2 ведра нефти за 2 тысячи рублей что будет, когда запретят говорить про доллар и евро?

С легкой руки секретаря Общественной палаты академика Велихова, который предложил спикеру Грызлову "законодательным путем изъять из употребления в России значки доллара и евро", Госдума готовит соответствующий законопроект . Кроме прочего, предполагается запретить российским чиновникам само произношение слов "доллар" и "евро". Говорят, запрет перекинется на печать, телевидение и куда-нибудь еще.

За этой инициативой наверняка кроется масса интересов и хитроумных соображений - стремление "поднять престиж рубля", подготовить граждан к падению доллара и т. д. В общем, ногу сломишь. Потому корреспондент "Города" решил обсудить с доцентом кафедры общего языкознания СПбГУ Павлом Клубковым сугубо лингвистическую сторону проблемы.

- Кто-то из вице-спикеров напирал на то, что слово "доллар" отрицательно действует на подсознание россиян. На ваш взгляд, такое возможно?

- Если учесть, что гипнотизеры гипнотизируют именно при помощи слов, то, разумеется, слово влияет на подсознание. Другое дело, что вокруг этого возникает огромное количество бессмысленных спекуляций. Всякое нейролингвистическое программирование и другие, смежные с ним шарлатанские отрасли.

- В общем, фигня?

- По-моему, да.

- Мой знакомый иллюстрировал в Америке Гоголя. Пошел в тамошнюю библиотеку, взял книжку - и ужаснулся: у Николая Васильевича через строчку - слово "жид". То есть в нашей истории что-то похожее уже было - слово "жид" ушло из общего лексикона явно по "идеологическим" соображениям.

- В польском языке это слово нейтральное. Гоголь, близкий к Польше, или украинец, тоже воспринимал его более-менее нейтрально. Хотя он, конечно, не был чужд антисемитизму... Интересно, когда Менахим Бегин сидел в советском лагере, один из соседельцев очень резко его осуждал: как он может произносить слово "жид"?! Бегин, который был польским евреем, удивлялся: а как мне говорить? В Польше слово "еврей" звучит обидно. Все зависит от некоторых рамочных условий.

- Слово "жид" исчезло законодательно или... как?

- Для носителя русского языка это слово стало звучать как оскорбительное обозначение еврея. А поскольку оскорблять людей нехорошо, оно вышло из употребления - сначала в среде российской интеллигенции, затем на уровне быта и нравов. На уровне приличий. В какой момент перестали сморкаться в скатерть? Употреблять слово "жид" - все равно что публично почесывать зад. В начале XX века это было определенно так.

- Перед нашей встречей я пыталась вспомнить, какие еще слова - в обозримом отрезке времени - исчезли из обихода. Например, "товарищ" вытеснил "господина"...

- Со словом "товарищ" все очень непросто. Оно восходит к тюркскому "товар" (имущество). У нас общее стадо - значит, мы товарищи. Потом это слово стало обозначать людей, занимающихся одним родом деятельности: два пастуха в стаде - товарищи. Позже "товарищи" - это со-служивцы. В начале XX века "товарищ" становится партийным обращением - товарищ по партии. (Существовали и другие значения: например, "заместитель". Товарищ прокурора. Или товарищ министра - человек, который вместе с министром выполняет какую-то функцию.) После революции слово вошло в широкое гражданское употребление. Затем, уже при Сталине, были даны разъяснения: "товарищ" не следует произносить наобум - неизвестно, товарищ перед нами или не товарищ. И, скажем, милиционеры начали использовать слово "гражданин" (что, кстати, привело к резкому понижению престижности этого слова). Но в среде носителей русского языка "товарищ" употреблялось без осложняющих партийных значений. По мере того как советский народ осознавал драматизмсвоего положения, многие стали отказываться от этого словоупотребления. Хотя я знал старых интеллигентов, очень достойных людей, для которых "товарищ" было нейтральным обращением.

- Насколько велика роль "верхов" в употреблении того или иного слова?

- Слова ведут себя непредсказуемым образом. Сказать, что власть вообще бессильна что-то сделать со словоупотреблением, мы не можем. Советская власть в этом смысле добилась многого. Какие-то слова оказались под запретом, их вычеркнули, но потом они опять всплыли.

