления: как случилось, что город фактически потерял сад "Олимпия"? Сначала построили магазин бытовой техники, теперь строится отель... Выходит, и закон не помог?

- Тут особая история. В 1990-е годы, когда Петербург мечтал стать местом проведения Олимпиады, было принято решение построить музей олимпийского движения. Ведь у нас столько олимпийских чемпионов...

Вот тогда и обратили внимание на сад с названием "Олимпия" на Московском проспекте! И возражений с нашей стороны, конечно, не было. Город выделил деньги, началось строительство. А когда поняли, что Олимпиада здесь не состоится, стройка остановилась. Потом решили создать здесь культурно-досуговый центр, но у города не было средств на реализацию этого проекта, и к тому же надо было как-то возвращать потраченные деньги. Поэтому недострой был продан частной компании, которая устроила тут магазин. Что же касается гостиницы, то она возводится на месте здания бывшего детского сада, которое было выставлено на торги, и она ни на метр не "заступила" на территорию сада...

- Невозможно не вспомнить историю и с "апартаментами" в Приморском парке Победы. Как вышло, что посреди зеленой "территории общего пользования" был построен жилой дом для толстосумов?

- В разгар приватизации выкупается здание ресторана "Восток" и принимают решение строить там отель. Ну отель и отель... Потом он трансформируется в апартамент-отель. А когда построили, вдруг выяснилось, что это вообще-то жилой дом... Я не знаю до сих пор, как закончилась эта история.

- И еще вопрос о Крестовском острове: на Приморский парк Победы, который ленинградцы создавали после войны, все сильнее наступает городок аттракционов "Диво-остров" - уже чуть не до Лебединого озера американские горы дошли...

- Ну, конечно, не до Лебединого. "Диво-острову" под аттракционы выделено 12 га земли. Причем арендаторы хорошо следят за порядком на своей территории, ухаживают за деревьями, которые там остались. И 9 мая, например, там отдыхали 150 тысяч человек... Посещаемость большая. Поэтому у владельцев "Диво-острова" появилось желание занять еще два гектара, чтобы сделать, как они выразились, "тихий отдых для детей", но... с аттракционами. Наше управление, КГИОП и администрация Петроградского района выступили против этого.

- Горожане нередко устраивают митинги, выставляют пикеты перед властными структурами, отстаивая зеленые уголки и скверы, протестуя против порубок деревьев. А какой вклад в эту борьбу вносят сотрудники УСПХ?

- Да, действительно, мы не выходим с плакатами на улицы и площади города, не приносим пни к Смольному. Но знали бы вы, сколько отказов в застройке зеленых территорий получают от нас предприниматели. За последний год - больше двухсот. Но, кстати, приведу еще одну цифру: в последние годы под застройку, парковки, заправки в Петербурге уходило 40 - 50 гектаров территорий общего пользования. Согласитесь, что из 11 тысяч га это не так много. Тем более что сюда входит и расширение магистралей, развязок, набережных.

- Может, для мегаполиса это и немного. Но ведь человеку, живущему в каменных джунглях, бывает и одного дерева жалко, особенно если это тополь его детства.

- Поверьте, в городе никогда не организовывалось какой-то антитополиной кампании. Хотя большинство деревьев, которые вырубаются, действительно тополя. И не только потому что их и больше всего в городе: срок жизни у них короткий. Учеными доказано, что в городских условиях жизнь бальзамического тополя - 50 - 60 лет. И дальше его поведение уже непредсказуемо. Случаи, когда упавший тополь повредил автомобиль, электрические сети или даже был причиной гибели людей, известны. И если выяснится, что дерево было гнилое, - отвечать будут садовники, не принявшие меры по устранению опасности. Но мы не только рубим старые тополя, но и проводим работу по омоложению деревьев. Потом года три тополь выглядит не очень эстетично, но зато продолжает расти еще долго. Скажем, пять лет назад на проспекте Гагарина мы обрезали больше 200 деревьев. И сейчас они, как липы на Марсовом поле, красивой округлой формы и к тому же не пылят, не дают пуха. На Выборгском шоссе, начиная от Поклонной горы, сейчас все топол я омоложены таким образом. И никакая это не порубка, как волнуются некоторые горожане. Жаль, что не все деревья в таком хорошем состоянии, чтобы с ними можно было проделать такую операцию.

