С прилетом, мистер айкидо!

Ни с кем не связанный, кроме своего прошлого и своей привычки идти до конца, чуждый пока амбиций новый премьер может попытаться разрушить неэффективную чиновничью армаду, используя ее же силу

За несколько дней, прошедших с момента приземления Михаила Фрадкова в московском аэропорту до его утверждения Госдумой, он успел вчерне наметить ключевые направления своей деятельности на новом посту. Выступая в прошлую пятницу перед парламентариями, Фрадков обозначил основные направления работы своего правительства. Первым и приоритетным станет административная реформа, которой Михаил Фрадков пообещал заняться лично "в самые ближайшие дни". В первую очередь речь идет о кардинальном изменении структуры правительства: теперь она станет трехуровневой и будет включать в себя министерства, федеральные агентства и контрольно-надзорные органы. "Министерства, которых станет значительно меньше, должны будут разрабатывать политику государственного регулирования и вести законотворческую деятельность, - заявил Михаил Фрадков. - Контрольно-надзорные функции должны быть за федеральными службами, а федеральные агентства должны будут выполнять функции оказания государственных услуг. Только так мы сможем исключить коллегиальные, а на деле безликие решения в аппарате правительства".

Правительство Фрадкова будет продолжать налоговую реформу. Первоочередной задачей на этом направлении новый премьер считает снижение ставки единого социального налога, высокий уровень которого препятствует легализации зарплат. "Причиной этого предприятия называют непомерную нагрузку на фонд заработной платы, - отметил новый премьер. - В связи с этим при завершении налоговой реформы необходимо прежде всего снизить ставку ЕСН. Наша базовая цель - мотивирование всех компаний и граждан к полному отражению своих доходов".

Кроме того, по словам Михаила Фрадкова, новое правительство РФ должно будет уделить пристальное внимание реформе местного самоуправления и развитию депрессивных регионов. Новый глава правительства подчеркнул, что речь в данном случае идет не столько о поддержке центра, сколько о "создании стимула на местах для лучшего управления". При этом Фрадков подчеркнул, что правительство и дальше будет проводить жесткую фискальную политику как в сфере госзакупок, так и в бюджетной сфере.

"Новое правительство также должно сделать судебные власти независимыми не только де-юре, но и де-факто", - заявил Михаил Фрадков. - Нормальное развитие государства немыслимо без эффективной судебной системы. То, что иногда разбирательства, особенно между компаниями, длятся месяцами, очень ослабляет участников процесса, а компании несут большие издержки. Это неправильно". Поэтому в ближайшие годы правительство будет обращать особо пристальное внимание на функционирование судебной системы.

Программа, представленная Фрадковым, подтверждает главную характеристику, которую давало ему большинство аналитиков: человек без собственных идей, но прилежный исполнитель. Похоже, именно такую цель перед новым премьером и поставил президент - довести до желаемого результата реформы, начатые кабинетом Михаила Касьянова. А в качестве генератора идей к Фрадкову на должность первого заместителя приставили Александра Жукова, получившего в четвертой Думе должность вице-спикера, а до этого долгие годы работавшего в бюджетном комитете, в том числе и на должности председателя.

Жуков слывет умеренным либералом, хорошо знает финансовую и банковскую систему, к нему хорошо относится отечественный бизнес. Так что при необходимости он может успешно уравновесить склонность нового премьера к жестким административным методам. Да и вообще к жестким решениям, свидетельством чему может служить вся биография Михаила Фрадкова.

С мечтой о ВТО

После окончания в 1981 году Академии внешней торговли Михаил Фрадков с 1984-го по 1988 год занимал должность замначальника управления Государственного комитета по внешнеэкономическим связям СССР, затем был первым заместителем начальника Главного управления координации и регулирования внешнеэкономических операций МВЭС СССР.

В 1991 году он стал заместителем постоянного представителя России при ГАТТ (ныне ВТО) и участником первой переговорной группы по присоединению России к этой организации. К этой же цели он будет стремиться и несколько лет спустя, уже на посту министра внешнеэкономических связей России и на своем последнем допремьерском посту в Брюсселе.

Осенью 1992 года Михаил Фрадков вернулся в Москву и в декабре был назначен на пост заместителя министра внешнеэкономических связей Петра Авена. После отставки Авена, ушедшего из правительства вместе с Егором Гайдаром весной 1993 года, Михаил Фрадков был заместителем нового главы МВЭС Сергея Глазьева. После того как в сентябре 1993 года в отставку ушел и Глазьев, а его место занял Олег Давыдов, Михаила Фрадкова повысили до должности первого заместителя.