- Как то?

- Да что угодно. Хоть "господин". Другое дело, что не стоит говорить "дамы и господа".

- Потому что дамы - тоже господа?

- Совершенно верно. Исторически, этимологически это собирательное слово. Как "сволота", "молодежь"... А что касается способности "верхов" влиять на процесс словоупотребления - решительные меры никогда ни к чему не приводят. Например, Павел I предписал отказаться от слова "гражданин". Ну, не употребляли его какое-то время - потом возродили снова. А Павла, наоборот, убили.

- Есть версия, что, поднимая вопрос о запрете слов "евро" и "доллар", Общественная палата и депутаты работают на публику, которая день ото дня проникается антиамериканскими, антизападными настроениями. Не замечали такой тенденции?

- Тенденция, разумеется, есть. Слишком громко слышны всякие голоса во множестве вариантов. "Американцы - гады, Запад хочет задавить Россию". Но, ребята, кто такие американцы? Что вы называете Западом? Грецию? Португалию? Германию? Это очень разные страны, а нам пытаются втюхать, будто главное противопоставление - противопоставление России и остального мира. Оно ужасно тупое: я - и остальная сволочь.

- То же самое было при Сталине...

- Именно при Сталине это и стало раздуваться. К середине 30-х годов Сталин и его окружение пришли к идее, так сказать, реставрации. Были отвергнуты идеалы революционного аскетизма, и, как принято говорить, "партийная элита погрязла в наслаждениях и пороках". В 37-м году, сразу после Конституции, стала популярной песня: "Можно быть комсомольцем ретивым и весною вздыхать на луну. Можно галстук носить очень пестрый и быть в шахте Героем труда".

- Слышала! "Потому что сейчас каждый молод у нас, в нашей юной, прекрасной стране..."

- Соответственно, появились продуктовые магазины высшей категории, которым придумали имя - "гастроном". Оказалось реабилитированным слово "офицер", вернулись погоны, лампасы - вся "бывшая" атрибутика. Пограничники - бойцы на переднем крае борьбы за мировую революцию - сменяются образом пограничника ВОХРа. Стража. Скажем, в песнях 20 - 30-х годов пограничники постоянно воюют ("В эту ночь решили самураи перейти границу у реки"), все очерки, вся детская литература - это бой, схватка. А со второй половины 30-х годов возникает герой Карацупа, который на пару со своим верным псом Индусом охраняет мирный сон советских людей. Любая гражданская активность с этого момента была запрещена. (Представьте, что в 60 - 70-е годы советский человек вышел бы с плакатом "Да здравствует Брежнев!". Его повязали бы точно так же, как если бы он нес плакат "Долой!". Потому что не положено, не лезь.) Кстати, в начале 50-х, когда у нас случилась дружба с Индией, всех Индусов посмертно переименовали в Ингусов - политические условия привели к изменению слова. На самом деле это происходило во всем. Стали пропагандироваться старые формы вежливости, и прочая, и прочая. Такая вот ползучая контрреволюция сталинской эпохи.

Мировая революция подразумевала интернационализм. А в конце 30-х годов с интернационализмом было покончено. "Русский народ - самый великий". И хотя все эти цари не очень хорошие люди, но Иван Грозный и Петр I не лишены национального обаяния. Во всяком случае они лучше, чем "их" Генрихи VIII и Людовики XIV, - уже потому, что русские. В слове "русский" появилось раскатистое "р", которое стало использоваться для своего рода устрашения. До поры до времени это все подогревалось подспудно - были запрещены открытые формы национальной нетерпимости и так далее. Крышку открыли, оно и рвануло. Так что истоки современной ксенофобии - конечно, в сталинской эпохе.

- Вроде тогда же исчезли "голкиперы" и появились "вратари". Причина?

- Та же самая. Вдруг выяснилось, что футбол - национальная русская игра. Пришлось затемнять английские корни: голкипер - вратарь, бек - защитник, офсайт - положение вне игры...

- Это внедрялось "законодателем"?

