Гуманность "по умолчанию" Вместо пакета социальных льгот - пакет социальных проблем?

В районных управлениях Пенсионного фонда опять давка, опять многолюдные очереди из федеральных льготников, желающих отказаться от льгот социального пакета на 2007 год. До окончания приема заявлений еще четыре месяца, но многие предпочитают решить этот вопрос сейчас, чтобы спокойно отбыть до середины сентября на дачные участки. Пройдет две-три недели, и ситуация с очередями уже не будет столь актуальной. По крайней мере до осени. Однако проблема все равно останется. Закон, призванный вроде как облегчить жизнь льготников, на самом деле продолжает добавлять в их и без того не слишком радостное бытие дополнительные сложности.

"Уважаемая редакция! Жена попросила меня сходить в управление Пенсионного фонда Красногвардейского района, сдать заявление об отказе от набора социальных услуг на 2007 год. Меня это несколько удивило, ведь подобную миссию я уже выполнял в прошлом году. Мне казалось, что однажды заявить об отказе от социального пакета вполне достаточно. Другое дело, если у человека появилась нужда изменить свое решение. Но нет - чиновники, видимо, обремененные своей слабой занятостью, придумали подавать заявления об отказе ежегодно.

Пришел я на Большеохтинский, 11, в районное управление Пенсионного фонда, увидел там море пожилых и очень пожилых людей, занял очередь, стал ждать. Отстояв среди охов и стонов около трех часов, попал к инспектору, на вид моложе моей внучки, и получил от ворот поворот. Мне сказали, что подавать заявление льготник должен либо лично, либо это может сделать кто-нибудь вместо него по доверенности, заверенной нотариусом, либо уже без нотариального заверения - социальный работник.

Мое возражение, что жена инвалид, имеющая III степень ограничения трудовой деятельности (по-старому - I группу), она не может передвигаться, а следовательно, не в состоянии, прийти ни в Пенсионный фонд, ни к нотариусу, понимания не встретило. Мне было предложено сходить в социальный отдел Красногвардейского района и попросить направить ко мне домой социального работника, чтобы он отнес заявление в Пенсионный фонд. Получается, что мне, мужу больной женщины, в отличие от социального работника доверять нельзя.

И поплелся я, немолодой, между прочим, 75-летний человек, на Синявинскую, 8, в отдел социального обеспечения. Там меня выслушали и предложили решать свои проблемы где угодно, только не у них, так как моя жена не пользуется услугами центра социального обслуживания, а разовое посещение соцработником не предусмотрено. Круг замкнулся.

Низкий вам поклон, господин Зурабов, и огромное спасибо от одураченных льготников за нашу "счастливую" старость! И. С. Годгильдиев"

Это типичное письмо из редакционной почты последнего времени. Меняются только названия районов - суть остается. Люди жалуются на очереди, на несовершенство 122-го закона , ругают некомпетентных чиновников, которые их футболят, давая маловнятные рекомендации, клянут на чем свет стоит министра здравоохранения и социального развития. И я их очень хорошо понимаю. Они вдоволь намаялись в прошлом году. Понадеялись, что второй год монетизации будет легче. Но пока облегчения не наблюдается. Все те же очереди, все те же трудности с получением льготных лекарств. Одним словом, вместо пакета социальных льгот - все тот же пакет социальных проблем.

У нас любят говорить с высоких трибун про достойную старость. Однако не только "достоинства", которые при этом подразумеваются, весьма сомнительны, но и сам путь к ним для очень и очень многих людей полон унижений.

К примеру, все та же эпопея с отказами от социального пакета.

Не надо быть прозорливым, чтобы иметь в виду: подавляющее большинство наших федеральных льготников - пожилые, больные люди, нуждающиеся в лекарствах. Более 60 процентов предпочитают вместо мифических бесплатных лекарств получать деньги. Но потенциально они знают: если понадобится дорогостоящее лечение, которое может оказаться не по карману ни им, ни родным, которые, возможно, им помогают, они могут изменить свое решение об отказе от льгот и рассчитывать со следующего года на бесплатное лекарственное обеспечение. Хотя бы на бумаге. Причем идти в районное управление Пенсионного фонда в этом случае нет никакой необходимости. Если, отказавшись от социального пакета или его части на нынешний год, вы не написали заявление об отказе на следующий - вам по умолчанию в следующем году предоставят вместо денег льготы в натуральном виде.

В общем, логично. Но при одном условии: если бы в нашей стране, и в Петербурге в частности, не было такого катастрофического процента отказников. И, честно говоря, я очень сомневаюсь, что в будущем году их станет намного меньше.

А это значит, что примерно половина петербургских федеральных льготников (а это около 400 тысяч человек) в нынешнем году опять вынуждены обивать пороги Пенсионного фонда со своим заявлением на отказ от льгот. Потому что автоматическое продление отказа - именно отказа - законом не предусмотрено.