После очередной реорганизации правительства, прошедшей в марте 1997 года, Михаил Фрадков был назначен министром внешнеэкономических связей. Важнейшим его решением на посту главы МВЭС стоит считать установление контроля над экспортом вооружений. Еще его предшественник Олег Давыдов добился упразднения в августе 1996 года Государственного комитета по военно-технической политике России. С этого времени именно МВЭС стало получать плату за рассмотрение и выдачу лицензий на экспорт вооружений. Михаил Фрадков летом 1997 года ввел новый "Порядок установления размеров платы за рассмотрение заявлений, оформление и выдачу лицензий на экспорт и импорт продукции, работ и услуг военного назначения и ее взимания", существенно увеличивающий суммы таких платежей. В целом "услуги" МВЭС стали обходиться экспортерам оружия в сумму от 3 до 15% экспортной выручки. Львиная доля этих средств поступала в Централизированный фонд социальной поддержки министерских чиновников.

Получив контроль над оружейным экспортом, глава МВЭС пообещал скорый прорыв российского экспорта на мировые рынки. Но лишь при условии установления режимов свободной торговли, то есть вступления России в ВТО.

Михаил Фрадков стал горячим сторонником присоединения нашей страны к этой организации еще во время работы в Женеве в начале 90-х, и регулирование импорта с целью приведения его к требованиям ВТО стало одним из основных направлений его работы на министерском посту. Так, осенью все того же 1997 года по инициативе МВЭС было принято постановление правительства, главным пунктом которого стало ограничение на изменение ставок таможенных пошлин. Это новшество значительно облегчило бизнес участников внешнеэкономической деятельности, сделав ситуацию более предсказуемой. Правда, не обошлось без казусов - разработчики документа предлагают существенно увеличить пошлины на нефть и некоторые металлы, никогда в Россию не ввозившиеся.

Зато импортные пошлины на текстиль, российские производители которого страдали от наплыва импорта, были снижены. Сейчас можно спорить, какой вклад внесло это решение в печальную судьбу отечественной текстильной промышленности, но оно явно не способствовало выживанию отрасли. Однако это решение не было результатом некомпетентности или самодурства министра внешнеэкономических связей. Просто снижение импортных пошлин на текстиль стало одним из первых практических шагов по вступлению России в ВТО.

Для того чтобы вступление состоялось, Михаил Фрадков сделал, пожалуй, больше, чем кто-либо другой. Так, в 1998 году МВЭС согласилось поэтапно снизить импортные пошлине на промышленные товары до уровня, принятого в ВТО - не более 7%. Правда, делалась оговорка относительно тарифов на сельскохозяйственную продукцию - МВЭС предполагало "добиваться уровня тарифной защиты рынка, адекватного существующему в развитых странах". Через полтора года, уже занимая пост министра торговли РФ, Михаил Фрадков заявил, что вступление в ВТО необходимо для улучшения торгового режима для России, "но Россия не будет добиваться его любой ценой: в частности, мы не готовы пойти на открытие рынка авиационной техники". Собственно говоря, позицию по ВТО, сформулированную именно Фрадковым, по сей день отстаивают в Женеве переговорщики из ведомства Германа Грефа.

Самим же сотрудникам МВЭС правление Михаила Фрадкова запомнилось в первую очередь кадровыми сокращениями: в целях минимизации издержек при нем было закрыто более половины российских торгпредств за рубежом.

Без раскаянья, без пощады

В марте 2001 года Михаил Фрадков возглавил Федеральную службу налоговой полиции. На новом посту он должен был повысить эффективность этой спецслужбы, а с этим дела обстояли из рук вон плохо. Из сотен уголовных дел, возбужденных налоговыми полицейскими, до суда доходили единицы, даже милиция выявляла на порядок больше налоговых правонарушений, чем ФСНП: по итогам 2000 года 88% из них были выявлены органами МВД и только 6,9% - налоговой полицией. При этом в народе ходили разговоры, что для поступления на работу в налоговую полицию в Москве за место рядового опера надо заплатить 10 тысяч долларов.

