Ангел с одним крылом

Тихое слово "уважение" все реже употребляется в политическом лексиконе. Сегодня на пике популярности другие слова и понятия. Национальный проект, стратегическое развитие, социальная ответственность, инвестиционная политика - обо всем этом трещат телеканалы, гремят радиостанции, твердят газеты. Какое там "уважение"? К кому? Зачем?

Между тем в уважении нуждаются не только люди. В уважении нуждается Россия. Вот и президент страны Владимир Путин в послании Федеральному собранию (где речи об уважении особо не было) не преминул все-таки вставить: "Переезжающие в Россию люди должны с уважением относиться к российской культуре, к нашим национальным традициям". После этой фразы последовали аплодисменты.

К аплодисментам можем присоединиться и мы, петербуржцы. Как нуждается сегодня в уважении наш город, празднующий свою 303-ю весну!

Прибывший из Москвы нефтяной и строительный магнат Шалва Чигиринский приобрел петербургский "Пассаж". Уроженец солнечного Кутаиси вложил в эту сделку миллионы долларов и готов вкладывать деньги дальше. Спасибо, господин Чигиринский!

Только вот какая случилась закавыка: "Пассаж" достался дорогому инвестору неполноценный. Без хвостика, что ли. К своему изумлению господин нефтяник узнал, что в здании кроме магазина находится театр. А зачем образцовому торговому заведению какие-то подмостки? Театр - это хлопоты, это праздношатающаяся публика, это "съеденные" квадратные метры, наконец.

"Узел надо развязать", - твердо заявил магнат. Магазину нужен полноценный выход на Итальянскую улицу, а театру - новое место.

Вы сказали, Комиссаржевская? А кто это такая?

Заехавший к нам из Москвы кинопродюсер Марк Рудинштейн решил устроить грандиозный кинофестиваль на Дворцовой площади. Уроженец солнечной Одессы готов инвестировать в проект собственные средства, и солидные. Одна только беда: площадь оказалась, как бы сказать это поточнее, с обременениями. Слишком многие петербуржцы возмутились перспективой лицезреть громадные современные палатки внутри всемирно известного ансамбля.

Критику Марк Григорьевич вынес стойко. Он, очевидно, понимал: инвесторам у нас всегда почет. И правда: в коридорах Смольного принято решение, что фестивалю на Дворцовой быть!

Ансамбль, говорите? Песни и пляски? Как это понять - архитектурный?

Автор этих строк не против инвесторов. Уверен, что даже оппоненты Рудинштейна - за инвестиции. Но одна просьба к уважаемым гостям города: уважайте Петербург! Это особый город, совсем не похожий на солнечные Кутаиси и Одессу. Здесь мало солнца и много открытых пространств, мало ярких красок и много сдержанности. Здесь давно сложились свои правила поведения и свои традиции.

Господин Чигиринский мог бы и заранее проведать, что в здании "Пассажа" с царских времен работает театральный зал. И на сцене его, к слову сказать, выступала не только Вера Комиссаржевская. Здесь ставились и оперетты, и даже легкомысленные фарсы наподобие "999 рогоносцев".

Господин Рудинштейн мог бы заранее выяснить, что такое Дворцовая площадь и как относятся к ней горожане. А заодно подумать - впишутся ли огромные палатки в единственный в мире ансамбль, созданный Карлом Росси.

Не помешало бы уважение к Петербургу и господам архитекторам, активно уродующим сейчас город. Стеклянная стена за Казанским собором, "Монблан" на Выборгской стороне, ужасающий монстр над Владимирской площадью... Похоже, их создателей ничуть не волновало, впишутся ли новые постройки в старые петербургские кварталы.

А как можно было превратить петербургские по своему духу Большую Московскую и Малую Садовую улицы в затейливые выставки разного рода оригинальностей? Их создатель госпожа Канунникова (ныне главный смольнинский специалист по городским ландшафтам) будто слоников выставила в ряд на каминной полке. К ее творениям особенно применимы слова скульптора Дмитрия Каминкера, недавнего гостя нашей редакции: "Люди грамотные, но выросшие в другом месте, воспринимают это пространство как пустоту, которую надо непременно чем-то заполнить. Стоит красивый дом, рядом еще один, между ними можно еще что-то воткнуть. Это все равно что в музыке паузы заполнить нотами".

Не знаю, откровенно сказать, где выросла госпожа Канунникова, но к петербургским традициям она явно глуховата.

Но, может быть, потому богатые мира сего, а вместе с ними и некоторые мастера культуры так мало уважают Петербург и его традиции, что им это позволяют жители города? Слишком уж спокойно реагируют горожане на весь этот натиск! Да и сами граждане северной столицы, что греха таить, не всегда уважительны к своему городу. Кто рисует граффити на стенах старинных домов, кто выкапывает из клумб цветы вместе с корнями, кто ставит автомашины на газоны и бросает на мостовую бесчисленные окурки и бумажки? Это ведь не приезжие бродят по улицам с лопатками и баллончиками краски, это петербуржцы, причем самых разных поколений. Цветы с клумбы выкапывает для своей дачи бабушка, а рисует на стенах внук...

Мы бываем счастливы, только чувствуя, что нас уважают. Это не я сказал, это прославленный француз Блез Паскаль. Он говорил о людях и еще триста с лишним лет назад прекрасно понимал: никакие общественные блага, никакие повышенные доходы уважения не заменят. Случайно ли столь благодарно восприняли ветераны войны поздравительные письма к 9 Мая от президента России?

Вот и городу никакие инвестиции, никакие амбициозные проекты не заменят уважения. Потому что уважение - это в первую очередь стремление понять и принять. И только на этой основе возможно плодотворное развитие. Движение вперед, которое не нанесет ущерба тому, что накоплено веками.

303 года назад на невских берегах был основан наш любимый и неповторимый Санкт-Петербург.

Давайте уважать его. Любовь без уважения далеко не идет и высоко не поднимается: это ангел с одним крылом. Так другой француз сказал, Александр Дюма.

Дмитрий Шерих

Ковровая дорожка или полоса препятствий Хитрости творцов нового закона могут дать через полтора года непредсказуемый итог выборов в ЗакС  »
Юридические статьи »
Читайте также