И считать данную меру гуманной не приходится. Куда логичнее было бы "по умолчанию" продлевать выбор, сделанный гражданами в пользу льгот или в пользу денег, до тех пор пока человек не напишет заявление на изменение своего решения. Полагаю, в этом случае количество тех, кто обязан будет обращаться в Пенсионный фонд, сократится в несколько раз. Потому что общение с этой организацией по-прежнему никакого наслаждения гражданам, судя по их письмам и телефонным звонкам, не доставляет. Очереди безумные, люди, как в "старые добрые времена", порядковые номера на ладошках рисуют, присесть негде, духота невыносимая. Напомню, речь идет, между прочим, о пожилых, больных петербуржцах.

Дальше - больше. Вероятно, желая уберечь финансовые средства этих людей от претензий со стороны родственников (увы, в жизни бывают всякие ситуации), закон при подаче заявления на отказ требует либо личного присутствия гражданина, либо его нотариально заверенной подписи на заявлении. Ни то ни другое не требуется только в одном случае - когда пожилой одинокий человек пользуется услугами центра социального обслуживания населения по месту жительства. В этом случае отнести заявление в Пенсионный фонд может социальный работник, который в данном случае считается доверенным лицом в силу своих профессиональных обязанностей.

А что делать людям, которые не пользуются услугами центров социального обслуживания? Немощным, за которыми ухаживают родственники или соседи, дай им бог здоровья. Очередь из отказников в Пенсионном фонде такие льготники не осилят, как, впрочем, и очередь к нотариусу, хотя она и меньше. Ведь очень многие из них вообще не выходят из дома.

Безусловно, нотариуса можно вызвать на дом. Я прозвонила с десяток нотариальных контор, цены на данную услугу составляют в среднем от 250 до 350 рублей. В некоторых конторах просят оплатить только выезд нотариуса на дом (около 100 рублей), а за оформление документов денег с немощных людей не берут. Но это сущая благотворительность, похвальная, но не повсеместно, как я поняла, распространенная. Триста рублей для человека, который живет на две или три тысячи рублей в месяц, оплачивая не слишком дешевые, даже по льготным тарифам, коммунальные услуги и, кстати, лекарства, которые не может бесплатно получить в аптеке, - серьезные деньги. Да и почему, собственно, человек, которого государство отнесло к категории людей, нуждающихся в особой социальной защите, в особой помощи и поддержке, должен всякий раз предпринимать героические усилия, чтобы выцарапать у этого государства хотя бы подобие вышеперечисленного? Так что нынешняя давка в районных управлениях Пенсионного фонда в дополнение к про блемам с обеспечением бесплатными лекарствами в очередной раз ставит под сомнение гуманность закона о монетизации льгот в том виде, в котором он ныне существует. Это сплошная мука, а не закон. Хотя и не только в нем дело. Разбираясь нынче с очередными возмущениями граждан по поводу ситуации с отказами от соцпакета, я с удивлением обнаружила, что некоторые пожилые люди до сих пор так и не уяснили толком основ монетизационных преобразований. Они по-прежнему путаются в понятиях, по-прежнему не понимают и не принимают этой круговерти с разделением на федеральных и региональных льготников, не знают, куда идти с тем или иным вопросом, идентифицируя привычный "собес" (то есть отдел социальной защиты - городскую структуру) с Пенсионным фондом, являющимся структурой общероссийской. Многие вообще оказались не в курсе, что отказное заявление им придется писать каждый год. У региональных льготников подобных недоумений не возникает. У федеральных - сколько угодно.

Да, пожилые люди с трудом осваивают новую реформу. Особенно такую кардинальную, как монетизация льгот. Учитывая и эту особенность, и важность, и болезненность темы, почему Пенсионный фонд до сих пор не позаботился о целенаправленном и доступном объяснении всех нюансов, связанных с монетизацией? Не только в радио- или телеэфире, не только на страницах отдельных газет - кто-то не услышит, кто-то не прочтет, - а так, чтобы каждый федеральный льготник услышал и понял? Почему не обеспечил каждого небольшой брошюрой с объяснением его прав и возможностей, с основными положениями закона о монетизации? Ведь такая брошюра, я знаю, есть. И что мешало вручать ее, скажем, в почтовых отделениях или в сберкассе вместе с пенсией и ЕДВ? Или разослать по почте. Ведь рассылает же Пенсионный фонд "письма счастья" - опыт есть, средства, думаю, тоже нашлись бы.

Почему в этой организации не работает "горячая линия"? Жалобы на то, что в Пенсионный фонд не дозвониться, идут потоком. "Будто там снимают трубку и кладут рядом, чтобы с нами не разговаривать", - жалуются читатели. И мы начинаем отвечать на их вопросы по монетизации - на те, которые можем, хотя не мы обязаны это делать.

Почему эта организация опять оказалась неготовой к потоку людей, желающих подать заявления? Весенний (апрель-май) и осенний (август-сентябрь) бум с заявлениями - это, что, что-то непредсказуемое, неожиданное, непрогнозируемое?

Собственно, эти вопросы - не наши. Их задают очень многие льготники. Задают и ждут гуманности. По умолчанию.

Виктория Морозова

Юридические статьи »
Читайте также