Межбюджетное размежевание

Безусловным лидером сезона по спорности, временами переходящей в скандальность, стал законопроект о монетаризации льгот. Спор вокруг него настолько громок, что другие законопроекты нынешней затянувшейся весенней сессии нижней палаты принимаются почти в тишине. Хотя среди них есть и такие, к которым главы многих субъектов отнеслись даже с большей настороженностью и тревогой, чем к монетаризации.

Это закон "О внесении изменений в Бюджетный кодекс РФ в части регулирования межбюджетных отношений".

Законопроект в первом чтении был принят 2 июля. До следующего обсуждения оставался целый месяц, который ушел не на уличные выступления (как было в случае со льготами), а на демарши губернаторов. Сначала тринадцать глав регионов Дальневосточного края написали руководству страны непривычно резкое по нынешним временам письмо. В нем говорилось, что новый закон "не оставляет за субъектами властных полномочий и ресурсов, необходимых для управления территориями и обеспечения жизнедеятельности населения", и даже следовал мрачный прогноз о "прогнозируемой миграции населения с Дальнего Востока и Забайкалья". Правда, от трагического до смешного - один шаг. Позже некоторые главы регионов отреклись от письма под разными предлогами: кто-то "не был своевременно информирован о содержании письма", а кто-то оказался в командировке... Пришло другое критическое письмо, правда, более мягкое по содержанию, полностью лишенное "катастрофических" прогнозов, от руководителей ряда самых богатых регионов страны. Некоторые из них впоследствии также опровергли свое отношение к этому письму.

Согласие или опровержение, но если взглянуть объективно, то изменения в Бюджетном кодексе действительно серьезно затронули субъекты РФ. Большинство полномочий, ранее принадлежащих им, передаются федеральному центру, в том числе лесные платежи, водный налог и многие полномочия, связанные с разработкой недр. К примеру, налог на добычу полезных ископаемых будет приносить в бюджет "сырьевых" регионов на 5 процентов меньше дохода. Меньше денег поступит и в бюджеты Москвы и Санкт-Петербурга.

Впрочем, эти соображения, как и при большинстве других думских голосований, имели значение лишь для коммунистов и одномандатников. "За" проголосовали 335 депутатов, "против" - 95. Учитывая, что именно второе чтение является решающим для внесения основных поправок, уже сейчас можно составить представление о том, как межбюджетные отношения будут отрегулированы в окончательном виде. И это представление явно не в пользу многих регионов.

Хватит ли средств на "революцию"?

Закон "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" стал для депутатов Государственной думы приятной возможностью отдохнуть от дискуссий и споров. Спорить было не о чем, законопроект во втором и третьем чтениях одновременно поддержали 418 депутатов.

Еще недавно потерпевшие и свидетели пользовались даже худшим статусом, чем обвиняемые: последние могли не свидетельствовать против себя, между тем как пострадавшие и те, кто присутствовал при этом, принуждались к правдивым показаниям буквой закона. Эта норма сохранилась, зато теперь свидетели впервые оказались законодательно защищенными. Если они свидетели по особо опасным делам, то теперь их будут охранять, менять документы, снабжать спецсредствами индивидуальной защиты и оповещениями об опасности, а в особых случаях даже менять место жительства и делать пластические операции. К слову, в США после принятия аналогичного закона им уже воспользовались более 16 тысяч человек.

Прежде охраной свидетелей милиция занималась если не на "общественных началах", то без законодательной базы. В Москве существовал отдел по охране свидетелей. Еще одной весьма распространенной мерой являлся и является отказ судов освободить обвиняемых под залог - чтобы те не могли оказывать давление на свидетелей. Но это когда обвиняемые являются "ньюсмейкерами" федерального масштаба; когда же дело касалось бандитских главарей среднего звена, то отказ свидетелей и потерпевших от показаний в суде считался обычным явлением.

Депутат нижней палаты Николай Ковалев назвал новый закон "революцией, которая совершена в области борьбы с организованной преступностью и с коррупцией". Но именно эта "революция" требует существенного финансового обеспечения; иначе придется мечтать даже об индивидуальных средствах защиты, не говоря уж о пластических операциях. В Италии, к примеру, на защиту свидетелей (в первую очередь на "мафиозных" процессах) уходит шестьдесят миллионов евро в год. Зато там за время существования программы ни один из свидетелей не погиб.

Михаил Логинов

Тринадцать поручений премьер-министра Федеральный центр поддерживает серьезные начинания Смольного  »
Юридические статьи »
Читайте также