Игра без правил

Решение администрации Петербурга ликвидировать торговлю на остановках общественного транспорта абсурдно. Оно не решит ни одной из заявленных задач, но разрушит весьма успешный сектор малого бизнеса и лишит работы несколько тысяч горожан

Основная масса нынешних торговых павильонов на остановках общественного транспорта появилась в Петербурге в начале 2003 года, в преддверии празднования 300-летия города. Владелец торговой точки приобретал павильон в собственность (его стоимость - около 10 тыс. долларов), а также заключал с территориальным подразделением Комитета по управлению городским имуществом (КУГИ) Санкт-Петербурга договор на право аренды земельного участка на остановке. Сроки договоров аренды различны, но, как правило, находятся в пределах от года до трех лет.

Три причины одного решения

Первые сигналы о том, что в городе готовится реконструкция остановочных павильонов, стали поступать из Смольного еще летом. Правда, тогда речь шла о замене лишь тех павильонов, в которых нарушаются правила торговли либо санитарно-гигиенические нормы (около 800 из 3 тыс. павильонов). Однако 5 октября из-под пера губернатора Валентины Матвиенко вышел весьма невнятный документ - протокол (не постановление) правительства N31, предписывающий главам районных администраций не продлевать договоры земельной аренды с владельцами остановочных павильонов. Как это часто бывает, подчиненные губернатора, видимо, желая выслужиться, перестарались. Районные администрации начали в массовом порядке рассылать предпринимателям уведомления о приостановке продления, а многим - и о досрочном расторжении договоров аренды. Причем, как правило, взамен ничего не предлагалось. Ситуация стала накаляться. 1 ноября владельцы торговых точек провели у Смольного митинг протеста.

По стечению обстоятельств вечером того же дня Валентина Матвиенко проводила заседание Общественного совета по малому предпринимательству, где изложила причины, по которым торговля на остановках должна быть свернута. Основных причин три - необходимость противодействовать терроризму, улучшать эстетический вид города и бороться с антисанитарией. Губернатор сослалась также на многочисленные обращения горожан, требующих наведения порядка на остановках, особенно в ночные часы. Одновременно Матвиенко поручила главам районных администраций "не выходить за пределы правового поля" и подыскать предпринимателям другие участки для ведения бизнеса.

Остановочные же павильоны, по планам администрации, будут находиться не в частной, а в городской собственности и передаваться в управление рекламным агентствам. Городской центр размещения рекламы уже провел предварительный мониторинг настроений участников рекламного рынка и выяснил, что две крупные компании готовы участвовать в проекте. "Москву в рамках антитеррора буквально за две недели очистили от ларьков, - сказала Валентина Матвиенко. - А мы поступили более гуманно, сказали: уважаемые господа, павильонов на остановках быть не может! Но нас теперь за нашу гуманность еще и упрекают, и митингами пугают".

Доводы неубедительны

Приводя в пример столичный опыт, губернатор Петербурга явно погорячилась. Никакой тотальной "очистки от ларьков" в Москве не проводилось - Валентине Ивановне, часто бывающей в столице, легко в этом убедиться, достаточно лишь выглянуть из окна автомобиля. Остановочная торговля цветет там пышным цветом, а наш источник в администрации одного из московских округов утверждает, что не существует даже соответствующего решения мэрии. В качестве антитеррористической меры дано указание лишь отодвинуть ларечную торговлю на 25 м от станций метрополитена. Заметим - только отодвинуть, но не ликвидировать.

"Решение о запрете торговли на остановках имеет такое же отношение к борьбе с терроризмом, как отмена прямых губернаторских выборов, - отмечает владелец одного из остановочных павильонов в Выборгском районе Петербурга. - Даже наоборот: если сейчас продавец ларька в случае замеченного правонарушения как минимум позвонит в милицию, то вскоре следить за остановками станет некому". (Примечательно, что первые высказывания председателя Комитета по печати и взаимодействию со СМИ Аллы Маниловой о смене ориентации остановок с торговой на рекламную появились в июле - задолго до кровавых событий в Северной Осетии, явившихся поводом для активизации антитеррористической активности российских властей. Поэтому предприниматели имеют основания полагать, что Смольный взял на вооружение опыт не московской мэрии, а Кремля, использующего антитеррористическую риторику в качестве обоснования решений, принятых давно и под влиянием совсем иных соображений.)

