Причалы смерти

Незадолго до гибели от пули снайпера председатель Санкт-Петербургсного комитета по управлению городским имуществом Михаил Маневич пытался разобраться с конфликтом вокруг приватизации Петербургского морского порта. Восемью годами позже, отправляясь в свей последний отпуск, директор Кировского завода Петр Семененко решал вопрос о строительстве морского перегрузочного терминала. Лица, добивавшиеся от них определенных решений, не собираются отказываться от своих планов. Теперь их взоры обращены к Мореному рыбному порту Петербурга. В этом случае в числе следующих жертв могут оказаться руководители организаций, арендующих его причалы. город же рискует получить катастрофу, сравнимую с чернобыльской, плюс "почетный" титул контрабандной столицы России.

Наступление рыбных Чубайсов

В прошлой статье, посвященной конфликту между Федеральным государственным унитарным предприятием "Государственная администрация Морского рыбного порта" и арендующими причалы бизнесменами, наша газета сравнила чиновников администрации с управдомом из "Бриллиантовой руки". Той самой, что угрожала отключить газ нежелающим покупать лотерейные билеты ("Суета вокруг рыбных причалов". "Версия в Питере", N31, 2005).

Как оказалось, газета попала в точку. После того как транспортная прокуратура убедительно попросила администрацию отказаться от парализующей работу порта внеплановой проверки технического состояния причалов, тактика "держателей" административного ресурса резко изменилась. Видимо, вдохновленные примером как героини Нонны Мордюковой, так и всенародно любимого Чубайса, наши герои начали терроризировать арендаторов, регулярно отключая им электричество.

Началось все 19 июля. Согласно актам, подписанным пострадавшими сотрудниками ООО "Морской рыбный порт" и ООО "Ромисс", в этот день в 19.30 на портальных кранах N5 и N10, а также в здании управления порта без предупреждения отключили электричество. Напряжение в сети отсутствовало полтора часа, в результате лишь прямые убытки от прерванной разгрузки составили 36 412 рублей.

Одновременно оказались обесточены системы компьютерного управления, связи и таможенного видеонаблюдения, охранное освещение по периметру и причалам, а также системы жизнеобеспечения, пограничная и санитарная службы и, наконец, система радиационного контроля "Янтарь" (по нашим сведениям - по всему морскому порту). Как известно, именно "Янтарь" является одним из основных элементов антитеррористических мер, регламентируемых Международным кодексом по охране судов и портовых средств.

Все это могло изрядно облегчить жизнь местному ворью. Я совершенно не удивлюсь, если кое-кто был заранее предупрежден и воспользовался временной слепотой видеокамер на полную катушку. Радует лишь, что у соратников Басаева в эти дни были другие планы.

Лишь с помощью срочно вызванных сотрудников милиции удалось восстановить подачу электропитания, но 9 августа все повторилось. На этот раз в середине рабочего дня, отчего грузчикам с трудом удалось избежать аварии. Следующее отключение состоялось 13 августа. Когда же Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области 17 августа запретил "рыбной администрации "совершать действия, направленные на прекращение осуществления хозяйственной деятельности ООО "Морской рыбный порт" на причалах NN1-6", ток вырубили окончательно.

Теперь отключенным приходится работать на арендованных дизель-генераторах, ждать, какую поганку им устроят в следующий раз, и бороться с регулярно зависающей компьютерной сетью. Поскольку дизель-генераторы дают периодическое падение напряжения, связанное с их обслуживанием, компьютеры немедленно прекращают работать, и зачастую с потерей информации. Не сегодня-завтра придется отключать и воду. На очистные сооружение энергии хронически не хватает, цикл их работы нарушен, и в любой момент в акваторию может вылиться самая непотребная гадость.

Заодно досталось и рыбоконсервному заводу ("Продуктовые терминалы"), в результате чего 150 человек остались без работы. Отключение едва не привело к катастрофе. В остановленных холодильниках находилось 2800 литров аммиака, который запросто мог рвануть. А постоянно дующие от Финского залива ветры с гарантией загнали бы ядовитое облако вплоть до Невского проспекта. Людей пришлось срочно эвакуировать и сообщать о случившемся в МЧС.

Поскольку из акта о событиях 19 июля следует, что отключением руководил главный энергетик ООО "Рыбообрабатывающий комбинат N1" АЛ Хохлов, есть соблазн увидеть в происходящем интересы именно этой фирмы (тем более что нынешний глава ФГУП "Государственная морская администрация Рыбного порта" А.Е. Андреев ранее работал заместителем руководителя данного предприятия). В прошлой статье мы выдвигали именно эту версию. Предполагалось, что за "наездом" на портовиков стоит главный акционер комбината - Европейский банк реконструкции и развития, желающий вытеснить из порта российских рыбаков в пользу эстонских и финских. Но оказалось, что дело может обстоять куда страшнее.

Первый класс опасности

На первый взгляд, срыв совместного проекта ОАО "Кировский завод", ЗАО "Холдинговая компания "Гранд" и ЗАО "Санкор-Москва" по строительству нефтяного терминала казался совершенно неожиданным. Официальная информация представителей Кировского завода о невыполнении партнерами своих обязательств, скорее всего, соответствовала действительности, но причины подобного поведения остались за кадром.

Вряд ли опытные бизнесмены стали бы затевать столь серьезный проект, не имея необходимых средств. Может быть, просчитав планируемые доходы, они сочли овчинку не стоящей выделки? Но ОАО "Кировский завод" не отказалось от строительства терминала и без проблем нашло нового инвестора - ООО "ТрансБункерСПб". Значит, это все-таки обещало оказаться прибыльным.