Став главой ФСНП, Михаил Фрадков первым делом заявил, что он "не собирается перечеркивать все то, что сделали его предшественники", сразу после чего поменял почти всех заместителей директора, оставшихся от предшественников. После двух месяцев работы в новой должности в одном из интервью он сформулировал свое видение роли и функций налоговой полиции: "Стратегическую задачу налоговой полиции я вижу в том, чтобы от выявления и пресечения отдельных преступлений перейти к комплексному правоохранительному воздействию на экономический криминал".

На практике новый подход проявился в проведении масштабных операций, охватывающих целые отрасли экономики: "Лес", "Табак", "Алкоголь". Общероссийская операция "Подснежник", проведенная в мае 2001 года, была направлена на выявление фирм, зарегистрированных на подставных лиц или с использованием подложных документов, операция "Стахановцы" - на борьбу с налоговыми преступлениями экспортеров углеводородного сырья. А были еще "Алхимики", "Антрацит", "Феррум" - только за первый год работы Фрадкова руководителем ФСНП было проведено 14 общероссийских операций. Однако к весомым результатам это не привело: по итогам 2002 года, несмотря на возбуждение 24 тыс. уголовных дел, за налоговые преступления были осуждены лишь 40 человек. Фрадков в своих интервью жаловался на нехватку у полицейских полномочий по возбуждению и ведению уголовных дел. Полномочия налоговой полиции расширили: до Фрадкова ФСНП вела дела по 27 статьям Уголовного кодекса, при нем стала вести по 53, включая незаконное ношение оружия. Но и это не помогло - милиция по-прежнему раскрывала на порядок больше налоговых преступлений, чем специализированная служба, которая по определению должна этим заниматься.

Тогда Фрадков решил, что причиной плохой работы ФСНП является несовершенное законодательство, которое просто не дает возможности налоговым полицейским эффективно работать. Для решения этой проблемы полицейские выдвинули целый пакет предложений по изменению налогового законодательства, из которых основными были два.

Первое из них предусматривало отмену возмещения НДС экспортерам. Взамен предлагалось разрешить экспортерам относить уплаченный НДС на себестоимость продукции.

Второе предложение касалось отмены "деятельного раскаянья" - системы, при которой налогоплательщик мог добиться прекращения уголовного преследования, уплатив в казну полную сумму недоплаченных налогов. "В этом самом деятельном раскаянии, на мой взгляд, и заключается слабость законодательства, - заявил глава ФСНП в одном из интервью. - Те, кто уклоняется от уплаты налогов в крупном и особо крупном размере, такой «льготой» пользоваться не должны".

Апофеозом деятельности Михаила Фрадкова на посту руководителя налоговой полиции стало подписание в январе 2003 года приказа N525 "Об основах организации и формах осуществления в федеральных органах налоговой полиции работы по предупреждению преступлений и правонарушений". Этот документ наделял налоговых полицейских правом проводить "психофизиологические исследования", то есть проводить с применением "детекторов лжи" допросы любого россиянина, который "имеет возможность совершить правонарушение", а также членов его семьи, в том числе и детей, достигших 14 лет. При этом для проведения подобных процедур против человека, официально не являющегося обвиняемым, не требовалось никаких санкций прокурора.

Кроме того, полицейским предписывалось создавать вокруг потенциальных нарушителей налогового законодательства "атмосферу общественной нетерпимости", распространяя порочащую информацию в печати, а также среди их семей и деловых партнеров. Пожалуй, в этом приказе наиболее ярко проявился "профессиональный почерк" Фрадкова - решать поставленную начальством задачу любой ценой, не обращая внимания на "мелочи" типа законных прав бизнеса или конституционных прав гражданина.

11 марта 2003 года президент издал указ об упразднении ФСНП. В июле налоговая полиция была ликвидирована. Ее функции были переданы МВД. В июле же Михаил Фрадков был назначен полномочным представителем России при ЕС.

Человек-невидимка

Именно в прошлом году наметилось резкое охлаждение отношений между Россией и Евросоюзом. Москва научилась выдвигать Брюсселю новые требования и разговаривать с европейскими бюрократами на равных. Однако все, кто соприкасался с г-ном Фрадковым по долгу службы, говорят о том, что редко видели его на публике и еще реже слышали какие-либо заявления из его уст. В целом никто не назвал бы его букой, наоборот, он скорее слыл человеком приятным во всех отношениях, разве что излишне скромным и "нетусовочным".