Второй довод губернатора - улучшение эстетического вида города - также не слишком убедителен. По замыслу авторов идеи замены павильонов, остановка должна быть в первую очередь не торговой точкой, а удобным местом для ожидания с подробной информацией о маршрутах городского транспорта и интервалах его движения. "Мы обязались достичь европейских стандартов качества жизни и потому должны придерживаться принятых в Европе правил, - говорит заместитель председателя Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ) петербургской администрации Екатерина Голоулина. - Вы где-нибудь в Европе видели, чтобы на остановках что-нибудь продавали? Они не для этого существуют. Там пассажиры должны ожидать транспорта. А нашим пассажирам зачастую даже присесть негде - скамейки заняты выпивающими гражданами, а некоторые остановки по вечерам превращаются в притоны и бомжатники".

Между тем, например, в Вене торговля на остановках развита даже больше, чем в Петербурге. Помимо торговых павильонов, являющихся частью остановочных комплексов (в точности как у нас), в австрийской столице можно видеть многочисленные ларьки, торгующие прессой, напитками, сигаретами, шавермой, хот-догами и т.п. Причем заметим - в непосредственной близости от остановок. Хотя, конечно, там не так заметны подвыпившие граждане, мешающие пассажирам.

Для Петербурга эта проблема действительно актуальна. Предприниматели подтверждают, что в темное время суток многие остановочные комплексы становятся местом повышенной опасности, в том числе и для продавцов. Однако совершенно очевидно, что закрытие ларьков ничего не изменит - граждане купят алкоголь в ближайшем ночном магазине и придут распивать его на ту же остановку, если больше некуда. Точно так же никуда не денутся и бомжи. Для решения этих проблем нужно искать более эффективные рецепты. Например, развивать сеть рюмочных, распивочных и т.п. Тем более что запрет распития пива на улице все равно потребует этим заниматься.

Что касается использования остановок для размещения рекламы, то предприниматели уверены, что эту идею можно осуществить без ликвидации торговли. "Ларечники готовы на все, что предложит администрация, - на установку информационных щитов, размещение в павильонах рекламы. Мы просим власти: вы сформулируйте четко требования, и мы их выполним. Но никто не хочет ничего даже обсуждать", - подчеркивает президент Санкт-Петербургского союза предпринимателей Роман Пастухов.

Не слишком корректен и третий довод губернатора - о нарушении санитарных и торговых норм. С одной стороны, ларечный бизнес в этом смысле действительно очень уязвим: нередки случаи торговли водкой "из-под полы", отсутствия сертификатов на товары и санитарных книжек у продавцов, продажи продукции с просроченным сроком годности. Однако эта беда характерна вообще для мелкой розницы - не только остановочных ларьков, но и любых других, которых в городе множество в самых разных местах. Да и не только ларьков, но и магазинов. Так что ликвидация остановочных ларьков торговлю не оздоровит. К тому же такой способ решения проблемы чреват опасностью "выплеснуть с водой и ребенка" - ведь никому не приходит в голову остановить в России добычу нефти лишь потому, что крупнейшая компания отрасли обвиняется в налоговых нарушениях.

По понятиям

По словам вице-губернатора Петербурга Михаила Осеевского, городские власти не уничтожают ларечный бизнес, а лишь хотят отодвинуть его от мест остановки общественного транспорта. "Остановка должна быть остановкой, а торговля - торговлей. Я понимаю, что сладко зарабатывать на таком пассажиропотоке, но содержание остановок общественного транспорта и возможность торговли там - предмет регулирования властей, наша вотчина. Поэтому при приближении окончания срока аренды будем предлагать предпринимателям другие варианты. Но единой формулы для всех не существует, к каждому случаю надо подходить отдельно", - говорит вице-губернатор.

Однако процесс очищения города от ларьков идет совсем по иному сценарию, чем заявляют в Смольном. Уведомления о расторжении договоров аренды получают не только владельцы павильонов на остановках, но и соседних - тех, что торгуют цветами, хлебом и другими товарами. Забеспокоились владельцы киосков в подземных переходах: заместитель председателя КЭРППиТ Сергей Зимин заявил, что готовятся решения и о "наведении порядка" под землей. Уже известны первые случаи отключения электричества у несогласных с решением властей, проведены рейды налоговой и торговой инспекций по ларькам в районе некоторых станций метро, а по телеканалам началось информационное сопровождение "проекта": горожан убеждают, что любой ларечник - как минимум нарушитель правил торговли.