Возможно, суть проблемы в грузе, который планировалось переваливать через терминал. Первоначально речь шла о веществах, относящихся к третьей категории опасности, прежде всего химических удобрениях Но неожиданно появилась информация, что едва ли не на следующий день после запуска терминала на его территории могут оказаться грузы второй и даже первой категории опасности, причем какие - никому толком не известно. Может, взрывчатка, а может, и что-то радиоактивное.

Когда же выяснилось, что разрешение на доставку подобных "подарков" получить весьма проблематично, масштабы проекта изрядно снизились. Планируемый объем перевала грузов упал с 1,8-2,2 миллиона тонн до 400 тысяч, а между партнерами явно пробежала черная кошка.

По слухам, директор Кировского завода был весьма удивлен планами перегрузки ядовитой заразы и в достаточно жесткой форме потребовал объяснений. В свою очередь, ему якобы предложили не соваться куда не следует, заявив, что наверху проблему все равно решат. "Мы ж тебе выделяем положенную долю?! - вроде бы спросила Петра Георгиевича некая мрачная личность. - Вот и сиди тихо, а что мы будем грузить - удобрения или спертые из Ирака газы Саддама Хусейна - не твое дело!" Разумеется, за пределы кабинета этот разговор не вышел, но напряжение вокруг проекта стало изрядно нарастать, а завершилось все разрывом договора и почти немедленным появлением нового инвестора.

А потом бодрый и полный творческих планов Петр Семененко погиб, "случайно" выпав с расположенного на 15-м этаже надежно огражденного балкона собственного санатория "Белые ночи" в Сочи. Что он там делал в два часа ночи - никому не известно, но есть сведения, что влиятельные персоны, рассчитывающие на доходы с терминала, затаили на директора немалую злобу.

Что же касается особо опасных грузов, то их, по имеющейся информации, планируется доставлять через те самые рыбные причалы, откуда так рьяно вытесняют нынешних арендаторов. То-то обрадуются питерцы, когда вместо вкусных трески да камбалы у них под носом складируют несколько десятков тонн тротила, пару сотен неуправляемых ракет или небольшой контейнер с оружейным плутонием!

Кстати, особо примечательна позиция уже упоминавшегося ООО "Рыбообрабатывающий комбинат N1". Почему-то именно эта фирма настойчиво, вплоть до обращения в суд, добивается беспрепятственного, то есть фактически бесконтрольного со стороны охраны, прохода на территорию порта.

Тайны лишних акций

О скандалах вокруг приватизации питерского порта, в которой активно участвовали Михаил Маневич, Григорий Томчин и другие видные реформаторы из команды Чубайса, написаны уже целые тома. Но поскольку вся честная компания уже давно фактически неприкасаема для правоохранительных органов, все старания журналистон оказались тщетными.

Уверен, что цифры и факты, которые я привел ниже, тоже никого не взволнуют. Ну, подумаешь обнаружил исполнительный директор по продаже акций и фондовому рынку П.М. Лансков, что номинальная стоимость 49% акций порта указана в 90 779 000 рублей вместо действительных 153 370 ООО "деревянных", - так это сущая ерунда! Почему бы не дать хорошим людям возможность сэкономить шестьдесят "лимонов"? (Особенно если сэкономившие откатят положенную долю.)

Или выяснилось, что количество реализованных по закрытой подписке акций официально превосходит количество выпущенных на 655 штучек, а неофициально вообще бог знает на сколько! Тоже фигня! Вдруг, несмотря на все ухищрения, тот, кто не надо, получил достаточно весомый пакет и будет претендовать на управление портом? А тут наши люди как раз "лишнее" и предъявят, тем самым лишив супостатов блокирующего пакета.

Важно, что проигравшая сторона вряд ли была довольна такими шалостями, и биография Маневича завершилась печально. Очевидно, действия Михаила Владиславовича сорвали столь глобальные планы, что влиятельные лица, их строившие, пошли на чрезвычайные меры.

Смерть талантливого экономиста и подававшего большие надежды государственного деятеля стоит в ряду трагической закономерности. Не "сработавший" "административный ресурс" цинично заменяли как отработанный хлам. Кроме Маневича можно вспомнить капитана Морского порта Михаила Синельникова, главного санитарного врача Северо-Западного региона Владимира Козодоя, председателя совета директоров Балтийского морского пароходства Ивана Лущинского и многих, многих других, имеющих отношение к морским воротам города.

По некоторым данным, Михаил Владиславович мог считать себя в относительной безопасности поскольку имел много интересных материалов про опасных претендентов на порт. И якобы бумаги эти хранились в лондонском банке, куда их положил скромный пожилой еврей, обладающий крайне редким отчеством (его папа был назван в честь знаменитого раввина, замученного римскими оккупантами). Но если тут и есть доля правды, подобных мер предосторожности оказалось явно недостаточно

Впрочем, чего ждать от Маневича? Он был всего лишь опытный приватизатор, но никак не специалист по безопасности. А вот те, кто за эту безопасность отвечают, откровенно прошляпили, да и сейчас вряд ли контролируют ситуацию как должно. Это касается и милиции с ФСБ (налицо срыв антитеррористических мероприятий), и главы Федерального агентства по рыболовству Станислава Ильясова (действия именно его подчиненного сейчас оспаривают в суде).

Разумеется, не могут остаться в стороне и питерская администрация с Северо-Западным полпредством. В конце концов, разборки вокруг причалов проходят на территории, за которую среди прочих отвечают Валентина Матвиенко и Илья Клебанов. Очень не хочется наблюдать, как они позируют перед телекамерами на фоне героических бойцов Шойгу, разбирающих завалы от очередной катастрофы.

Версия Павла Ковригина

Большинство северодвинских пенсионеров не в состоянии заплатить за межевание дачных участков.  »
Юридические статьи »
Читайте также