Затруднения начинают возникать, лишь когда у брюссельских коллег Фрадкова спрашивают, а что, собственно, он сделал, пребывая на своем посту. В ответ брюссельцы впадают в легкое замешательство. По их словам, оказывается, что ничего особенного он там и не делал: бумажки там всякие, делопроизводство... Общее брюссельское мнение о Фрадкове выразил руководитель программ Германского общества внешней политики по России и СНГ Александр Рар: "Буквально за день до назначения Фрадкова премьером, на саммите Россия-ЕС в Берлине, мы между собой как раз говорили о том, что представительство РФ вместе с его главой совершенно удивительное - их не видно и не слышно. А сам Фрадков - это человек-невидимка, который присутствует в Брюсселе незримо и появляется только в случае острой необходимости. Никто не связывает с его присутствием здесь кризис, наступивший в отношениях между ЕС и Россией".

Большинство еврочиновников действительно абсолютно уверены, что охлаждение между Брюсселем и Москвой не имеет ничего общего с таким милым человеком, как Фрадков, а произошло само собой и по естественным причинам. Брюссельские бюрократы даже чувствуют себя польщенными: при всех своих чуть ли не имперских амбициях в действительности их статус в объединенной Европе весьма сомнителен. А тут вчерашнего собрата сделали вторым человеком в его стране. Это означает, что в Москве так высоко ценят диалог с Евросоюзом, что выделяют для этого самые ценные кадры. Возможно, из этих соображений официальные европейские лица всячески воздерживаются от критики в адрес нового российского премьера и дальше рассуждений о его техничности и неамбициозности не заходят.

Бульдозер не страшен

Впрочем, люди, знающие ситуацию изнутри, комментируют "праздное сидение" Фрадкова в Брюсселе в несколько иных тонах. "Михаил Ефимович был отправлен в Брюссель самим президентом с вполне четкой задачей. Он должен был попытаться отыграть позиции России, которые она начала сдавать под натиском ЕС. Частично ему это удалось: ЕС был послан тот самый меморандум, в котором содержались все претензии и пожелания российской стороны, а также заявлена позиция России как сильного игрока, с которым надо считаться. Успех, однако, полным назвать нельзя, так как переговоры о вступлении России в ВТО на данный момент зашли в тупик. Виноват в этом, на мой взгляд, в первую очередь Герман Греф, который их ведет. В отличие от Фрадкова, который мягко стелет, да жестко спать, Герман Оскарович довольно мягкотел и не в состоянии противостоять натиску такого «бульдозера», как еврокоммисар по торговле Паскаль Лами. Имея четкие инструкции из центра «не прогибаться», Греф может только говорить «нет», но переговоры от этого с мертвой точки не сдвигаются", - сказал "Эксперту" один хорошо осведомленный источник.

По его мнению, во Фрадкове в качестве премьера мы обретаем человека, который привык не расписываться в авторстве того дела, которое он делает. Наоборот, будучи довольно жестким менеджером, он дистанцируется от происходящего, предпочитая находиться в тени. Именно поэтому в его личном послужном списке сложно обнаружить свидетельства о каких-либо подвигах. Это качество, являющееся основной добродетелью агентов спецслужб, делает его идеальной кандидатурой на пост премьера, которому предстоит произвести столь болезненную процедуру, как реформа госаппарата.

"Фрадков не связан абсолютно ни с кем и ни с чем. Он свободен от отношений с «семьей», обязательств перед сырьевыми магнатами и даже от связи со службой безопасности. При этом он весьма неглуп, имеет обширный опыт работы в различных сферах и не боится проявлять жесткость. По всей видимости, он является весьма неплохой кандидатурой для места премьера в нынешних обстоятельствах. Я бы даже сказал, что, если сравнить объем компромата, который циркулирует на каждую фигуру во власти, с тем, что было вылито на Фрадкова за последние несколько дней, можно сказать, что это кристально чистый человек", - сказал "Эксперту" один из источников.

В отличие, скажем, от Грефа, Фрадков хорошо знает реальную политическую и экономическую кухню Евросоюза. Не те витринные образы, которыми оперируют сами европейцы и которые широко распространены в российском общественном сознании, а те проблемы, которые не афишируются, но могут иметь серьезные последствия. Именно это знание и поможет сделать диалог с ЕС более продуктивным.

Ольга Власова, Максим Рубченко

Изменения в закон о градостроительстве разработала постоянная комиссия Законодательного собрания СПб по городскому хозяйству  »
Юридические статьи »
Читайте также