Основная масса договоров предпринимателей с районными КУГИ предусматривает возможность досрочного одностороннего расторжения лишь в случае нарушения первыми правил торговли или положений самого договора. Кроме того, в соответствии с Гражданским кодексом, добросовестный арендатор имеет первоочередное право на заключение с государством нового договора. Представители районных КУГИ, общаясь с предпринимателями, признают слабую правовую основу своих действий, но ссылаются на протокол правительства N31 от 5 октября. Оспорить же этот документ ларечники не могут даже в суде - протокол, по сути, представляет собой лишь внутренний документ администрации. Правда, в суде можно оспорить документальный отказ районных властей от пролонгации договора аренды или уведомление о досрочном расторжении договора. Но в районных администрациях ларечников предупреждают: договор расторгается с декабря, суд доберется до рассмотрения дела в лучшем случае к весне, и, если за это время к вам наведается ОМОН, пеняйте на себя.

Деградация вместо развития

В Санкт-Петербургском союзе предпринимателей не очень рассчитывают и на обеспечение ларечников новыми площадями. "Во-первых, хороших мест в городе не так много, - замечает Роман Пастухов. - Во-вторых, существует масса других ограничений по расположению ларьков, например - их нельзя устанавливать поблизости от школ и других учебных заведений. В-третьих, даже если предприниматель получит новое место для торговой точки, она почти наверняка будет приносить ему меньшую прибыль, чем на остановке. А о компенсации потерь власти даже не заикаются. Поэтому главное наше предложение, переданное губернатору, заключается в том, чтобы каждый случай сноса или переноса ларька обсуждался на специально созданных комиссиях, в состав которых вошли бы представители районных властей и территориальных предпринимательских объединений".

Депутат Госдумы, глава петербургского регионального отделения партии "Развитие предпринимательства" Оксана Дмитриева считает, что подобными действиями Смольный серьезно ухудшает предпринимательский климат. Вместо стимулирования малого бизнеса россияне еще больше от него отвращаются, что ускоряет его деградацию, и без того набирающую обороты в последнее время.

"Мы стремимся сделать экономику более рыночной, а малый бизнес у нас стареет: сейчас всего 2-3% выпускников хотят открыть свое дело, - подчеркивает Дмитриева. - В малом предпринимательстве в основном работают те, кто начинал заниматься этим в 1990-х годах. Приток молодежи очень мал. Да, в Петербурге не идеальная структура малого предпринимательства - оно развито лишь в торговле, общественном питании и сервисе. Несмотря на стремление города создать рабочие места в сфере высоких технологий, малый бизнес в эту сферу не идет - слишком велики риск и срок отдачи вложений. А тут еще даже тем предпринимателям, которые исправно платят аренду, вкладывают средства в обустройство павильонов и прилегающих территорий, говорят: все, идите заниматься другим бизнесом и непонятно где".

Порочная преемственность

История о том, как в Петербурге решили бороться за внешний облик остановок, уже сейчас, задолго до развязки, учит малых предпринимателей не верить либеральным посулам новых обитателей Смольного. При всей красивой риторике ведут они себя, в сущности, так же, как их предшественники. За семь лет губернаторства Владимира Яковлева требования к внешнему виду ларьков менялись трижды, что всякий раз означало новые расходы для предпринимателей. Новая команда городских управленцев держит линию на преемственность власти - по меньшей мере, в непредсказуемости решений. Это вынуждает предпринимателей ориентироваться не на вложения в развитие, а на извлечение сиюминутной прибыли.

Судя по всему, все большую силу в команде Матвиенко набирает та ее часть, которая не собирается заниматься либерализацией экономического климата, а намерена, как и их предшественники в Смольном, делать ставку на олигархов. Эпизоды с выделением "ЛУКОЙЛу" пятен под АЗС, с выбором банков для обслуживания бюджетных депозитов и вот теперь - с передачей остановок от мелких торговцев крупным рекламистам - образуют вполне понятную тенденцию. Во всех этих, а также в массе других случаев власть предпочитает иметь дело с близкими ей и хорошо проверенными крупными бизнес-структурами. До диалога с рядовыми участниками рынка Смольный не снисходит, ограничиваясь объявлением о принятых решениях. Если эта политика окажется доминирующей, результат деятельности команды Валентины Матвиенко предсказуем (см. опыт администрации Яковлева) - в Петербурге не будет ни удвоения ВРП, ни европейских стандартов жизни населения. А будет рост коррупции и продолжение деградации городского хозяйства.

Алексей Клепиков

Игорь Горбенко: "Мы готовы убрать свои автоматы из метро"  »
Юридические статьи »
Читайте также