- Сейчас высаживают в основном молодые деревья. А после войны, вспоминают старожилы, высаживали крупные, многолетние, и за счет этого достигался быстрый эффект.

- Работы по пересадке взрослых деревьев проводятся и сейчас. Я в нашем управлении работаю с 1972 года... Но если раньше мы пересаживали крупные деревья только зимой вместе с комом мерзлой земли, то сейчас появилась машина, которая позволяет круглый год пересаживать деревья с комом диаметром 2,5 метра. От "Гостиного Двора" все липы три года назад были именно таким образом перевезены на Смольную набережную. Они сейчас все живы и дают хороший прирост.

- А те юные, что посажены на Невском вместо них, как-то с трудом приживаются...

- Здесь прежде всего неудачный проект, и мы против него выступали... Посадочный материал хороший, но прошла зима - и большая часть лип просто перемерзла, под гранитом почва очень сильно промерзает. Сейчас мы пытаемся их спасти, прокладываем под плитами гофрированные шланги, подкармливаем. Но ведь есть и другая беда - зимой у "Гостиного Двора" каждый день рассыпают огромное количество соли. И все это сливается в решетки и попадает в корневую систему. Соль - это большая беда для зеленых насаждений. Ведь если каждый год мы будем рассыпать по 170 тысяч тонн соли, мы ничего живого и зеленого в нашем городе не сохраним. Даже сейчас вдоль магистралей в полосе до полутора метров - ни одной зеленой травинки, все пожелтело. Из-за того, что всю зиму и весной соленый снег из-под машин ложился на эти газоны... К сентябрю мы с трудом вырастим все заново, в октябре будет зеленая лужайка... Но в ноябре снова начнут солить. Я убежден, что должны быть найдены другие реагенты или иные способы уборки сне га. Если умирают деревья и трава, то что же говорить о людях - ведь мы тоже этой солью дышим, не говоря уж о том, что разрушается дорожное покрытие, фундаменты зданий...

- Герман Васильевич, раньше считалось, что в нашем городе много зелени. Что он едва ли не самый зеленый в Европе... А что сейчас?

- Существует норматив - на одного жителя должно быть не менее 21 квадратного метра зеленых насаждений общего пользования. В Петербурге выходит даже немного больше. Хотя это средний показатель - районы очень отличаются друг от друга: от 134 кв. метров в Курортном до 3 кв. метров в Центральном.

- Какие деревья сегодня сажают на берегах Невы?

- Из самых распространенных - береза бородавчатая, ясень обыкновенный и хвойные: ель, сосна, туя. Высаживаем и селекционные сорта тополей - такие, как Ленинградский, Берлинский, или тополь Богданова. Они не пылят, очень хорошо очищают воздух, клейкая поверхность их листьев собирает пыль. Конечно, высаживаем и другие деревья: вязы, мелколистные липы... Крупнолистные - реже, потому что это более южное растение и в морозы может замерзнуть.

- Чем болеют деревья?

- Ну это отдельная тема. Для вязов, например, теперь большая опасность - голландская болезнь. А у липы есть такая напасть - тирастромоз. Это как рак у человека, закупорка сосудов. И она передается! В Москве от нее погибло около 40 тыс. деревьев. Потому что если заболело дерево в аллее, значит нужно всю аллею вырубать. Начинают засыхать кончики ветвей, а потом погибает все дерево.

- Давайте не будем о грустном. В Петербурге расцветает сирень. Ее, кажется, очень много в нашем городе?

- Да, сирень - замечательный морозостойкий и газоустойчивый кустарник. У нас в городе ее два вида: обыкновенная и венгерская. Та, что с гладкими блестящими листьями - обыкновенная, она особенно благородно, красиво смотрится. И цветение сирени совпадает с чудесным временем белых ночей... А вообще-то все цветы, деревья, кустарники прекрасны по-своему. Давайте будем их беречь.

Юлия Гутова

Юридические статьи »
Читайте также