- Верховный Совет такого закона не принимал, но циркуляры подобного рода рассылались. Вообще все переименовывали - кинотеатры, рестораны. "Норд" стал "Севером", "Люкс" - "Светом". Но интересно, что на уровне разговорных номинаций многое сохранялось. Футболисты не забывали слова "корнер" и слова "офсайт". "Голкипер" так и не прижился по-настоящему - он присутствует как "высокий" вариант слова. Никуда не делось слово "пенальти", хотя есть "одиннадцатиметровый"... Гандбол переименовали в ручной мяч - тогда. Потом, как только нравы стали чуть более либеральными, его опять назвали гандболом.

- Что же получается? Попытка запретить слова "доллар" и "евро" - абсолютно точный знак, что эта дрянь снова лезет наружу?

- Минуточку! Доллар - он доллар и есть. Нельзя сказать, что по-русски это будет "рубль". А там происходили именно такие замены. Здесь вопрос немножко другой. Если мы все оцениваем в долларах и в евро, то тем самым вроде как помещаем себя в "не наш" контекст. А что в этом, извините, плохого? Надеюсь, пройдет время, и мы будем пользоваться той же валютой, что и Европа. И выигрыша, который мы получим, оттого что станем частью международного экономического пространства, гораздо больше, чем наши локальные поражения. Нас ведь не очень расстраивает отсутствие в современном быту бояр... Хотя некоторые люди тоскуют по тем временам. Когда, допустим, Андрей Кончаловский говорит, что русский народ не созрел для свободы, я сразу думаю: это ты мечтаешь о михалковских крепостных, голубчик. Сейчас у нас каждый второй - граф по родословной, или князь, или что-то еще в том же роде. Все - дворяне, Ванька Жуков потомства не оставил...

- Предлагаю от политики и патетики вернуться к нашим лингвистическим баранам. Как вы думаете, почему слово "олигарх" из разряда нейтрально-иностранных перекочевало в отечественные ругательства?

- У каждого слова есть побочное значение, которое лингвисты называют коннотацией. Если все время употреблять одно слово в соседстве с другим, в его значении что-то меняется. Например, когда мы говорили "провинция", "провинциальный", то очень часто в контексте появлялось слово "театр". И, соответственно, у слова "провинция" есть немножко театральный оттенок. Так вот, если мы постоянно произносим слово "олигарх" в сочетании с еврейскими фамилиями, это внушает потребителю информации совершенно определенные умонастроения.

- Значит, все-таки прав вице-спикер - слово работает на уровне подсознания?

- Не знаю, сознание это или подсознание - я не психолог. Вообще считаю психологию... не лженаукой, конечно, но (если речь не идет о медицинской психологии) очень рыхлой, ни к чему не обязывающей областью знания. Я говорю о языке. Когда мы употребляем слово, оно вызывает определенные ассоциации. Допустим, при слове "подстаканник" у нас в сознании сразу возникает железнодорожный вагон. Или представление о том, что это "мужской" предмет, - во многих домах мужчины пьют чай с подстаканниками. Это некое объективное явление. Но "доллар" и "евро" - абсолютно нормальные технические термины. Вряд ли у кого-нибудь слово "доллар" ассоциируется с образом старых советских карикатур - дядя Сэм, на цилиндре нарисован значок доллара.

- Иначе говоря, "долларовый" законопроект - глупость?

- Я никогда не буду покупать нефть баррелями - ни за доллары, ни за рубли. На международных биржах ее цена исчисляется в долларах - ну и пусть себе исчисляется. У Общественной палаты тысячи разных проблем, и вдруг она упирается в эту - на мой взгляд, 158-ю. Вместо обсуждения серьезных вопросов хватается за магическое действие: перестанем называть такое-то слово, и у нас расцветут все цветы... Когда-то Екатерина переименовала Яик в Урал, чтобы истребить память о Пугачевщине. Тоже магическое действие: поменяю имя - поменяю судьбу. Да, психологически в этом что-то есть. Но, я уже сказал, психология - штука неопределенная.

Елена Евграфова

По долгам их узнаете их что делать, если банк не хочет давать кредит?  »
Юридические статьи »
Читайте также